Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Международная правозащитная кампания: Ливии нет места в Совете ООН по правам человека


Ирина Лагунина: В Женеве на прошлой неделе началась 15 сессия Совета ООН по правам человека. Ко вторнику отношения между представителями Ливии и Соединенных Штатов уже приняли характер постоянного противостояния. И вот по какому поводу. Представитель Ливийской джамахирии попросил слово в качестве права на ответ:

Спасибо, господин президент. Я делаю это заявление в ответ на заявления некоторых безответственных и надменного типа неправительственных организаций, которые пытаются прервать работу Совета и помешать людям, делая на самом деле беспочвенные и спорные голословные утверждения. Господин президент, мы бы хотели, чтобы вмешательство подобных неправительственных организаций было изъято из стенограммы – и в прошлый четверг, и сегодня во второй половине дня. Эти выступления должны быть изъяты из стенограммы, потому что они не соответствуют нашей процедуре.

Ирина Лагунина: Представитель США прервал этот монолог вопросом по порядку ведения заседания:

Мы хотели бы подчеркнуть, что Соединенные Штаты считают, что аккредитованным неправительственным организациям надо разрешить выступать, и что эти выступления должны быть включены в стенограмму. Как вы знаете, голос гражданского общества исключительно важен для работы этого совета. И хотя государства-члены Совета, включая Соединенные Штаты, могут иногда не соглашаться с содержанием этих выступлений, совет должен культивировать среду открытости, в которой мы сможем обсуждать наши различия во мнениях. Спасибо.

Ирина Лагунина: Слово вновь получает посол Ливийской джамахирии.

Я бы хотел заметить уважаемому Совету, что это не форум для всевозможных голословных утверждений, необоснованных и не опирающихся на правду. Когда Ливийская арабская джамахирия во главе с Муаммаром аль-Каддафи была удостоена чести быть избранной в совет, тем самым была отмечена позитивная роль Ливии в Африке и в мире - в отношении укрепления прав человека. Моя делегация готова полностью сотрудничать с вами, даже если другие члены совета не готовы, чтобы расширять деятельность совета, добиваться того, чтобы он был истинным форумом для защиты основных прав и свобод.

Ирина Лагунина: И сразу же следом за этим:

Мы не против участия неправительственных организаций. Мы против только безответственных заявлений безответственных неправительственных организаций.

Ирина Лагунина: Что же такое произошло на 15-й сессии Совета ООН по правам человека, что вызвало столь жаркие споры о неправительственных организациях? 27 неправительственных и правозащитных групп, включая организацию родственников жертв теракта в Боинге авиакомпании ПАН АМ, взорванного над шотландским местечком Локерби в 1988 году, сформировали движение против присутствия Ливии в Совете ООН по правам человека. Во главе этого движения стоит организация UN Watch. Ливия вошла в совет на прошлой неделе, и ее представитель будет находиться в зале заседаний до 1 октября. За это время совет должен обсудить вопрос о правах женщин, свободе слова и вероисповедания и принять соответствующие резолюции, а также утвердить два документа относительно Израиля. Неправительственные организации опасаются, что роль Ливии в этих вопросах не будет, скажем так, конструктивной. Вообще у Ливии и правозащитных организаций ООН долгая и неприятная история. Вершиной было председательство Ливии в Комиссии по правам человека ООН. Этот факт сам по себе настолько дискредитировал и без того весьма одиозный ооновский орган, что в 2006 году комиссия была, наконец, распущена. На смену ей как раз и пришел совет, о 15-й сессии которого мы сегодня говорим.
В прошлый четверг UN Watch совместно с американской правозащитной организацией Дом свободы организовала в рамках слушаний на заседании совета показания болгарской медсестры, арестованной в 1999 году в Ливии и приговоренной к смертной казни за преднамеренное, как постановил суд, заражение 393 ливийских детей СПИДом. Всего в ливийской тюрьме по этому делу оказались пять медсестер и палестинский врач. Их удалось освободить лишь в 2007 году. Вот что рассказала, вернее, попыталась рассказать собранию медсестра Кристиана Вулчева.

Кристиана Вулчева: Господин президент, я прежде всего хотела бы поблагодарить вас за ваше стремление услышать голоса жертв. Статья 5 Всеобщей декларации прав человека гарантирует, что никто не должен быть жертвой пыток или жестокого, бесчеловечного и унизительного отношения. И тем не менее, мы видим, что повсюду в мире эти преступления совершаются и остаются безнаказанными. Например, Генеральная Ассамблея ООН выражает серьезную озабоченность пытками в КНДР,. Еще один пример – Иран, где политических заключенных подвергают бесчеловечному отношению, включая случаи в известной тюре Эвин. И, наконец, пример моего собственного страдания – от государства, которое сейчас занимает место в этом совете. Я – медсестра из Болгарии. В 1999 году я работала в городе Бергази, в Ливии. 9 февраля того года меня и еще пятерых человек задержали по ложным обвинениям, поместили в тюрьму и жестоко пытали. Против нас применялись варварские пытки, унижение и издевательства. Нас били по ступням…

Ирина Лагунина: Вопрос по порядку ведения заседания может прерывать выступление. Именно этим и воспользовалась представитель Ливии, чтобы заметить, что показания говорящей не соответствуют повестке дня, а, следовательно, ей надо запретить говорить дальше. С возражением против позиции Ливии выступили Бельгия, США и Великобритания. Поддержал ливийского представителя Иран. Иранский посол заметил, что его страна всегда приветствует комментарии неправительственных организаций, но только если они укладываются в процедурные рамки. После этого болгарская медсестра продолжила:

Кристиана Вулчева: Например, они били нас по ступням, а затем заставляли нас бегать на кровавых ногах, распухших и черных от битья. Они вкалывали мне наркотики. Они раздевали меня…

Ирина Лагунина: И опять представительница Ливии прервала выступление. И опять болгарскую медсестру поддержали Великобритания, Бельгия, США и еще Ирландия. Но на этот раз против медсестры образовался фронт – Ливия, Китай, Иран и Куба. Любопытно, что все эти страны замечательно научились использовать ту же лексику, которой пользуется западный мир. Несколько цитат. Китай: "Мы не запрещаем заявления неправительственных организаций в совете, мы слышали много таких выступлений, и мы придаем значение их взглядам". Однако, по мнению представительницы Китая, неправительственные организации должны следовать правилам поведения, иначе в совете будет хаос. Куба: "мы хотим заметить, что мы полностью поддерживает, когда неправительственные организации поднимают голос и выступают с комментариями". Однако, заметил представитель Кубы, они должны уважать правила совета. Президент вновь вернул слово Кристине Вулчевой.

Кристиана Вулчева: Говоря о правах человека и пытках. Меня раздевали до гола и привязывали к металлической кровати. А затем начиналось самое страшное – инквизиция электрошоком.

Ирина Лагунина: И вновь перебила представительница Ливии.

Господин президент. Во-первых, моя делегация выражает сожаление, что мне пришлось несколько раз брать слово по процедурным вопросам. Я приношу извинения. Мы говорим здесь о правах человека, мы не бросаем обвинений ни в чей адрес. У неправительственных организаций есть полное право принимать участие в общих дискуссиях. Тем не менее, они должны в своих выступлениях уделять внимание вопросам прав человека, а не подминать вопросы, которые выходят за рамки контекста. От них также требуется уважать правила и процедуры совета. Поэтому мы призываем вас, господин президент, остановить выступление неправительственной организации. Спасибо.

Ирина Лагунина:
Президент, посол Таиланда, принял противоположное решение. Но попросил медсестру Вулчеву закончить выступление побыстрее.

Кристиана Вулчева: Говоря о правах человека и пытках. Они пытались уничтожить нас физически, умственно и морально. Мы были заложниками в течение восьми с половиной лет. Мы никогда не получили ни извинения, ни компенсации за наши страдания. Господин президент, когда совет начнет действовать, чтобы положить конец этой безнаказанности?
Спасибо, господин президент.

Ирина Лагунина:
Выступление Кристианы Вулчевой длилось 2 минуты 24 секунды. Однако ей пришлось слушать замечания по процедурным вопросам в течение долгих 18 минут. Но все-таки, ей удалось закончить свою мысль.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG