Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Польский сенатор Тадеуш Ивински – об Ахмеде Закаеве


Тадеуш Ивински

Тадеуш Ивински

Польские политики не ожидают ухудшения отношений между Москвой и Варшавой из-за отказа суда арестовать Ахмеда Закаева. Это решение сенатору Тадеушу Ивински, депутату парламента от партии Союз демократических левых сил и заместителю председателя сенатского комитета по международным делам кажется логичным.

Польский суд отказался передать Закаева российской стороне. Он уже выехал из Польши. Он участвовал в работе Всемирного конгресса чеченского народа. В конце концов, решение принял независимый суд Польши. Польская полиция задержала Закаева, учитывая, что существует международный документ, и она была обязана это сделать. Прокурор выступил с предложением, чтобы его арестовать на 40 дней, но суд принял иное решение, что, учитывая, что Закаев имеет статус беженца в Великобритании. Закаев приехал в Польшу, зная, что если конгресс состоится без него, никто бы не обратил на него внимания. А так все медиа в мире об этом говорили – ВВС, CNN, первые страницы международной прессы. Это моя оценка, как человека, который был десять раз в Чечне и имел возможность разговаривать со всеми лидерами, большинство из которых уже погибли.
Процесс польско-российского примирения исторически опоздал на одно поколение, по-моему, по сравнению с примирением польско-немецким. Надо идти похожими путями

– Как вы относитесь к тому, что именно на территории Польши собирается чеченский конгресс, к которому Москва относится довольно нервно, хотя не видит той же опасности, которая была много лет назад – ведь ситуация в Чечне изменилась?

– Это сложный вопрос. Из-за того, что чеченцы, как народ, который был изгнан в начале 40-х годов Сталиным, очень часто селились, например, в Польше. Десятки тысяч чеченских беженцев через Польшу переходят в Западную Европу. Несколько тысяч беженцев остаются в нашей стране, хотя они вначале думали о Польше как о транзитной стране.

Никто не сомневается в том, что Чечня должна быть составной частью Российской Федерации, как один из ее субъектов. Можно говорить, можно ссориться на тему границ автономии, это другое дело. Я даже написал в своем блоге в Польше, что я бы Закаеву советовал вернуться в Чечню, как многие его бывшие коллеги-сепаратисты, даже непосредственные лидеры и бывший министр иностранных дел так называемой Республики Ичкерия, – вернуться и просто подключились к процессу реконструкции Чечни.

Нет другого выхода. Рубиконом являлся 11 сентября 2001 года, после того, что случилось в Вашингтоне и Нью-Йорке. США и почти все другие страны Запада с этого момента разделяют точку зрения Российской Федерации, которой раньше не доверяли. Да, в ужасной степени обе стороны конфликта нарушали права человека. Но Россия тоже ведет борьбу против террористов. И с этого момента никакого будущего для этих сепаратистов, моджахедов или террористов – можно использовать разные слова – не было.

– Как вы думаете, невыдача Ахмеда Закаева как-то скажется на российско-польских отношениях?

– Решение польских властей, во-первых, отвечает международному праву: ведь он получил в одной стране Евросоюза, в Великобритании, статус беженца. Восемь лет назад датчане поступили так же, как мы. Я надеюсь, что это не будет влиять на польско-российские отношения. И мы ожидаем, что еще в этом году президент Медведев прибудет с визитом в Польшу. Мы должны просто отделить историю и идеологию от практики и прагматики. Я много раз говорил о том, что 210 километров польско-российской границы в Калининградской области можно открыть. Нам нужно просто развивать контакты, и не только экономические. Россия сегодня является вторым после Германии экономическим партнером Польши. Процесс польско-российского примирения исторически опоздал на одно поколение, по-моему, по сравнению с примирением польско-немецким. Надо идти похожими путями.

Этот и другие важнеы материалы из итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG