Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперты "Экономической панорамы" – о новой приватизации


Передача контроля государства над крупнейшими предприятиями в частные руки не принесет ожидаемого эффекта, считают эксперты

Передача контроля государства над крупнейшими предприятиями в частные руки не принесет ожидаемого эффекта, считают эксперты

Правительство России определило перечень крупных компаний, доля государства в которых может быть сокращена еще в этом году. В целом в ближайшие пять лет Россия, по оценке министерства финансов, может получить до 50 миллиардов долларов от приватизации государственного имущества. Насколько реальны такие планы?

Уже в октябре российские власти намерены завершить сделку по продаже примерно 10 процентов акций ВТБ, что приведет к снижению доли государства в капитале банка до 75 процентов. Кроме того, как пишет газета "Ведомости", до конца года частным инвесторам будут предложены 20 процентов акций "Новороссийского морского торгового порта" и 100 процентов акций компании "СГ-транс", крупнейшего в стране железнодорожного перевозчика сжиженного природного газа.

В течение же следующих пяти лет, как прогнозирует глава министерства финансов Алексей Кудрин, правительство от приватизации принадлежащих государству акций крупнейших компаний и банков выручит 50 миллиардов долларов, сохранив в них лишь контрольные пакеты. Согласно предварительным планам, к продаже будут предложены, в частности, доли в "Роснефти", "Транснефти", "РусГидро", "Совкомфлоте", "Сбербанке" и "Россельхозбанке". Можно ли за эту собственность получить заявленные деньги, которые, как считают в правительстве, станут одним из основных источников сокращения дефицита бюджета?
Мы подходили к приватизации с одной целью – неважно, каким путем, главное, чтобы собственность стала частной.


- На мой взгляд, эта оценка чисто теоретическая, - говорит директор департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев. - Взяли эти компании, посмотрели текущую стоимость пакетов акций, предполагаемых к продаже и, соответственно, составили годовые планы, надеясь получать ежегодно по несколько сотен миллиардов рублей. При этом не учитывается, что за пять лет многое может измениться. Да не за пять лет – в течение ближайших месяцев ситуация может достаточно существенно поменяться, и это будет совершенно не та стоимость акций, на которую рассчитывают сейчас.

Обязательно ли государству оставлять за собой контрольные пакеты акций? Г-н Николаев считает, что "в целом ряде компаний можно пойти и дальше".

- Но так же я убежден, что мы не должны ставить во главу угла задачу продать максимально возможный пакет, невзирая на то, каким путем это будет сделано, - говорит эксперт. - То есть, приватизация не должна проводиться ради приватизации. Большая беда нашей приватизации, которую наша страна прошла в два этапа (ваучерный этап и этап залоговых аукционов) в том, что мы подходили к ней с одной целью – неважно, каким путем, главное, чтобы собственность стала частной. На мой взгляд, один из важнейших выводов, который мы должны были сделать – каким путем проводить приватизацию.

По мнению Игоря Николаева, недоверие к бизнесу среди населения, атмосфера подозрительности между работниками и работодателями обусловлены тем, что в случае проведения приватизации "не очень чистыми методами" и доверие к такому бизнесу будет соответственным. Поэтому очень важно, каким путем приватизация будет проводиться. В данном случае - лучше меньше, да лучше. Но пусть все будет сделано чисто, прозрачно и всем понятно.
Только около 7 процентов дефицита будет покрыто поступлениями от продажи госсобственности. А 93 процента?


- Допустим, по 2011 году мы можем получить от приватизации около 300 миллиардов рублей, - говорит директор департамента стратегического анализа компании ФБК. - Если оценить, сколько это будет в процентах от дефицита бюджета, то мы выйдем на цифру от 7 до 7,5 процента, поскольку дефицит будет в пределах 2 триллионов рублей. Таким образом, только около 7 процентов дефицита будет покрыто поступлениями от продажи госсобственности. А 93 процента? Поэтому приватизация, конечно, не способна решить эту фундаментальную проблему российской экономики. Она может ее чуть смягчить, не более того.

И все-таки правительство пока (по крайней мере, на словах) полно решимости пойти на существенное сокращение доли государства в крупных компаниях и банках. Однако эти планы властей в полном объеме могут не осуществиться. Известно, что их поддерживают далеко не все руководители и правительственные кураторы названных госкомпаний. В частности, против приватизации "Транснефти", единственного оператора всех российских магистральных нефтепроводов, уже выступили ее президент Николай Токарев и глава министерства энергетики Сергей Шматко. Партнер и аналитик компании RusEnergy Михаил Крутихин не видит в этом ничего необычного:

Недоверие населения к бизнесу обусловлено тем, что приватизации проводилпсь не очень чистыми методами.
- Позицию министерства финансов вполне можно оправдать, - говорит он, - поскольку доходы от приватизации - это один из реальных легальных способов получения новых денег. Что касается министерства энергетики и самой "Транснефти", то их позиция тоже совершенно понятна. Дело в том, что эта компания, абсолютно непрозрачная, передавать какую-то часть информации будущим частным акционерам совершенно не планирует. Нельзя сказать, чтобы "Транснефть" была полностью коммерческой. Многие из ее проектов не имеют экономического содержания, а целиком политизированы. Компания может потратить миллиарды долларов на проект, который не окупится никогда. И привлекать каких-то частных акционеров, которые начнут требовать информацию, начнут требовать отчета, совершенно не в интересах ни компании, ни ее покровителей в министерстве энергетики.

В то же время Михаил Крутихин не видит большого смысла в том, нужно ли вообще государству сохранять контроль над "Транснефтью": коммерческие компании работают вполне эффективно.

- Посмотрите, - говорит он, - в Америке трубопроводные компании конкурируют друг с другом, понижая свои тарифы. К тому же они вполне прозрачны, и это не мешает им успешно работать. У нас, конечно, ситуация другая, поскольку есть национальная сеть трубопроводов. Чтобы ее поддерживать, действительно нужна компания, к которой применим термин "естественная монополия". Тем не менее, если сделать "Транснефть" более прозрачной и заставить ее отчитываться перед акционерами, то ее экономическая эффективность значительно бы возросла.

Пока этим процессам мешает закрытость компании, считает г-н Крутихин. "И, что греха таить, коррупционная составляющая".

Чтобы практика злоупотреблений в работе "Транснефти" не стала достоянием гласности, заинтересованные фигуры будут всячески сопротивляться приходу в компанию частных акционеров
- Давайте вспомним предыдущего руководителя компании Семена Вайнштока, предлагает Михаил Крутихин. - Сначала новый глава "Транснефти" Николай Токарев уличил предшественника в многочисленных злоупотреблениях, в разворовывании средств и в неправильном информировании российского руководства о том, что происходит в компании. Затем и Счетная палата подтвердила все эти обвинения. Но когда все эти документы положили на стол тогдашнему президенту Путину, все, что он сделал - назначил Вайнштока руководителем олимпийского строительства. Там он тоже не продержался долгое время и вынужден был уйти, поскольку продолжал ту же самую практику. Вот для того, чтобы такая практика работы "Транснефти" не стала достоянием гласности, заинтересованные фигуры будут всячески сопротивляться приходу в компанию частных акционеров.

Продадут ли в итоге акции "Транснефти" и как скоро в правительстве об этом договорятся? По мнению Михаила Крутихина, пока это невозможно – "иначе компанию придется коренным образом перестраивать и заставлять ее отчитываться в использовании средств". А в этом никто в правительстве не заинтересован. "Прогнозов же о том, когда одни коррупционеры победят других, я, конечно, делать не буду", - подытожил аналитик RusEnergy.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG