Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Образцовая тюрьма для Джона Демьянюка


Уходу в тюремной больнице за Джоном Демьянюком могли бы позавидовать многие пациенты обычных лечебных учреждений

Уходу в тюремной больнице за Джоном Демьянюком могли бы позавидовать многие пациенты обычных лечебных учреждений

В Мюнхене с ноября прошлого года проходит судебный процесс над предполагаемым нацистским преступником Джоном (Иваном) Демьянюком. Правосудие пытается выяснить, причастен ли этот человек, служивший надзирателем в нацистских концлагерях, к уничтожению почти 30 тысяч заключенных.

Защита Джона Демьянюка утверждает, что ее подсудимый невиновен и требует его немедленного освобождения. Адвокат Демьянюка, учитывая слабое здоровье и преклонный возраст своего клиента, которому исполнилось 90 лет, уверен, что условия содержания под стражей представляют для подсудимого смертельную опасность. Корреспондент РС в Мюнхене Александр Маннхайм побывал в тюрьме Штадельхайм, в которой содержится подсудимый.

Вся территория тюрьмы Штадельхайм занимает около 9 тысяч квадратных метров. Тюрьма считается одной из наиболее образцовых, благоустроенных в Германии. На данный момент там содержится около полуторы тысячи заключенных, из них около сорока нуждаются в постоянном медицинским уходе, а несколько человек передвигаются лишь на инвалидных колясках. В северном тракте тюремного комплекса находится специальный больничный корпус, состоящий из четырех отделов и расчитанный на восемьдесят человек, но на данный момент он укомплектован лишь наполовину. Именно здесь в одной из палат размером в двадцать квадратных метров находится Иван Демьянюк. Здесь все опрятно, чисто, полы блестят, на кроватях белоснежные простыни, каждая кровать оснащена сигнальным устройством для вызова врача, а также необходимым медицинским оборудованием, круглосуточно дежурит медицинский персонал.

Все палаты-камеры очень светлые, и в принципе этот корпус ничем не отличается от обычной больницы, если бы не тяжелые, постоянно запирающиеся двери и решетки на окнах. С персоналом больничного корпуса Демьянюк общается на своеобразной смеси из английского и немецкого языков (обоими владеет плохо). Но, тем не менее, все отмечают, что он очень вежлив, обходителен с ухаживающими за ним людьми.

В палате Демьянюка есть отдельный, приспособленный для инвалидов туалет, горячая и холодная вода, душ. Он регулярно читает газеты и смотрит телевизор, слушает радио. У него хороший аппетит и на питание он пока не жаловался. Директор тюрьмы Штадельхайм Михаэль Штумпф лично следит за тем, чтобы человеческое достоинство заключенных никоим образом не ущемлялось. Как составная часть этого отношения к людям, в тюремной кухне готовятся блюда с учетом религии и образа жизни заключенных. Так, например, отдельно приготавливается пища для мусульман и иудеев, для буддистов, для вегетарианцев и, естественно, для тех, кому врачи предписали определенную диету. Вот что говорит об условиях содержания заключенных Михаэль Штумпф:

– Каждый заключенный, в том числе и здоровый, имеет право расчитывать на внимательное, гуманное отношение. По мере возможностей мы стараемся пойти навстречу любому человеку, попадающему в наше заведение. Особенно в больничном отделении медперсонал старается заботиться индивидуально и чутко о каждом человеке.

За время пребывание в тюрьме Демьянюка уже многократно обследовали, врачи различных мюнхенских клиник, несколько раз ему переливали кровь. Он получает все необходимые ему медикаменты, и медицинский персонал пристально следит за тем, чтобы Демьянюк не ленился и не забывал принимать прописанные ему врачами лекарства. Поэтому Михаэля Штумпфа сильно возмутило заявление адвоката Ульриха Буша о том, что содержание его подзащитного, Демьянюка, в больничной палате равносильно содержанию в камере смерти:

– Мы прилагаем все усилия, чтобы хорошо ухаживать за этим пожилым, немощным человеком. Учитывая жуткое прошлое этого заведения, а особенно во времена Третьего Рейха, я считаю, что пользоваться такой терминологией совершенно неприемлемо.

Говоря о жутком прошлом Штадельхайма, Михаэль Штумпф имел ввиду то обстоятельство, что первоначально эта тюрьма, заложенная в 1894-ом году, была задумана как место для приведения в исполнение смертных приговоров. Здесь казнили, как правило, массовых убийц. Но самый страшный период тюрьмы пришелся на времена Третьего Рейха. В тюрьме Штадельхайм нацисты пытали, вешали, расстреливали неугодных режиму людей, а участникам студенческого анти-нацистского движения сопротивления Белая Роза здесь отрубали головы. В архивах тюрьмы до сих пор хранится вся картотека и подробные дела уничтоженных здесь гитлеровцами более тысячи человек. Кстати, в двадцатых годах прошлого столетия в этой тюрьме за хулиганство целый месяц провел австрийский гражданин, ефрейтор, Адольф Гитлер. В конце прошлого века, да и поныне здесь отбывали и отбывают наказание террористы всех мастей. Сейчас здесь много молодых преступников, особенно иностранцев, но преимущественно тюрьма используется как следственный изолятор.

В распоряжении заключенных спортивный комплекс, различные мастерские, в том числе автомастерская, своя пекарня, множество различных кружков, а также курсы по повышению квалификации или обретения какой-либо профессии.

Люди, регулярно встречающиеся с Демьянюком вне зала суда, говорят, что он производит на них впечатление, человека гораздо моложе своих лет. Видя с каким аппетитом он принимает пищу, как общается с персоналом и передвигается по камере, вряд ли можно подумать, что ему исполнилось 90 лет
.
Медицинский персонал и администрация тюрьмы, как правило, весьма скупы на информацию о состоянии здоровья заключенных и неохотно дают интервью. Правда, однажды, после того как в очередной раз заседание суда было преждевременно прервано в связи с недомоганием подсудимого, директор тюрьмы отметил, что в больничной палате Демьянюк ведет себя иначе и выглядит гораздо лучше, чем на суде.

Отвечая на вопрос почему вообще в больничном корпусе, а также при транспортировке Демьянюка в зал суда сохраняются повышенные меры предосторожности, заведующий этим корпусом Тобиас Преч ответил:

– У нас были уже случаи, когда вроде бы немощный, привязанный к инвалидной коляске заключенный вдруг набрасывался на конвоира и пытался совершить побег.

В зал заседания суда Демьянюка чаще всего привозят в кожанной куртке, под которой надет свитер, с неизменной надвинутой по самые глаза кепкой и в солнечных очках. Несмотря на то, что Демьянюк все время молчит, судья внимательно следит за его состоянием и реагирует на каждый его жест. По решению врачей, в интересах сохранения здоровья подсудимого, его присутствие на процессе не должно превышать три часа в день. Но судья не всегда использует это время в полной мере и зачастую прерывает заседание раньше. На процессе Демьянюк лежит все время с закрытыми глазами и поэтому создается ощущение, что он совершенно отключается и ничего не слышит. Однако как врач, так и переводчица на украинский язык уверены, что он внимательно следит за всем происходящим в зале. Иногда он подает знаки переводчице. Так зимой, будучи закутан в одеяло, Демьянюк жаловался, что ему холодно, хотя помещение хорошо отапливалось. Но, тем не менее, судья сразу же распорядился, чтобы Демьянюку принесли еще одно одеяло. По-мнению наблюдателей, если процесс будет проходить в том же темпе, что и сейчас, то не исключено, что он затянется до весны следующего года.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG