Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Британский аукционный дом "Бэмфордз Окшиониерз энд Вэльюз" выставляет на продажу письма писателя Оскара Уайльда. Эта интимная переписка Уайльда с редактором одного из лондонских журналов Алсагером Вианом вызвала беспрецедентный интерес публики.

Британский аукционист Алан Джадд, рассказал, что эти письма поступили к ним непосредственно от потомков Олсиджера Вайана:

– Как они сообщили нам, адресат Уайльда скончался в 1924 году, и письма были найдены в закрытом на ключ ящике его письменного стола. С тех пор они постоянно находились в семейном архиве. Что качается Вайана, то он был хорошим семьянином, отцом знаменитого британского адмирала времен Первой мировой войны. Думаю, что Уайльд хотел его соблазнить. Это заметно по содержанию писем, которые становились всё более и более настойчивыми. В конце концов он оставил это намерение, и это – причина, по которой эта переписка была прервана. Она так ни к чему и не привела. Думаю, что Вайан должен был отвечать на эти письма, однако об этом ничего не известно. Но и в этой односторонней переписке можно многое прочитать между строк. Я, конечно, строю догадки, но между ними ничего не было. И всё же этот эпизод из биографии Уайльда очень интересен. Ведь он тоже был семейным человеком, был женат, у него было двое детей, и тем не менее он был геем, став довольно агрессивным гомосексуалистом. Мы выставили на продажу пять писем Уайльда, которые продаются по отдельности. Их предварительная оценка - 10-15 тысяч фунтов. Эта стартовая цена базируется на огромном международном интересе к письмам. Это позволяет нам надеяться, что письма уйдут за намного более высокую цену. У нас уже есть контакты с покупателями в Америке, Британии, Франции и даже в Нигерии. Не совсем ясно, на какой почве возник этот огромный интерес, но мы получаем массу телефонных звонков и писем практически со всего мира. Будет интересно наблюдать за процессом продажи этих лотов. Оскар Уайльд провел последние три года своей жизни в Париже и похоронен на парижском кладбище. Думаю, что особый интерес эти письма должны вызвать во Франции. Впрочем, интерес к Уайльду повсеместный.

Оскар Уайльд относится к числу тех писателей, литературный талант которых сочетался – если не затенялся – яркой биографией. В этом отношении Уайльда вполне можно назвать гламурной фигурой. Об этом идет речь в разговоре с литературоведом, главным редактором журнала "Иностранная литература" Александром Ливергентом:

– Нет никаких особых мифов. Все про Оскара Уайльда известно. Про отношения Уайльда тоже все давно хорошо известно. Письма эти написаны, соответственно, в конце XIX века. Тогда не принято было, как теперь, говорить впрямую о подобного рода вещах. Да, какие-то оттенки, наверное, проявятся более прозрачно и отчетливо, но, в общем, история с самого начала и до конца вполне хорошо известна.

– Несмотря на то, что после смерти Уайльда прошло больше века, он остается культовой фигурой и викторианской литературы, и отчасти даже современного гламурного и не только гламурного мира. И могила его в Париже остается центром почитания. Важно ли для человека, который исследует творчество такого рода писателя, то, что он говорил на самом деле, его ли те все остроты, которые ему приписываются, как делить то, кем был Уайльд на самом деле, и то, каким его видела публика?

– Исследования бывают разные. Для тех, кто пишет его биографию, это более важно. Кроме того, биография тоже бывает разной. Биография бывает к услугам читателя, предпочитающего гламурную и массовую литературу. Бывает биография более академического склада, которая не снисходит до подобного рода деталей. В принципе, вопрос, который вы задали, касается любого писателя. Как отделить факты инитимной жизни от общеизвестных фактов, связанных непосредственно с литературой и общественной жизнью. Вся громкая печальная история, которая произошла с Уайльдом, стала известна несколько позже того периода, когда Уайльд прогремел как писатель. Его лучшие пьесы – и "Кинтервильское приведение", и "Картина Дориана Грея" – были созданы раньше того скандала, который произошел в конце XIX века. Подобного рода письма едва ли что-либо прибавят к почитанию Уайльда, как крупного писателя.

Другой вопрос – относительно гламурного образа. Это совершенно другая история. Этот гламурный образ можно накачивать до бесконечности. Уайльд был действительно фигурой очень громкой и известной. Он, говоря сегодняшним языком, таким образом себя позиционировал. С самого начала, когда он отправился в Америку и давал первые интервью на палубе прибывшего в Нью-Йорк парохода, он сыпал афоризмами, остротами и приручил к себе журналистов, которые потом со свойственным им азартом и страстью к неправде ответили ему почти тем же.

– Когда фигура писателя окружена таким сонмом журналистов, когда сам он является яркой фигурой, создает ли это опасность того, что его творчество, даже спустя столетия, будет недооценено или переоценено? Можно сейчас сказать – Уайльд был гениальным, великим, крупным британским писателем. Что правильно?

– Насчет гениальным – я не знаю. Насчет великим - тоже не уверен. Но то, что это был очень крупный и выдающийся писатель, писатель, которому было свойственно, как всякому ирландцу, умение острословить, выдавать изящные изречения, афоризмы и синтенции – это да... Уайльд не отделим от символистского движения, эстетского движения в английской литературе конца XIX века. Вы назвали его викторианским писателем. Строго говоря, викторианским писателем он не был. Он был уже поствикторианским писателем. Викторианская эпоха и литературная, и общественная катилась к своему закату. Эстетское движение конца века, английский неоромантизм в лице Стивенсона, Киплинга ознаменовало собой окончание викторианской эпохи. И Уайльд был одним из тех, кто эту эпоху в контексте английской литературы завершал. И завершал он ее, в отличие от очень многих других английских писателей, необычайно ярко, громко и звучно.

– Как вы думаете, почему именно из писателей-современников Уайльду до сих пор принадлежит одно из первых мест? Это связано с его нетрадиционной сексуальной ориентацией, или все-таки это связано со свежестью письма?

– Скандалы, связанные с окончанием его жизни, имеют тут безусловное значение. Но опять же – слава для кого? Если иметь в виду специалистов по литературе, то, конечно, это связано с его литературными произведениями. Что касается людей, которым более близка литература и биография массового, гламурного характера, то, конечно, в данном случае выходит на передний план выходит биография Уайльда. В таком случае она и становится, может быть, самым громким его произведением.

Этот и другие важнеы материалы из итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG