Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Cкандал вокруг "Фонда изгнанных немцев"


Эрика Штайнбах, председатель "Союза изгнанных"

Эрика Штайнбах, председатель "Союза изгнанных"

Кирилл Кобрин: В Германии не утихает скандал по поводу высказываний, ставящих под вопрос ответственность Германии за развязывание второй мировой войны. Такие заявления были сделаны представителями "Союза изгнанных" - организации, представляющей интересы немцев, изгнанных с территорий "Третьего рейха" после Второй мировой войны. Рассказывает Юрий Векслер.

Юрий Векслер: В 2008 году "Союз изгнанных" поддержал правительственную инициативу по созданию в Берлине "Центра изгнанных", задача которого - в полной мере раскрыть всю правду о национал-социализме и его преступлениях. Для управления центром создается специальный фонд "Бегство, изгнание, примирение", в правление которого войдут представители парламента и правительства, общественных организаций, в частности центрального совета евреев Германии, а также представители "Союза изгнанных". Этот проект был подвергнут критике политиками Польши и Чехии. Но Ангела Меркель не раз заявляла, что надеется на то, что добьется понимания соседей. Долгое время шел спор о том, включать ли в правление нового создающего фонда председателя "Союза изгнанных" Эрику Штайнбах. В начале своей деятельности "Союз изгнанных" был организацией с реваншистским душком, в которой состояли немало бывших нацистов. Все они покинули союз, как считается, благодаря усилиям именно Эрики Штайнбах. Так в чем же дело? Дело в том, что Штайнбах в 1991 году, как депутат бундестага, голосовала против признания нынешней границы с Польшей. В самой Польше об этом прекрасно знают, и восприняли бы появление Штайнбах в новом фонде как оскорбление исторической памяти польского народа.
Добавлю, что образ Штайнбах в польской прессе настолько негативно заряжен, что ее уже изображали в фотомонтаже в эсэсовской форме, последний раз, - сидящей верхом на Герхарде Шредере. Штайнбах в конечном итоге сняла свою кандидатуру, но добилась взамен большего представительства в правлении фонда для членов возглавляемой ей организации. И вот – новый скандал буквально накануне предстоящего в октябре первого официального заседания правления фонда. Два представителя "Союза изгнанных" в правлении Арнольд Тёльг или Хартмут Зенгер, выступили с провокационными высказываниями о начале второй мировой войны, напомнив, в частности, о проведенной Польшей в 1939 году мобилизации, как о якобы причине начала военных действий со стороны Гитлера.
В ответ представители центрального совета евреев Германии в знак протеста приостановили работу в фонде, а Эрика Штайнбах вместо разъяснений и извинений встала на защиту своих представителей. Она заявила:

Эрика Штайнбах: Если в исторических документах стоит, что Польша провела в марте 1939 года мобилизацию, то не в моих силах это изменить. Так было. Я не могу приукрасить этот факт. Но это ничего не меняет в ответственности Германии.

Юрий Векслер: Эта фраза Штайнбах, явно провоцирующая Польшу в и без того непростых отношениях двух стран по поводу прошлого, вызвала в Германии мощную реакцию возмущения. Она потребовала и разъяснений историков. Вот мнение одного из них Гидо Кноппа:

Гидо Кнопп: Германия в марте 1939 заняла не только Богемию и Моравию, но и Клайпедский край (по-немецки Мемельланд), граничивший с восточной Пруссией . Польша воспринимала это как угрозу и предприняла 23 марта 1939 года на границе с Восточной Пруссией, прежде всего в районе Данцига частичную мобилизацию , как акт упреждения и самозащиты , так как было ясно, что Гитлер хочет вернуть Данцигский коридор (или Польский коридор), который отделял Восточную Пруссию от Германии и сам Данциг , потерянные Германией в первой мировой войне . Польша не хотела сдаваться без боя, как Чехословакия, и поэтому в августе 1939 года объявила всеобщую мобилизацию , как акт защиты от германской агрессии , котора вскоре и последовала. Причем многим было заранее ясно, что Гитлер не ограничится Данцигом и коридором, а претендует на всю Польшу, как на важнейшую составляющую его мечты о жизненном пространстве на востоке.

Юрий Векслер: Все это в Германии общеизвестно и является аксиомой для политиков. Поэтому сразу же после высказываний Эрики Штайнбах последовала реакция и министра иностранных дел Германии и вице-канцлера Гидо Вестервелле:

Гидо Вестервелле: Тот, кто двусмысленными высказываниями ставит под вопрос ответственность Германии за развязывание второй мировой войны, должен знать, что это не только противоречит историческим фактам, но и наносит урон нашей репутации не только в Польше, но и в других странах.

Юрий Векслер: Эрика Штайнбах имеет свое объяснение скандала:

Эрика Штайнбах: Речь всегда шла не о Штайнбах или как в эти дни не о Тёльге или Зенгере, нет, речь все время идет о фонде, который для многих нежелателен. Потому все время и ищутся средства, которые способны помешать его становлению.

Юрий Векслер: То есть по ее словам госпожа Штайнбах хочет, чтобы фонд заработал и чтобы он работал на примирение.
Вопрос в том, что она понимает под примирением.
Ее однофамилец историк Петер Штайнбах поясняет сложности процесса примирения и особенно в отношениях Германии с Польшей.

Петер Штайнбах: Попытка Польши защититься от нападения, предотвратить его, была обречена, так как Польша находилась между СССР и гитлеровской Германией. То, что опасения Польши по поводу нападения на нее Германии имели основания, показал заключенный Сталиным и Гитлером 23 августа 1939 года договор о ненападении, в котором два величайших диктатора Европы договорились об уничтожении Польши, о нападении на нее и уничтожении. После этого сомнений в предстоящем нападении немцев у поляков уже не было. Госпожа Штайнбах все время подчеркивает, что ее высказывания – это не сомнения в вине Германии и не попытка эту вину разделить с кем то, но эти слова ее недостаточны. Эта дискуссия, как и похожие предыдущие – симптомы все продолжающегося историко-политического маневрирования некоторых деятелей. Госпожа Штайнбах отвергает по сути какую-либо дискуссию по существу , дискуссию на основе уже давно проведенных замечательных исследований о начале второй мировой войны, поэтому ее слова я не могу принимать всерьез и продолжаю считать ее высказывания в совокупности помехой в намерении увидеть историю изгнания немцев в Европе в историческом контексте.
Ведь первые исторические исследования на эту тему были проведены уже в начале 50-х годов. И когда я слышу сегодня от представителей "Союза изгнанных", что их история не исследована, то хочу сказать им только, что чтение убережет их от многих сюрпризов. Но для самих историков задача стоит иначе – поставить историю изгнания немцев из восточных районов их проживания в Европе в контекст общеевропейской истории беженцев . Это очень важно сделать. Это не будет означать, что история изгнания немцев будет переписана, а то, что мы сможем эту историю увидеть точнее и острее и в полном контексте причин ее породивших.

Юрий Векслер: В подтверждение слов историка по поводу безответственных высказываниях и внеисторическом словесном маневрировании добавлю, что уже упомянутый Хартмут Зенгер договорился недавно до того, что "Мировые державы продемонстрировали тогда удивительную готовность воевать. Особенно воинственно вела себя Польша. А Англия первой превратила войну за Данциг в мировой конфликт". А его коллега и другой посланец Эрики Штайнбах Арнольд Тёльг заявил в частности еще и следующее: "Те, кто предъявляют нам требования компенсаций, сами немало запятнаны неправомерным использованием немцев на принудительных работах".
Поэтому нетрудно понять демарш представителей центрального совета евреев Германии, но надо полагать , что они все же продолжат работу в фонде, ведь как процессы, ведущие к примирению народов, так и исторические исследования на эти темы еще далеки от завершения. В процессах изгнания немцев имели место и явные преступления против человечности, о которых в Польше вовсе не говорят, но уже начали говорить в Чехии.
Историк Петер Штайнбах:

Петер Штайнбах: В Чехии уже появились историки , демонстрирующее гражданское мужество разбираться с прискорбными фактами, за которые несут ответственность чехи. В Чехии эта работа начата, чего нельзя сказать о других странах. Все это еще предстоит исследовать, но я опасаюсь что легкомысленные высказывания, подобные тем, что мы то и дело слышим от госпожи Штайнбах, даже с добавлением ее объяснений, что ее неверно поняли, не способствуют такой работе, точнее мешают проведению ее. А ведь речь идет об историко-политических мировых событиях и процессах. Поэтому недавние высказывания госпожи Штайнбах и ее коллег я как и все, я полагаю, честные историки, занимающиеся этими темами, нахожу достойными сожаления.

Юрий Векслер: Интересно, что Эрика Штайнбах вскоре после скандала - вынужденно или нет, неважно - сделала заявление о том, что она не будет выставлять свою кандидатуру на новое избрание в президиум партии ХДС. Одновременно она предрекла появление новой консервативной партии в Германии партии - более правой, чем ХДС. После этого и после первой внутрипартийной дискуссии с критикой Штайнбах, ее неожиданно взяли под защиту некоторые влиятельные люди в партии и даже сама Ангела Меркель. После заседания президиума партии Фолькер Каудер, руководитель фракции блока ХДС ХСС в бундестаге, в частности, заявил:

Фолькер Каудер: То, что ответственность за развязывание войны она с Германии не перекладывает на кого-то еще, коллега Штайнбах выразила ясно. После ее слов для нас эта тема исчерпана.

Юрий Векслер: Неужели эти защитники Штайнбах и вправду опасаются новой правой партии с ее участием? В это трудно поверить, на так или иначе, если сравнить позицию Каудера с позицией немецких историков, в частности, Петера Штайнбаха, то на пути к подлинному послевоенному примирению Германии с соседями, например, с Польшей, как и на пути работы нового фонда "Бегство, изгнание, примирение" предстоит еще преодолеть немало препятствий.
Две мировые войны в ХХ веке и войны нынешнего столетия вынесли на общемировое обсуждение проблему беженцев, изгнанных со своих привычных мест людей, а также проблему этнических чисток. О подходах к освещению этих проблем будут в течение ближайших двух дней дискутировать в Берлине ученые разных стран в рамках симпозиума на эту тему, который пройдет в историческом музее. Симпозиум сопровождает выставка проектов из разных стран. А одним из докладчиков на симпозиуме будет профессор Манфред Киттель – директор нового немецкого фонда "Бегство, изгнание, примирение". Собственно профессору Киттелю предстоит изложить концепцию работы фонда, который, еще не начав работать, уже не раз находился в Германии в центре если не скандала, то уж как минимум жесточайшей дискуссии.

Кирилл Кобрин: Рассказывал корреспондент РС в Берлине Юрий Векслер. Добавлю только, что Эрика Штайнбах остается верной себе. В интервью первому телеканалу в четверг она заявила, что у 88-летнего уполномоченного польского правительства по вопросам отношений с Германией Влади́слава Бартоше́вского (польский историк, публицист, дипломат, в прошлом узник Освенцима) "плохой характер -- я заявляю это из опыта из без всяких оговорок".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG