Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Караулов смело обвинил Березовского. Информационные кампании "против" и "за" Лужкова стоят друг друга


Вадим Кондаков

Вадим Кондаков

Елена Рыковцева: На церемонии вручения премии "ТЭФИ" главными героями стали не лауреаты этой премии, а журналисты канала "ТВЦ", к которым подходили другие журналисты и допытывались, а выйдет ли у вас сегодня вечером фильм Караулова в защиту Лужкова? На таком фоне прошла церемония, на фоне информационной кампании против мэра Лужкова проходило выдвижение лучших телевизионных работ, вот и мы не будем рассматривать эти вещи отдельно, будем говорить и о "ТЭФИ", и о Лужкове, хотя, казалось бы, причем здесь Лужков.

Сегодня в нашей студии член Академии российского телевидения, корреспондент программы "Неделя" телеканала "РЕН ТВ" Вадим Кондаков и обозреватель "Московского комсомольца" Александр Мельман. А вам вопрос, уважаемые слушатели: заслуживает ли телевизионной премии вот эта кампания против мэра, которая идет на всех каналах? Ведь, могут, когда захотят, выступить единым фронтом, встать на защиту города, архитектуры и т.д. Может быть, действительно следующая премия "ТЭФИ" за ними за всеми. Что вы по этому скажете?

Александр, вас интересовал вопрос, выйдет Караулов, не выйдет?

Александр Мельман: Меня интересовал, поэтому я подходил к разным людям с телеканала "ТВ-Центр" и уточнял у них.

Елена Рыковцева: И что они на тот момент говорили, когда еще не было одиннадцати часов вечера – времени выхода программы в эфир?

Александр Мельман: Один уважаемый телеведущий оказался очень информированным человеком и сказал, что эту программу заменят. Московское время было тогда, если я не ошибаюсь, 19 часов 20 минут. Вот он уже заранее все это знал и мне это сказал. Но я ему не поверил и, выполняя ваше домашнее задание, сел у телевизора в одиннадцать часов и ничего не увидел.

Елена Рыковцева: Да уж, я тоже ничего не увидела, правда, я уже до этого слышала в новостях, что сняли эту программу с эфира, но она выложена в YouTube. Так что от телевизора я просто переместилась к компьютеру, посмотрели целиком этот фильм и поразилась людям, которые его испугались, сняли с эфира. Возможно, это от того, что в анонсах было обещано, что вот сейчас Караулов скажет, откуда был заказ, и, может быть, действительно те, кто заказывал эту кампанию, подумали, ну зачем нам эти разговоры, зачем будут трясти наши добрые кремлевские имена? На самом деле ничего подобного. Караулов поспорил с какими-то отдельными моментами фильма "Дело в кепке", причем неярко и не очень убедительно, но дело не в этом и не в кепке совсем. А в том, что главным заказчиком, с точки зрения Караулова, всей кампании против мэра выступает Борис Березовский! Вот с этой свежей, оригинальной мыслью выступил Андрей Караулов, и почему-то это нужно было запретить. То есть так я понимаю, что спасали репутацию Березовского и Сергея Доренко. Логика Караулова была простой: ага, раз сейчас на всех каналах, во всех этих фильмах, направленных против мэра, появился Сергей Доренко, а он 10 лет назад вел похожую кампанию, значит и сейчас они с Березовским, ну еще немножко Немцов и Касьянов, поучаствовали в этом.

Александр Мельман: Железная логика.

Елена Рыковцева: Железная, абсолютно. Единственным, кто упомянул высокое кремлевское имя в этой программе, был Сергей Кургинян, который смело сказал, что на самом деле все это атака на Путина, а затеяло ее либеральное крыло под руководством Березовского. Это либеральный заказ. И дальше стали опять показывать Касьянова, Немцова, доклад Немцова против мэра, то есть вот они, заказчики.

Я думаю, если бы страна это увидела, она бы посмеялась. Вот там, в YouTube, висят отклики людей, которые это посмотрели - сплошное недоумение. Вся эта поделка в духе Караулова, все то же самое, что и было раньше, вся эта надерганная нарезка, которая никого не убеждает, точно так же, как, может быть, и не убедил фильм с кепкой.

Александр Мельман: Лена, по-моему, вы слишком хорошо относитесь к нашей стране.

Елена Рыковцева: Я хорошо отношусь к стране.

Александр Мельман: Это радует. Какая-то часть, конечно же, посмеялась, но это была очень небольшая часть, основная, я думаю, приняла бы все за чистую монету.

Елена Рыковцева: Что это Березовский? Тоже правильно.

Вадим Кондаков: Ну это вполне достойный ответ, мне кажется, на тот, первый фильм, о котором идет речь, о «Деле в кепке». Это война не содержания, это война форм. То есть мы не видим какой-то содержательной части внутри и фильма "Дело в кепке". Мы прекрасно все знали, я надеюсь, что мы все прекрасно знали (когда я говорю, мы, я говорю обо всей стране) те факты, которые были изложены в этом фильме. Точно так же и здесь излагаются некие факты, о которых якобы все знали или, может быть, кто-то не знал, но, тем не менее, все-таки, мне кажется, это борьба форм, содержания никто не ждал.

Елена Рыковцева: Причем формы абсолютно стандартные. По тем же канонам бригадой "Чрезвычайного происшествия" с канала НТВ был сделан фильм о Лукашенко. Я, кстати, сразу хочу сказать, что по другим лекалам был сделан фильм о Елене Батуриной, это была уже авторская работа. Я тут хочу выделить, что фильм "Дорогая Елена Николаевна", который мы увидели в субботу, это была уже не анонимная работа какой-то бригады с одним и тем же голосом за кадром, а все-таки авторская работа, поэтому она получилась более мягкой.

Вадим Кондаков: Гораздо более осторожной.

Елена Рыковцева: Более осторожной, продуманной.

Александр Мельман: Не хочется с Вадимом согласиться. Фильм «Дело в кепке» действительно сделан топорно, он действительно сделан с этим голосом, который озвучивает еще, скажем, программу "Ты не поверишь" и это дает какие-то совершенно непонятные ассоциации. Но там все-таки люди раскрыли брошюрку того же самого Бориса Немцова "Лужков. Итоги" и сделали по нему вот это дело. То есть там контент, телевизионным языком говоря, или суть, содержание, безусловно, был. Другое дело, мы понимаем (не знаю, как страна, извините), но мы понимаем, почему это было сделано именно сейчас, почему это не было 10 лет подряд и так далее, и так далее. Мы вот этот контекст вроде бы понимаем, хотя, я думаю, тоже не до конца. А вот то, что, Лена, вы сказали по поводу программы Андрея Караулова, здесь можно говорить об Андрее Караулове, как о телеведущем блистательном, который так смело делает свою программу! И откуда у человека такая смелость, я просто ужасаюсь и удивляюсь, как его еще не посадили.

Елена Рыковцева: После того, как он обвинил Березовского, это же удивительно.

Александр Мельман: Да, просто герой труда.

Елена Рыковцева: Но этот фильм… Да, аргументы, безусловно, сильные были приведены в нем, но стилистически он был точно таким же, как и предыдущие работы, о Лукашенко и пр., поэтому он вызывает отторжение, недоверие - стилистикой. Потому что она не авторская, она конвейерная стилистика.

Александр Мельман: У меня, Лена, «Дело в кепке», самый первый фильм о Лужкове, несмотря на все эти недостатки, вызвал такой эмоциональный момент, что там есть содержание. Другое дело, что когда все это покатилось дальше, когда не принимались те самые решения, которых все так ждут, все это уже начало вызывать отторжение. Потому что количество не переходит в качество, потому что мы видим, как это сделано, как получают заказ все телеканалы по разнарядке и так далее, и так далее. Но самое первое вот это попадание… Можно, конечно, сделать было лучше, но оно основано на фактах, в отличие от того же Доренко десятилетней давности, который, конечно же, виртуозно вместе с Борисом Абрамовичем все это придумывал.

Елена Рыковцева: Наконец, сам по себе выбор в качестве защитника Караулова тоже очень смешной, веселый. Потому что к каждой его программе можно придраться точно с теми же мерками, которыми он придирался к программе "НТВ".

Пока наши слушатели формулируют свое мнение об этой кампании против Лужкова, мы поговорим все-таки о других работах. Тех, что были представлены на премию"ТЭФИ" и были награждены в ее первой части под названием «Профессии».

Вадим, меня очень интересует номинация "Специальный репортаж", в которой была признана лучшей работа РЕН ТВ "Страна советов. Перезагрузка". Я поздравляю ваш канал. Но саму работу я не видела. Мне хотелось бы, чтобы вы о ней рассказали.

Вадим Кондаков: Мне кажется, и не только мне, судя по выбору членов Академии российского телевидения, что это действительно был лучший фильм. Не хотелось бы, чтобы это выглядело, как похвала собственному каналу и своим же коллегам.

Елена Рыковцева: Хвалите, ладно, все свои.

Александр Мельман: Сегодня уже можно.

Вадим Кондаков: Но если кратко, эта история была приурочена к празднованию 7 ноября, которое уже никто не празднует, собственно. Это была некая история, где сталкивались два мнения: мнение за возвращение некоего такого советского тренда, советской специфики, и мнение против.

Елена Рыковцева: И не только по поводу этого праздника.

Вадим Кондаков: Всего, что касается слова "советский". Не зря отталкивались в этом фильме от достаточно громкой истории с шашлычной - советская, антисоветская - которая была в последующем связана с господином Подрабинеком. Эта история, безусловно, заслуживала внимания, но мои коллеги сосредоточились не только на этом, а на всем, что касается советского и антисоветского. Здесь были в качестве мнения "за" возвращение советских песен, всей этой советской специфики, советского тренда, как принято сейчас говорить. Это касается и моды, и музыки, и стиля - всего, что угодно. Другой коллега, оппонируя, говорил о том, что это все достаточно вредно, это возвращение не просто к некоему визуальному такому формату восприятия советского, это возвращение действительно к пониманию, осмыслению советского, как чего-то хорошего.

Я, честно говоря, когда посмотрел этот фильм, потом полдня ходил, беседовал сам с собой, рассуждал, а это, мне кажется, очень важный показатель, когда фильм, что называется, цепляет.

Елена Рыковцева: Это интересно, репортаж-дискуссия – это вообще хороший, любопытный прием. А вы к каким выводам для себя пришли? Вы на чьей стороне в итоге оказались, как зритель?

Вадим Кондаков: Мне, честно говоря, не симпатична страна, которая утверждает, что возвращение к советскому это некая безобидная забава, некая просто ностальгия по тому времени, в котором мы были маленькими, молодыми или в каком-то таком добром возрасте.

Александр Мельман: Вадим, простите, когда Советский Союз разрушился, сколько вам было лет, если не секрет?

Вадим Кондаков: Я 76-го года рождения, давайте посчитаем.

Александр Мельман: 15 лет.

Елена Рыковцева: Прилично, взрослый уже человек.

Вадим Кондаков: По крайней мере, я более-менее осознанно уже все это воспринимал. Именно поэтому, мне кажется, отдали академики свои голоса за этот фильм, потому что он заставляет задуматься и подискутировать с самим собой, стоит ли действительно к этому возвращаться. Потому что, когда мы слушаем, может быть, какие-то песни прежних времен, чего в этом больше, это некая ностальгия или все-таки возвращение к советскому? Может быть, глупый вопрос, а, может быть, нет.

Александр Мельман: Все 90-е годы, когда Парфенов начал старые песни о главном, это очень много обсуждалось, Парфенову пеняли за то, что он все это намутил, между прочим.

Вадим Кондаков: Это, наверное, ситуация объяснимая. Потому что действительно для многих людей это связано с неким временем, когда деревья были большими, когда была молодость.

Александр Мельман: И для меня тоже, Вадим.

Вадим Кондаков: Когда конфеты слаще. Конечно же, это все здорово. Здорово, вы по этому ностальгируете времени. Но, когда мы говорим о запрете шашлычной, советская, антисоветская, то это уже немножко другой, извините за словечко, тренд. Это совершенно другой путь. Люди идут по этому пути, не осознавая, что они идут не просто против названия, а против некоего уже восприятия.

Александр Мельман: То есть основное, насколько безобидна вот эта ностальгия?

Вадим Кондаков: Да, наверное.

Елена Рыковцева:. Тут sms пришло: "Я слышала, что программу Караулова показали на Дальнем Востоке, видимо, потому, что Березовский оттуда далеко и до него не добраться". Действительно смешно, к вопросу о советском, антисоветском, абсолютно такой советский ход. На Дальнем Востоке показали, тогда такого, может, и не было, кстати говоря, принципа, в одном месте показать, в другом запретить, но в итоге запретили же. Ведь смешно, когда руководство канала говорит, технические проблемы с кассетой, поэтому ее не показали. Да вот показали на Дальнем Востоке, никаких проблем с кассетой не было, а потом решили притормозить.

Вадим Кондаков: Это такая первая реакция руководства, как мне кажется.

Елена Рыковцева: Но ведь это же советская история с кассетой Караулова.

Александр Мельман: Того же Парфенова тоже показали на Дальнем Востоке, а потом запретили.

Вадим Кондаков: Далеко ходить не надо. Если мы говорим о фильме "Дело в кепке», я смотрел этот фильм посредством телевизионного спутника.

Елена Рыковцева: Почему?

Вадим Кондаков: Так у нас заведено в компании, у нас все проходит через спутник. То есть это не непосредственно вещание, а через спутник. И мы практически минут пятнадцать этого фильма потеряли просто-напросто, потому что (вы, наверное, знаете эту историю) был выключен спутник, потом руководство оправдало это какими-то техническими проблемами. Как вы думаете, как люди отнеслись к этому отключению? Как к действительно техническим проблемам? Это тоже вопрос из разряда, казалось бы, причем здесь Лужков.

Александр Мельман: Не знаю, на федеральном канале, "НТВ", все это показали в хорошее время, поэтому все это смотрели.

Елена Рыковцева: В Москве. А вот за рубежом, в каких-то республиках, где это получают через спутник, они пятнадцать минут не видели.

Вадим Кондаков: Знаете, я не сторонник теории заговора, просто само такое совпадение, поставьте себя на место руководства канала "НТВ +", которое передавало этот фильм, как можно отнестись к этому. А если действительно у них произошел некий технический сбой, вот бывают такие роковые совпадения!

Елена Рыковцева: Вообще это действительно странно, потому что когда компания получает такой высокий и такой солидный заказ, трудно себе представить, чтобы какое-то ее крыло занималось таким вредительством, просто смешно. Совпадение, конечно.

Александр Мельман: А кто знает, Лена, когда у нас губернатор целый Москвы выступает против такой кардинальной линии тандема и вклинивается между ним? Если это возможно, то возможно все и на телевидении в том числе, в каких-то таких локальных перипетиях, как те, о которых сказал Вадим. Почему бы и нет? Теперь все возможно.

Елена Рыковцева: Одним словом, возвращаясь к фильму-призеру, академики оценили дискуссию между советским и антисоветским, тем более, что сами они живут в такой обстановке, где все время это перемежается советское и антисоветское, свидетелями чего мы вчера и явились.

Я хотела спросить мнения вас обоих, с каким из выборов академиков вы не согласны? Перед этим я перечислю призеров вчерашней церемонии. Лауреатами телевизионного конкурса стали, в частности, продюсеры сериала "Школа", сценаристы программы "Прожекторпэрисхилтон", продюсеры "Большой разницы", лучшим телевизионным документальным фильмом стала "Массовка" "ТВ-продакшн"… С чем вы не согласились, Александр, из того, что вчера озвучено было?

Александр Мельман: Вы знаете, наверное, стоит согласиться со всем списком, это выбор академиков, он достаточно объективный в той парадигме, извините за это слово, которая создалась на "ТЭФИ", в самой академии. Потому что когда участники и академики из ВГТРК участвуют там в минимальном составе, только выставляются как продюсерские корпорации, не более того, например, никого из канала "Россия" я там не видел вчера...

Елена Рыковцева: На церемонии?

Александр Мельман: На церемонии.

Елена Рыковцева: Даже в гости не пришли.

Александр Мельман: Даже в гости не пришли. Не говоря уже об "НТВ" и "ТНТ", которые вообще бойкотируют это дело.

Елена Рыковцева: А мы предлагаем им всем премию вручать. Боже мой, а я обращаюсь к телезрителям: достойна ли премии эта кампания, которая ровно идет на каналах "НТВ" и "Россия".

Александр Мельман: Это, Лена, в следующий раз будет, потому что телевизионный сезон уже начался.

Елена Рыковцева: Да, на следующее "ТЭФИ".

Александр Мельман: Может быть, тогда уже НТВэшники войдут опять и тогда они все призы получат.

Елена Рыковцева: Ради такой премии должны войти.

Александр Мельман: Поэтому получается в основном, что "Первый канал" занимается таким боем с тенью, то есть он играет с самим собой, и какие здесь могут быть проблемы у "Первого канала", он участвует, все честно. Академики, которые аффилированы с "Первым каналом" голосуют за программы "Первого канала" и все это нормально. Но мне лично, может быть, жалко, что не получил, хотя в прошлый раз получил, Анатолий Смелянский про Михаила Чехова, опять получила сборная команда сценаристов "пэрисхилтон", их там одиннадцать человек.

Елена Рыковцева: В прошлом году, я помню, они выходили на сцену, все хохотали.

Александр Мельман: А сейчас вышел только Александр Цекало и не более того, не важно. Отличная программа "пэрисхилтон", я не спорю, просто даже интересно еще раз понять, что вот эта якобы импровизация этих четырех человек, которые там, в кадре, она подготовлена и хорошо подготовлена, отлично. Я в этой номинации болел за Анатолия Мироновича Смелянского, но это мои личные пристрастия. А так, все, что есть, все правильно.

Вадим Кондаков: Это действительно было очень обидно, что именно две этих работы были…

Александр Мельман: Два монстра.

Вадим Кондаков: …да, были в одной номинации и конкурировали друг с другом. Потому что они самоценны, каждая сама по себе, и действительно хотелось, может быть, душой отдать Смелянскому, а телом и смехом отдать "Прожекторпэрисхилтон".

Елена Рыковцева: А у вас лично, Вадим, был такой момент, когда вы сказали, вот, черт, зря этим, надо было другим?

Вадим Кондаков: Нет, наверное, я тут согласен с Александром, потому что это выбор действительно академиков. И потом, не следует забывать, что это была только первая часть церемонии "ТЭФИ", которая называется "Профессии". Будет еще одна часть в Санкт-Петербурге в грядущую субботу, которая называется "Лица". Она, наверное, зрителям и слушателям будет более близка и понятна, потому что там они увидят тех, кто возникает перед ними на экране. Вчера речь шла о людях, которые по большей своей части такие заэкранные личности.

Александр Мельман: А это основные люди. С моей точки зрения, это сливки общества, это цвет телевизионной нации, которых никто не знает, а они… Вот, что бы делали без них вот эти самые "лица", которые так мелькают? С моей точки зрения, вчера была самая важная церемония и я рад, что я ее посетил и видел эту атмосферу, которая, кстати, мне понравилась. Там еще была очень важная благотворительная лотерея для помощи больным детям, это очень важно. Это надо просто отметить.

Елена Рыковцева: Итак, мы спрашиваем вас, уважаемые слушатели, заслуживает ли телевизионной премии вот эта кампания против мэра, в которой единым фронтом выступают "Первый", "Второй" каналы и "НТВ". "Первый", кстати, в меньшей степени, из чего я делаю вывод, что это путинский канал. Вот так они поделились. "Второй" и "Четвертый" – за Медведева, а "Первый" не хочет бороться с Лужковым с ними на равных. Значит, "Первый" - путинский.

Александр Мельман: Это так, как Политбюро стояло на Мавзолее, мы видели, кто ближе к Леониду Ильичу, кто дальше, и делали выводы западные голоса, вот и мы тоже, теперь мы делаем выводы вот таким образом.

Елена Рыковцева: Да. Мы будем считать. Раз там всего один прошел сюжет, значит точно….

Александр Мельман: Все советское возвращается, это все оттуда.

Елена Рыковцева: Нам звонит Александр из Москвы. Здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Вы, кстати, сегодняшнюю передачу в знаменательный день проводите…

Елена Рыковцева: Сегодня столько дат знаменательных: и день рождения Суркова, Лужкова…

Слушатель: Давайте поздравим их с этим.

Елена Рыковцева: Александр, просто, чтобы уже закончить эту мысль вместе с вами, хочу сказать, что сегодня 80 лет газете "Moscow news" и сегодня же стало известно о том, что газета "Московские новости" начинает выходить с января будущего года и будет делать ее команда газеты "Время новостей", то есть газета "Время новостей" прекращает существование. РИА "Новости", которое давно уже купило бренд газеты "Московские новости", но все еще не собралось ее выпустить, будет теперь выпускать ее совместно с холдингом "Время". Так что, Александр, вы правы, событий миллион сегодня, в том числе и дней рождения, и в мире медиа-бизнеса. Продолжайте теперь.

Слушатель: Продолжить я свою мысль хотел бы тем, что, конечно, в результате этой всей киноистории, которую мы видели, киноэпопеи… Я, например, человек, которому глубоко противна вся эта политическая тусовка, поимел уважение или, как теперь говорят, респект к госпоже Батуриной. Если сейчас начать президентскую кампанию, просто бой-баба, за нее можно голосовать.

Елена Рыковцева: Почему, расскажите.

Слушатель: Потому что я москвич. Мне по телевизору рассказали очень интересную историю про девочку с окраины, которая с помощью железной хватки, выйдя из семьи рабочих, женив на себе достаточно вялого мужика, тем не менее, стала миллиардершей.

Елена Рыковцева: А как ей удалось вялого мужика превратить в такого энергичного, интересно?

Слушатель: А что? В советское время он ничего из себя не представлял и не выделялся. Поэтому, если начать новую избирательную кампанию, то я думаю, Сурков сотворил нового монстра. Это довольно интересно.

А, с другой стороны, это все опять вытащили из нашего политического театра, у нас теперь нет передачи "Куклы", таких подзабытых политических киллеров, типа Жириновского или Доренко. Мы опять вспомнили, что у нас есть ребята, которые готовы идти в бой за любого кандидата. Но, наверное, судя по тому, что сказал Караулов, за большие деньги Березовского. В целом это абсурд и сумасшествие.

Елена Рыковцева: Спасибо, Александр, за ваше замечательное мнение. Я то считаю, что когда для того, чтобы подкрепить, поставить на подпорки фильм, вытаскивают Доренко, это позорище для телевизионщиков, это такая уже старая, такая давняя, затхлая история с этим Доренко. Ну что его опять трясти, этого человека, вытрясать из него эти опилки? Он и сам уже говорит одно и то же, заведен на одну и ту же тему. Он весь в прошлом, у него ни одной новой мысли по этому поводу, по лужковскому. Его пытаются спрашивать о сегодняшней Москве, о сегодняшнем Лужкове, а он там, в конце 90-х.

Вадим Кондаков: Но он по-прежнему страстен, Елена.

Елена Рыковцева: Страстен, но по инерции, тексты те же, слова те же, он устал продуцировать какие-то новые мысли на эту тему.

Александр Мельман: Я думаю, что просто никто его не перебил за эти 10 лет, никто так талантливо и так любвеобильно не обращался к Юрию Михайловичу.

Елена Рыковцева: Поэтому надо его вытащить опять?

Александр Мельман: Поэтому действительно из России с любовью. Действительно кажется, формально, что вытащили этого Доренко, на самом деле он никуда не убегал и сейчас то, что он делает в "Русской службе новостей", причем делает с той же самой харизмой и под кураторством определенных людей, которых мы тоже сегодня поздравляем…

Елена Рыковцева: Которые его пригласили на работу.

Александр Мельман: Да, поздравили сегодня одного такого человека с днем рождения, не Юрия Михайловича. Я уверен, что господин Доренко себя еще проявит и, может быть, у него еще будет какая-то своя передача на телевидении. Такие бойцы на дороге не валяются. Я не считаю, что он весь из прошлого, потому что вот эту харизму, которая у него… Ну где вы видите сейчас, на сегодняшнем телевидении таких людей? Нет. Нет. То есть с точки зрения телевизионного искусства, это молодец, а с точки зрения нерукопожатности, в моем понимании, он таким и остается. Эти две составляющие, ну, ему плевать на нерукопожатность, он свое дело добре знает, поэтому я думаю, что мы еще о нем много будет говорить, и он будет героем дня еще не раз.

Елена Рыковцева: Он ведь пытался всплывать после, брали его, на "Третий канал" брали, а он был уже увядший, погасший. Вы знаете, может быть, он сейчас кому-то покажется харизматичным, кто давно его не видел и не слышал, но если взять его последние четыре-пять интервью разным газетам, окажется, что он повторяется. Если он опять свою программу будет делать, я даже не знаю, с чем он выйдет к людям. Он повторяется.

Москва, Татьяна, здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. За тот вред, который Лужков принес Москве, за зашкаливающую коррупцию, за точечные застройки, за уничтожение исторических памятников, за пробки, за разрушение садовых участков, "Донников", за "Речник", в то время как "Остров "Фантазия" он не трогает… И пусть Лужков не вешает лапшу на уши, что Батурина была бы гораздо более успешнее без него. Потому что до него она была серая мышка. И еще преступление то, что он заваливает Подмосковье твердыми бытовыми отходами, прекрасную природу Подмосковья. Спасибо.

Елена Рыковцева: Татьяна, но кампания… Правда правдой, а кампания кампанией. Кстати, остроумно заметил брат Батуриной Виктор Батурин, по поводу этого замечания Лужкова, что если бы она не была женой мэра, была бы еще богаче. Когда ему привели этот аргумент в фильме "НТВ", он сказал, да, если бы она вышла замуж за еще более богатого человека, она бы действительно была богаче.

"Мы будем позорными дураками, если упустим уникальный момент и не поможем президенту свергнуть иго хана Лужкова", пишет Иван из города Москвы. Но при этом другой наш слушатель, Николай Павлович, пишет: "Предать анафеме Лужкова и Лукашенко, незаурядных политических деятелей, истинных патриотов своих народов, в угоду наследному тандему и их прихлебателей! За это так называемых журналистов канала "НТВ" следует заклеймить". Татьяна пишет: "Чистая математика: минус против Лужкова на плюс за Лужкова дает ноль для зрителя".

Вадим, смотрите, что получается. Если наш слушатель сегодняшний, и он же телезритель, не любил Лужкова, то он не думает о том, информационная кампания чистыми руками делается, грязными. Он, в общем, доволен. Он рад, что его точка зрения наконец-то восторжествовала и получила освещение на экране, он чувствует себя сегодня победителем. И он готов премию, наверное, дать, наша слушательница Татьяна дала бы премию за эту кампанию. Что мы с этим будем делать?

Вадим Кондаков: Мне кажется, действительно большая часть людей убеждена в своей собственной точке зрения и никакое самое сильное телевизионное влияние, наверное, не сумеет на это повлиять. Но много и тех людей, которые начнут сомневаться в чем-то, они, по крайней мере, задумаются. Мы, опять-таки, наверное, оставим за рамками обсуждения тот формат, ту форму, с помощью которой было все это сделано. Но, опять-таки, может быть какое-то зерно сомнения будет посеяно. Здесь, кстати, очень показателен может быть мой пример. Я сейчас работаю в рамках той же репортерской истории , достаточно давно уже пытаются разрабатывать тему московских пробок. Как вы думаете, этот фильм, как будет восприниматься?

Елена Рыковцева: Ой, не говорите.

Вадим Кондаков: Мне бы очень хотелось абстрагироваться от московского мэра.

Александр Мельман: Вы в струе, Вадим.

Вадим Кондаков: В мейнстриме.

Александр Мельман: В мейнстриме, да.

Елена Рыковцева: Вот сейчас ваш фильм, конечно, будет восприниматься так, что мы подумаем с Мельманом, подавать ли вам руку.

Вадим Кондаков: Я всерьез подумываю о том, чтобы перенести этот фильм, чтобы страсти несколько поулеглись, потому что тут уж, как ни крути, извините, но когда подавляющее количество экспертов, автомобилистов и всех, всех, всех говорит о том, что виноват во всем Лужков, тут, как ни крути, избежать такой точки зрения невозможно. Мы рискуем быть обвиненными в том, что мы, опять-таки, включились в эту информационную войну, эту информационную кампанию. Хотя у моей коллеги Марианны Максимовской, может быть, кто-то заметил, в минувшую субботу в эфире было интервью с господином Лужковым.

Елена Рыковцева: Которое цитировали потом.

Вадим Кондаков: Дело в том, что взяла она интервью совершенно случайно на вечере, посвященном памяти господина Боровика. Она совершенно случайно взяла интервью, повторюсь, потому что она увидела, что ходит господин Лужков, она увидела его, попросила его об интервью, срочно была прислана туда телевизионная группа и где-то там, в закоулках, кулуарах, что называется, было взято это интервью. Опять-таки, если кто-то смотрел это интервью, нельзя сказать, что оно было какое-то тенденциозное. Нельзя сказать, что поднимались какие-то вопросы, которые можно расценить, как некое мочилово, извините за словечко такое, жаргонное, но, тем не менее, очень расхожее. Это было нормальное интервью с нормальными вопросами. Максимовская спрашивала о том, чем интересуются все – и те, кто за Лужкова, и те, кто против. Вот как уйти от этого?

Елена Рыковцева: Вадим, мне пришла в голову абсолютно конспирологическая мысль о том, что ваш фильм, даже если вы сейчас и попытаетесь его показать, про пробки, может и не попасть в эфир "РЕН ТВ". Потому что "РЕН ТВ" владеет Ковальчук, друг Путина, а Путин в информационной кампании против Лужкова не участвует. Вы его сейчас еще и не пробьете, свой фильм, на экраны "РЕН ТВ"!

Вадим Кондаков: Либо я рискую встать в один ряд с моими коллегами с НТВ, с господином Карауловым, такая чудесная компания.

Александр Мельман: Я хочу добавить, что в этом интервью Марианне Максимовской, которое все сейчас так хвалят, мне не доставало нескольких важных, с моей точки зрения, вопросов, они достаточно простые. То есть она задавала вопросы по поводу госпожи Батуриной, все очень правильно. И сам факт этого интервью на фоне той кампании антилужковской и то, как это было сделано, то есть спонтанно, это стоит уважать. Но, почему было не спросить по поводу стоимости жилья, о котором говорилось в этих фильмах? Так спроси, вот он перед тобой сидит, о стоимости жилья, где эти все накрутки с откатами, стоимости метра, километра дорог, смога и всего-всего остального, памятников и так далее. Вот этого почему-то не было спрошено.

Елена Рыковцева: Может, и не сообразишь на вечеринке, в такой атмосфере.

Вадим Кондаков: Я попробую встать на защиту своей коллеги. Наверное, если бы эта беседа была в рамках, например, такой, которая происходит у нас сегодня, то есть мы обладали каким-то временем, подготовкой и прочим, естественно, эти вопросы были бы заданы. Как, впрочем, не просто журналистом, а жителем Москвы, каждому жителю Москвы интересно задать свой вопрос, и эти вопросы будут, я уверен, совпадать на 80 процентов как минимум: почему такое дорогое жилье, почему такие серьезные пробки и прочее, прочее, прочее. Но дело, наверное, в том, что ограничение во времени, ситуация.

Елена Рыковцева: Ситуация, в которой, конечно, она оказалась. Я Александр, считаю подвигом то ли телеканала, то ли самого Лужкова, что он вообще разговаривает с журналистом, который не является Павлом Гореловым, ведущим программы "Лицом к городу".

Вадим Кондаков: Согласитесь, потому что это можно расценивать, как некую попытку найти способ передачи своей информации, донести свою точку зрения до зрителей без искажения. В этом смысле, может быть, это тоже некий такой, извините, поклон, респект телеканалу "РЕН". Почему бы и нет?

Александр Мельман: Лужков, как мы помним, приходил к Владимиру Владимировичу Познеру и тогда сказал, что он за то, чтобы выбирать губернаторов, после чего у него были неприятности с господином Медведевым, и мы это тоже все знаем. А сейчас такая ситуация, что чета Лужков-Батурина будут пользоваться любыми средствами массовой информации, журналом "The New Times", каналом "РЕН", чтобы высказывать свою точку зрения, потому что действительно их прессуют по полной программе.

Елена Рыковцева: Обратите внимания, выбирают либеральные СМИ. А Караулов говорит, что это либералы спихивают Лужкова. Видите, какую двойную игру ведет вся эта команда.

Александр Мельман: Все-таки Андрей Караулов очень такой весь противоречивый.

Елена Рыковцева: Да, очень уж. На связи Владимир из Саратовской области. Здравствуйте, Владимир.

Слушатель: Добрый день. Как бы нам дожить до тех счастливых времен, когда бы такой импульс отрицательной фильмографии исходил бы не от административного верха, а чтобы это исходило от гражданского общества?

Елена Рыковцева: Да, Владимир, спасибо вам за чудесную реплику. Кстати, коллеги, мне программу "Вести-Москва" жалко. Они-то действительно честно всю дорогу долбали Лужкова и боролись с этой архитектурой современной ужасной. И вот сейчас…

Александр Мельман: Нет, Лена, это все правильно с одной стороны. С другой стороны, "Вести-Москва" была еще все-таки задумана таким образом, чтобы оппонировать господину Лужкову, потому что он не сегодня стал костью в горле у кремлевских или белодомовских товарищей, а это достаточно долго тянется, поэтому это было сделано и очень правильно сделано. Это действительно давало некий спектр, расширяло ту самую свободу слова, которая у нас еще есть. А сейчас, да, сейчас им приходится действовать в струе. Кстати, Вадим, хочу вас успокоить, все-таки вопрос репутации, делайте свою программу про пробки, потому что вчера, скажем, на канале "Культура" Александр Архангельский сделал программу об исторических памятниках в Москве, это все было сделано с чувством, с толком, с расстановкой, с таким тактом и этикетом. У господина Архангельского, по-моему, репутация безупречная. То есть можно это делать. А вот, скажем, господин Ревенко с таким ражем выполняет этот заказ, мне очень обидно: все-таки хороший человек…

Елена Рыковцева: Кто хороший человек?

Александр Мельман: Господин Ревенко.

Елена Рыковцева: Да он всегда с ражем выполняет все заказы, перестаньте. Когда он был хороший человек? За этот раж его когда-то, по-моему, от эфира даже отстраняли, на какое-то количество лет, чтобы он успокоился. Вроде, успокоился. Так нет, опять за свое взялся.

Александр Мельман: Мне жаль. Может мне быть жаль в этом смысле человека?

Елена Рыковцева: Анатолий Сергеевич из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Мне тема Лужкова очень близка, потому что я с ним пытался наладить переписку, правда, ни на одно мое письмо по поводу жилищных проблем он не ответил, отвечали всяки там Швейки. Но вообще-то он правильно сделал, Юрий Михайлович, я его хочу поздравить с днем рождения, несмотря на то, что я к нему не очень хорошо относился, но, думаю, вместо него поставят еще худшего. А то, что наше высокопоставленное жулье все женато на талантливых женах, это мы знаем по декларациям. Я хочу сказать, что, конечно, Юрий Михайлович, в общем-то, делал что-то более-менее хорошее, всякое он делал, а вот то, что сейчас его пытаются снять, эта тема связана, мне кажется, с тем, что нас ожидает суровая зима и надо на кого-то все это свалить.

Елена Рыковцева: Анатолий Сергеевич, это нелогично. То есть как раз, если бы была зима суровая и он бы не справился, тогда бы и свалили. А так его уберут, зима будет суровая, никто не справится, и скажут, ага, вот если бы был Лужков, тогда вы бы не мерзли.

Кстати сказать, я правильно поняла, я не видела "Твиттер" Аркадия Дворковича, но мне кто-то говорил, может быть, Вадим, вы видели, что там Дворкович сроку ему дал сутки, отметит день рождения, и завтра его увольняют.

Вадим Кондаков: Мне коллеги мои рассказывали о том, что в "Твиттере" есть информация.

Елена Рыковцева: Дворковича именно, известного твиттероведа.

Вадим Кондаков: Да.

Елена Рыковцева: Понятно. Вот доверять, не доверять этой информации, что завтра снимут? Аркадий Дворкович, если кто не знает, пишет в "Твиттер" заметки день и ночь и следит за губернаторами и другими высокопоставленными чиновниками, чего они там пишут, докладывает об этом Дмитрию Медведеву. То есть просто так ничего не делается в этом "Твиттере".

Марина Николаевна из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, самое главное во всей этой истории – это не то, что снимают жулика Лужкова и прочее, а в том, как это делают. Это самый главный вопрос. Ведь любой другой человек, можно сказать, честный, не вор, он может попасть так же абсолютно, как Лужков, в эту ситуацию. Очень мало обращают внимания на это. И, конечно, предыдущий товарищ сказал, мы все живем в Москве, Москва – это страшный город. Вы представляете, вот они его снимают перед зимой, а все службы завязаны на Лужкова. Вот они нам сейчас… Вернее, вот он нам всем сейчас покажет, кто в доме хозяин.

Елена Рыковцева: Очень точное замечание, действительно, когда идет информационная кампания, неважно, хороший человек, плохой, против любого она может быть направлена, вот в чем ужас этих кампаний, совковых. Я надеюсь, Марина Николаевна, что вы, когда сказали, "снимают жулика, Лужкова", это через запятую сделали, снимают жулика и Лужкова, чтобы мы с вами не попали ни в какую неприятную ситуацию после этого эфира.

Раиса Николаевна из Москвы пишет: "Советский народ нагло обманули в 91-м (это к вашему фильму-победителю), когда говорили о том, что будем строить развитой социализм. Начали строить капитализм. Сейчас, когда народ прозревает, они очень сильно боятся всего советского". Вот еще есть такое мнение, что вся эта дискуссия, потому что боятся.

Вадим Кондаков: Возможно, но, я повторюсь, важно, чтобы люди задумались, еще раз вспомнили, кто помнит, а кто не помнит, чтобы почитали, узнали и подумали над этим. В общем, вся задача фильма.

Елена Рыковцева: Очень хорошо пишет Савельева: "Фильм "Дело в кепке" ничего нового о Лужкове не продемонстрировал, кроме грубой, непрофессионально сделанной работы. Постоянные повторы о пчелах, угрожающий голос за кадром…" Пчел как раз вчера и разоблачал Караулов, эту ситуацию с пчелами, когда говорилось, что он больше потратил на пчел в Калужской области, чем на помощь инвалидам. Утверждал Караулов, что нет в Калужской области пчел. При этом у меня вопрос: а не в Калужской области есть пчелы? То есть в Калужской нет, а, может быть, в какой-то другой. У него такие аргументы. Вот он, например, говорит, Батурина получает всего 2 процента от всех госзаказов. А от не госзаказов, какой процент получает Батурина, у меня вопрос?

Александр Мельман: Так это говорил Юрий Михайлович в интервью Марианне Максимовской, он так это обосновывал, всего 2 процента.

Елена Рыковцева: Всего 2 процента госзаказов. Но ведь существует масса не госзаказов, негосударственных тендеров, в которых ее фирмы почему-то оказываются победительницами. Итак. "Постоянные повторы, угрожающий голос за кадром, который, мо мнению авторов, должен был подчеркивать осуждение мэра, но оказалось наоборот. Все выглядело так, как будто власть не знала о мэрском беспределе. Как будто пришло время пододвинуть мэра. Какая тут премия "ТЭФИ"? Тут нужно научиться делать разоблачительные фильмы профессионально и лучше не допускать, чтобы выходили такие фильмы, чтобы не было причины для создания таких фильмов". Хорошо пишет Савельева, я считаю, что причин не должно быть, чтобы выпускались такие фильмы.

Александр Мельман: Немножко получается, что мы в этой передаче все-таки защищаем, так или иначе, Юрия Михайловича.

Елена Рыковцева: Нет-нет.

Александр Мельман: Так получается, потому что кампания слишком грязная. Но на самом деле эта кампания лишь показывает всю систему власти в России, не более того. То есть, ты можешь делать все, что хочешь, но давай лояльность, давай те самые проценты по "Единой России" и занимайся чем угодно, и если ты вдруг поступил не по понятиям, тогда тебя начинают мочить. Это такая… Дед Хасан это все очень хорошо понимает.

Елена Рыковцева: Вообще, это голубая мечта моя - осуждать кампанию, не защищая при этом жертву этой кампании. Так же было с Лукашенко, автоматически получается, что ты встаешь на защиту человека, против которого направлена кампания. Автоматически. Хочется это как-то разводить, очень хочется. Как бы это сделать?

"Отставка Лужкова сводится к нулю назначением на его место не известно, кого", пишет Олег. Олег, это вам не известен этот человек, заместитель мэра, которого сейчас прочат в мэры, при условии, что Лужков уйдет добровольно. Такой пряник ему предлагается. Это очень известный человек в своих кругах, просто он был не на слуху. Но в опросах, которые сегодня провел "Коммерсант-Власть", его фамилия фигурирует, тем не менее. Эксперты, специалисты знают, что это сильный человек в правительстве Москвы.

Александр Мельман: Тем более, он в системе, поэтому ему не нужно будет как-то переобучаться, он может действительно все быстро наладить, если мы говорим о господине Росляке.

Елена Рыковцева: Только о Росляке мы и говорим, потому что это единственная фамилия, которая сегодня звучала.

" Кто бы ни пришел на место Лужкова, будет значительно хуже, чем при Лужкове. Хорошему человеку работать не дадут, а что касается плохого, делайте выводы сами", пишет Оксана Андреевна.

Москва. "Не понимаю, о чем идет речь? Разве плохо, что СМИ стали выполнять свои обязанности? Почему это все превращаются в фарс?", Галина Георгиевна из Москвы поддерживает эту кампанию.

Александр Мельман: Вот я говорю, я тоже выступал на одной радиостанции, мне говорили, как же смело они выступают, какие они молодцы. Ну что, я им на это сказал, ребята, это же просто идет заказ, они выполняют заказ. Нет, все равно люди радуются, что так все открылось.

Елена Рыковцева: Пенсионерка Алла Павлова из Москвы надеется встретить Лужкова и Батурину 31-го числа десятого месяца на Триумфальной площади на акции "Стратегия-31".

Александр Мельман: Отлично, отлично.

Елена Рыковцева: Отлично, конечно. Вот теперь они будут протестовать вместе с вами, Алла Павловна.

Александр Мельман: С Лимоновым.

Елена Рыковцева: И с Лимоновым. Мы завершаем на этом программу "Час прессы" на Радио Свобода, но, как видите, не завершается обсуждение темы кампании, потому что кампания продолжается и закончится она только с отставкой Лужкова, как я понимаю.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG