Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Намерение оппозиционных организаций "Рот фронт", "Родина: здравый смысл" и "Другая Россия" создать коалицию под названием "Российская оппозиция" обсуждаем с политиками Эдуардом Лимоновым, Виктором Тюлькиным и политологом Валерием Хомяковым


Эдуард Лимонов

Эдуард Лимонов

Владимир Кара-Мурза: Оппозиционные партии левого толка, не представленные в Государственной думе, объявили о планах объединения в коалицию с условным названием "Российская оппозиция". Такая договоренность была достигнута во вторник на встрече участников нового объединения. Это уже вторая встреча представителей левого сектора внесистемной оппозиции. В ней участвовали активисты партии "РОТ-Фронт" и движения "Левый фронт" Сергей Удальцов и Анатолий Баранов, Эдуард Лимонов, лидер партии "Другая Россия", и Михаил Делягин, "Родина: здравый смысл". На встрече была достигнута договоренность о начале работы по созданию коалиции. В ближайшее время намечено подписание заявления по поводу регулярных отказов в регистрации политических партий. Лидер партии "Другая Россия" Эдуард Лимонов предложил всей российской оппозиции объединиться в новый союз и позвал в него демократов. Сегодня вечером стало известно, что незарегистрированная партия "Родина: здравый смысл" передумала объединяться с левой оппозицией. Как заявила ее пресс-служба, никаких коалиций заключаться не будет в силу отсутствия понимания других участников возможного объединения. Намерение оппозиционных организаций "РОТ-Фронт", "Родина: здравый смысл" и "Другая Россия" создать коалицию под названием "Российская оппозиция", мы сегодня обсуждаем с политиками Эдуардом Лимоновым, председателем исполкома партии "Другая Россия", Виктором Тюлькиным, первым секретарем ЦК РКРП, бывшим депутатом Государственной думы, и Валерием Хомяковым, генеральным директором Совета по национальной стратегии. Каковы цели возможной новой коалиции?

Эдуард Лимонов: Во-первых, я бы вас поправил. Вы сказали - коалиция левых партий. Я думаю, только "РОТ-Фронт" может согласиться с этим определением, "Родина" не согласилась бы с этим определением. И "Другая Россия" тоже не чисто левая партия. Есть элементы левые, есть элементы иные. Во-вторых, все-таки мы называем сейчас свои встречи - это совещания. Первое совещание было проведено 30 августа, кстати говоря, по инициативе "Родины", Делягина, по инициативе Удальцова и Баранова. Второе совещание было 21 сентября. Надо не путать, нас все время пытаются поставить в какую-то определенную зависимость или сравнивать с объединением демократических сил, о котором только что объявили Касьянов, Рыжков, Немцов. Они собираются создать политическую партию – это одно, политическую партию демократического толка. Я их уже приветствовал лично и сказал, что мое отношение к этому дружественное, и я желаю им успеха.
Мы не пытаемся создать партию, у нас есть партии, мы пытаемся создать достаточно свободный союз оппозиционных партий. Он не был задуман как союз левых, он был задуман как широкий союз партий оппозиции, которые смогут таким образом совместно защищать свое право на участие в выборах. Вот эти задачи мы себе ставим. И мы, насколько я знаю из собеседований, которые состоялись, мы все единогласно желаем, чтобы в этом союзе приняли участие все оппозиционные партии, которые находятся в таком же положении, как и мы, в том числе демократические силы. Я их приглашаю, я думаю, что другие составляющие нашего союза тоже их приглашают. Мы еще не оформились как таковые и может быть мы не станем оформляться организационным путем. Достаточно того, что острая необходимость политической ситуации в России заставляет нас так или иначе действовать совместно.

Владимир Кара-Мурза: Возможно ли, по-вашему, такое объединение всей непримиримой российской оппозиции?

Виктор Тюлькин: В данном случае я бы поддержал Эдуарда о том, что рано говорить о каком-то организационном объединении - это скорее всего консультации, согласования позиций и согласованные совместные действия по каким-то направлениям. Прежде всего в попытках официальной власти отсечь непарламентские силы, непарламентскую оппозицию от выборов. "РОТ-Фронт" сегодня получил третий раз отказ в регистрации в общем-то по смешным причинам. Абсолютно ясно, что Минюст просто тянет время для того, чтобы отсечь нас от возможного участия в выборах парламентских в 2011 года. К сожалению, в этом они имеют союзников в лице парламентских партий, парламентской оппозиции в лице КПРФ, которая к своему стыду, наверное, даже из уст Зюганова высказала такие оценки, что "РОТ-Фронт" – это кремлевский проект и ставленники олигархических сил. Эти ставленники третий раз отказ получают. И мы к ним обращаемся: скажите кассу, куда нам идти и где получать, если мы ставленники.
В этом мы должны быть, конечно, едины. Надо на чистую воду выводить бюрократов, которые действуют, я бы сравнил их с российскими гаишниками. Вместо того, чтобы помогать организациям и движениям, а для Минюста это становление политической системы, гражданского общества и так далее, они просто создают условия и ловят на каких-то ошибках или придирках или сами провоцируют на какие-то нарушения. Скажем, в тех же образцах документов, которые в Минюсте висят, содержатся ошибки. Одна из причин, по которой сказали, что мы нарушили что-то и отказывают в регистрации, это ошибки в кодах при заполнении платежки перечисления денег в государственный бюджет. Поэтому мы считаем, что эти консультации полезные, от переговоров и от консультаций никому хуже не становится. И конечно, за эту бессовестность надо давить и на Минюст, а вообще понимать, что за Минюстом стоят реальные власти в лице так называемых национальных лидеров, президентов и прочее.

Владимир Кара-Мурза: Как, по-вашему, есть ли перспектива у оппозиционных коалиций столь разнородных политических сил?

Валерий Хомяков: Конечно, те проблемы, о которых говорили Эдуард и господин Тюлькин, они схожи с теми проблемами, которые существуют у тех представителей политических сил, которые объединились в демократическую коалицию. Это, конечно, попытки блокирования в том, чтобы легализоваться партиям, дать им возможность участвовать в предстоящих парламентских выборах, в региональных выборах и так далее. Это общая проблематика, она свойственна, к сожалению, нашей нынешней политической жизни, и это не украшает нашу политическую жизнь. Я вообще приветствую любые попытки объединения и демократических сил, и правых сил, хотя я человек далеко не левых убеждений, но тем не менее, считаю, что это очень важно. Насколько это будет успешно, многое, конечно, определяется не только Минюстом, не только какими-то иными факторами, которые находятся вне этих политических сил, но и лидерами. Вот опять-таки не совсем понятна позиция того же Михаила Делягина, то он собирается вступать в эту коалицию левую, то не собирается. Может быть внутренняя проблематика у той партии, которую он представляет. Поэтому здесь, конечно, масса проблем возникает именно такого личностного характера, кто первый, кто второй, кто третий и так далее.
Я думаю, что, тем не менее, шанс такой все-таки существует, и если бы он был использован и он состоится именно для того, чтобы решить проблему участия этих партий в отдельности каждой или создание новой, что я не очень-то верю, что она будет зарегистрирована, поскольку даже эти созданные партии пока не могут пройти ту регистрацию, которая предстоит, Минюст естественным образом, понятное дело, это дело пытается как-то заблокировать. Думаю, что шансы не очень высоки, но сама инициатива может получить кумулятивный эффект, что люди, избиратели, почитатели, представители тех социальных слоев, которые исповедуют левые убеждения, увидят, что абсолютно разные люди и все-таки договариваются – это всегда хорошо. Такой примерно эффект был тогда, когда в 99 году создавался Союз прав сил из разных частей демократического спектра, но он тогда состоялся и получился. Здесь пока такой уверенности нет, но я бы хотел, чтобы я в этом смысле ошибся.

Владимир Кара-Мурза: Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений, ждет внятного левого проекта.

Борис Кагарлицкий: Одни и те же люди в разном составе уже не первый раз пытаются сложить какой-то пасьянс из весьма ограниченного количества карт. К реальному развитию левого движения это практически никак не относится. Потому что по существу просто это попытки людей, не создавших движение, изобразить политическую деятельность. На мой взгляд, реальное левое движение может придти только вместе с подъемом массовых социальных протестов и вместе с новыми политическими инициативами, с новыми идеями и с каким-то политическим проектом, более-менее внятным социально-экономическим, политическим проектом, который может быть предъявлен обществу. То, что эти люди в нынешнем составе никогда не смогут подобного рода проект предъявить, мне кажется достаточно очевидным.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Виктора.

Слушатель: Добрый вечер. У меня предложение и вопрос. Я приветствую объединение самых разных партий и предлагаю не только под эгидой левым объединиться или правых, а предлагаю всем объединиться. При всем разнообразии противоположностей многих интересов партий, у всех есть одна общая точка – это за честные демократические процедуры. В принципе можно было бы какую-то хартию или воззвание, в котором подчеркнуть, что общей точкой являются честные правила игры, которые гарантируют и предвыборные одинаковые честные процедуры, и каждая партия должна гарантировать, что в случае прихода ее к власти, она гарантирует эти демократические процедуры для всех остальных партий во время своего правления. По-моему, к такому воззванию могли примкнуть как левые, так и правые, у которых единственная цель, чтобы Россия была динамичной, здоровой, развивающейся страной.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, под какими лозунгами могла бы создаться подобная коалиция?

Эдуард Лимонов: Видите, я опять-таки подчеркну еще раз, что это ошибка СМИ, которые представили наши совещания как попытку объединения левых сил. Ничего подобного. Изначально мои намерения и намерения РОТ-Фронта и представляющих его Удальцова и Баранова именно создать широкую коалицию оппозиции. Мы и хотели назвать даже не "Российская оппозиция", не знаю, откуда взялась "российская", а просто ОППОЗИЦИЯ, большими буквами, чтобы стало наконец понятно, кто есть кто в нашей стране, чтобы было понятно, что те партии, которые вместе с "Единой Россией" в Государственной думе – это сателлиты "Единой России", это не самостоятельные партии, сколько уже можно говорить об этом.
Наша цель – разрушить монополию на власть. И сейчас наступил момент, которого никогда не было. Тут Кагарлицкий распинался, кстати говоря, все его проекты, могу его остановить в его критике, потому что его личные проекты, начиная с создания Социалистической партии, ни один проект не удался. Ни ему мне говорить, создателю Национал-большевистской партии, которую до сих пор через 17 лет не смогли угробить как таковую и создателю "Стратегии-31", не ему меня учить. Что я вообще предлагаю и буду предлагать, не хочу выкладывать все карты на стол, но буду предлагать по мере развития ситуации. Это не объединение, по необходимости, по острой необходимости союз, свободный союз партий, которые сами внутри себя решают свое политическое поведение, однако направленный на разрушение монополии власти. Во-первых, нужно перестать подчиняться диктату Министерства юстиции, которое является всего-навсего лишь фактически одним из аппаратов партии власти. Он подчиняется непосредственно руководителям нашей администрации и Министерству юстиции, это президент, это премьер-министр и это партия "Единая Россия". Это надо прекратить. Надо прекратить дожидаться разрешения. Все анализы наших экспертов, наших так называемых аналитиков покоятся только на безапелляционном утверждении, что им не дадут разрешения. Если игнорировать это чертово разрешение и переступить наконец через Минюст, а я на каком-то этапе предложил это, что мы должны переступить через Минюст, через закон о политических партиях. Это нужно будет сделать, наконец наступил конец времен, это нужно будет сделать такими же усилиями, такой же силой воли, как, например, мы противостоим на Триумфальной, мы противостоим власти. Точно в такой же манере надо будет противостоять этому диктату.
К 2011 году путем включения механизмов разнообразных неповиновения власти, я знаю, что делать, я просто не могу сейчас сказать, потому что власть выработает немедленно программу борьбы со всем этим, программа неповиновения, мы ее включим, и они не смогут провести свои проклятые выборы 2011 года. Я вас уверяю, я достаточно опытный человек, мне многое удавалось. Помогите нам, помогите мне. Пойдем по этой дороге. Мне не нравится настоятельное отделение демократических сил себя от других. Если я смотрю дружелюбно на их желание создать демократическую партию, да, я смотрю дружелюбно. Я считаю, что это и им необходимо, и стране необходимо, и их избирателям необходимо. Но когда они говорят о выдвижении единого кандидата от демократических сил, я тут говорю: нет, ребята, никакой ваш кандидат не победит на этих выборах - это заведомо будет кандидат от меньшинства.
Если мы хотим единого кандидата или вы хотите единого кандидата, мы все его хотим, нужно, чтобы он победил. Хватит играть в эти неприязненные игры: я не хочу этого, я не хочу такого, я не сяду с этим за одним столом. Вот это все надо оставить в прошлом. Если они будут настаивать на кандидате от демократических сил, я буду говорить людям, буду везде говорить и объяснять: смотрите, эти люди не хотят изменения в нашей стране, они не хотят разрушить монополию на власть, они хотят на полдороге набрать политические очки и проиграть с треском. Вы хотите жить дальше так? Я не хочу, скажу я людям.

Владимир Кара-Мурза: Возможно ли теми методами, о которых сказал Эдуард Лимонов, разрушить монополию на власть?

Валерий Хомяков: Мне пока непонятны эти методы, о которых Эдуард Вениаминович сказал. Наверное, он их знает, представляет. Но пока, судя по тем оценкам, которые есть у меня, весьма сложно себе представить, что внепарламентским путем можно это сделать. Пока ничто не говорит о том, что в стране какая-то предреволюционная ситуация. Да, высокое недовольство существует, да, растут и протестые настроения. Мы убедились в том, что нашей политической системе в ходе и экономического кризиса, и того, что наблюдали летом этого года, можно поставить огромнейший неуд. Но, к сожалению, есть и другая история. Есть история, связанная с тем, что пока, к сожалению, монополизм, он подавляет возможность людей или желание людей выйти на площадь продемонстрировать свое революционное сплочение, солидарность, которую, наверное, предполагает Эдуард Вениаминович.
Поэтому, я думаю, такие формы невозможны в силу очень многих обстоятельств, в том числе и того, что могут делать силовые структуры, о чем господину Лимонову прекрасно известно и так далее. То есть пока нет главного того, что есть в других обществах, в других странах – нет солидарности людей, которые могут из-за какого-то может быть не очень значимого события, которое происходит, выйти миллионными демонстрациями, как мы видели неоднократно в той же Европе, и продемонстрировать свое отношение к тому, что власти поступают неправильно. Пока мы этих массовых акций не видим и, к сожалению, пока единственный такой может быть позитивный пример того, когда люди вышли на площадь и власть к этому прислушалась – это то, что калининградского губернатора Бооса не переутвердили на следующий срок. Вот это, мне кажется, небольшая, но победа. Если это будет дальше по другим регионам тиражироваться, если дальше будет обостряться ситуация, то тогда я не исключаю развития того сценария, который, видимо, предполагает Эдуард Лимонов.

Владимир Кара-Мурза: Сергей Удальцов, соучредитель партии РОТ-Фронт, активный участник переговорного процесса.

Сергей Удальцов: Мы сейчас ведем рабочие встречи, консультации для того, чтобы объединить усилия и взаимопомощь по вопросам регистрации, то есть помогать друг другу юридически, какими-то заявлениями в средствах массовой информации. Потому что мы уже, партия РОТ-Фронт, три отказа получили, мы видим, что Минюст искусственно препятствует, продолжается эта линия на то, чтобы новые партии не появились. И также мы ведем переговоры о том, что в случае, если ни одна из наших партий не будет зарегистрирована, соответственно, не сможет принимать участия в парламентских выборах, мы будем работать над созданием коалиции с тем, чтобы во время предвыборной кампании в парламент 2011 года вести какую-то свою кампанию уличного протеста, возможно бойкота выборов или как-то еще. Подчеркну: речь не идет о создании какой-то единой организации, речь идет о создании коалиции для решения конкретных задач по поводу участия в парламентских выборах.

Владимир Кара-Мурза: Какие формы политической дискриминации испытывают на себе ваши единомышленники?

Виктор Тюлькин: Они испытывают все формы, которые известны истории и практике левого рабочего движения. Это вытеснение с публичного легитимного политического поля, я бы сказал, выталкивание людей в область не правовых действий, экстремизма и даже терроризма. Этим занимается Минюст - это надо прямо ему в обвинение ставить. Мы всей душой рвемся, говорим: дайте мы в рамках конституции будем пробовать участвовать в демократическом процессе. Они говорят: нет, не дадим, мы вас вытесняем на задний двор, вне правового поля. Мы испытываем и наши соратники давление по линии силовых репрессий - это отлично видно на примере "Стратегии-31", которую наши товарищи и знакомые исповедуют. Я, кстати, партию выводить туда не собираюсь, но сам 31 числа был в Питере у Гостиного двора. Испытываем давление в средствах массовой информации и так далее.
И в этой связи я хотел бы сказать, поправив нашего уважаемого ведущего, что ошибочно представлять дело таким образом, будто создается нечто единое, организованное соединение левого с правым, красного с белым. Этого нет и это вредная затея. Это друг друга нейтрализует, и будут внутренними разборками заниматься. Другое дело, вкладывать усилия в какие-то конкретные действие. Этим, безусловно, мы уже занимаемся. РОТ-Фронт занимает особое положение, он первым идет по этой дороге регистрации. И мы не держим в секрете те ошибки, которые мы совершили и в том числе надуманные придирки, которые к нам предъявил Минюст. Мы делимся и рассказываем тем, кто идет следом, и "Другой России", и "Здравому смыслу", и прочим организациям. И сами в свою очередь заявляем, что мы не сойдем с избранного пути и добьемся регистрации. Сейчас мы с одной стороны разворачиваем фронт боевых действий в суде, а с другой стороны зайдем на следующий круг регистрации. Съезд с учетом набранного опыта, быстрая подача документов и прочее. Но при всем при этом самое главное, что нас радует и что мы твердо будем придерживаться, для нас главное - это фронт внепарламентского поля, это объединение во фронте тех организованных отрядов трудящихся, которые имеют опыт реальной борьбы, те же профсоюзы завода "Форд", профсоюзы "Рабочая защита" и другие. Вот что главное, мы гвоздем программы имеем вовлечение в политику широких трудящихся масс.

Владимир Кара-Мурза: Илья Яшин, член политсовета движения "Солидарность", призывает всех активистов оппозиции к сотрудничеству.

Илья Яшин: Очень важно, чтобы разные оппозиционные организации сегодня демонстрировали обществу готовность сотрудничества между собой, и организации левого фланга, и правого фланга. Самое главное, чтобы оппозиция всех флангов полноценно взаимодействовала между собой в деле защиты конституции и рождения демократических институтов нашей страны. Потому что мне представляется, что это сегодня первоочередная задача. В то время как Кремль стремится разбить оппозицию разного рода интригами, давлением, прессингом, люди наконец приходят к пониманию, что нужно работать вместе. Шансы на регистрацию партии я оцениваю довольно скептически, потому что это не юридические вопросы - это вопросы исключительно политические. Если коалиция проявит силу, то шансы на регистрацию резко снижаются, потому что в Кремле не хотят регистрировать сильных оппонентов, там предпочитают исключительно спаринг-партнеров. Но я уверен, что вместе рано или поздно мы добьемся того, что в России появится нормальная партийная система, будут легализованы избирательные блоки, оппозицию перестанут снимать с выборов, и заработает нормальная полноценная цивилизованная система конкуренции.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Магомеда.

Слушатель: Добрый вечер. У меня комментарий и вопрос. Комментарий такой: насколько я знаю, Эдуард Вениаминович долгое время жил во Франции. Сам я человек незрячий, инвалид первой группы по зрению, но хотелось бы услышать комментарий Эдуарда Вениаминовича не только о том, какие пенсии во Франции незрячим людям платят, интересно послушать о возможностях самореализации, трудоустройства слепых людей. Вопрос такой: на ваш взгляд, что нужно сделать, чтобы незрячим людям, о планах оппозиции по объединению, чтобы у нас в стране незрячие люди не чувствовали себя обиженными и прокаженными?

Владимир Кара-Мурза: Есть единая социальная программа у новой коалиции?

Эдуард Лимонов: Вы знаете, у новой коалиции, у союза, у каждой партии имеются, безусловно, свои социальные программы и, безусловно, помощь и незрячим – это естественно. Вопрос немножко не по теме, хотя по-человечески я все понимаю. Я не знаком с проблемой незрячих во Франции, я скорее больше занимался политикой и литературой. Так что я тут не могу сказать. Совершенно ясно и понятно, я стою на позициях государства социалистического и как таковое социалистическое государство всегда брало на себя заботу о детях, о стариках и о людях, которые нуждаются в помощи.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Здравствуйте. Господин Лимонов, у вас года два-три был лозунг: Путин – это геморрой России. И чтобы вылечить Россию, нужно сообща, а тут появились правые, левые. Вы один и правый, и левый больше всех. Пусть, которые раздувают щеки, группируются, объединяются возле вас. Почему вы не создаете партию? Запретили одну партию - делайте другую. А потом есть в Страсбурге, подавайте в суд. Как-то что-то надо делать, а то правые, левые.

Эдуард Лимонов: Вы, наверное, не в курсе. Прошел съезд партии "Другая Россия" 10 июля, теперь мы готовимся к этой операции, которую только что прошла партии РОТ-Фронт, то есть собираем документы для подачи в это же пресловутое Министерство юстиции, это мы должны сделать в течение 6 месяцев. Теперь, безусловно, единение, союз какой-то политических организаций абсолютно необходим и правых, и левых. В одиночку ни одна политическая сила в России не сможет справиться с, как Гарри Кимович Каспаров говорил, демонтажем режима. Поэтому нужны усилия всех. Есть такая отличная русская пословица: вместе и злого батьку бить сподручнее. Так вот, мы придерживаемся этой сермяжной истины.
Поверьте, подавали мы в Страсбургский суд, я думаю, дело наше, которому был придан приоритет, оно будет рассмотрено рано или поздно. Медленно мелет мельница богов, и Страсбургский суд так же работает, медленно мелет. Не думайте, что мы не знаем или не понимаем или чего-то не сделали. У меня 17 лет политического опыта, я вас уверяю, я за это время научился кое-чему. Поэтому все делаем правильно. Если мы вам говорим - надо верить. Российский уклон к нигилизму должен быть оставлен. Еще есть уклон к пессимизму. Но нигилизм, когда все почему-то считают, что можно давать советы, не понимая, что само занятие оппозиционной политикой в России уже предполагает, видимо, большую любовь к своей стране, чтобы вытерпеть все неурядицы, вытерпеть давление власти на нас. Каждый из нас проверен, поверьте мы, делаем все, как нужно.

Владимир Кара-Мурза: Константин Косякин, координатор движения "Левый фронт", сетует на попрание прав оппозиции.

Константин Косякин: РОТ-Фронт, насколько я знаю, сегодня Минюст отказал в третий раз в регистрации. Мы пытались регистрировать партию нашу, они отказали в регистрации. Не только РОТ-Фронту отказали, "Родине" отказали, партии "Другая Россия" тоже отказали, по-моему, Делягину отказали. Это, мы считаем, грубейшее нарушение наших прав. Поэтому мы для того, чтобы какие-то совместные действия предпринять, чтобы изменить эту ситуацию, которая просто вопиюще безобразная творится, мы договорились о совместных действиях в дальнейшем. Поскольку несколько партий, три, четыре, пять, может быть даже и больше будет набираться, которые не зарегистрированы незаконно. Естественно, мы объединяемся для того, чтобы координировать наши совместные действия против существующей власти.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Валерия.

Слушатель: Приветствую вас, господа. Я думаю, эта идея объединения правых, которая возникла в связи с союзом Немцова, Рыжкова и прочих представителей ельцинской администрации - это вообще гнилая идея. Они хорошие, конечно, ребята, но все они были в правительстве у Ельцина, а Ельцин, как известно, передал власть в руки КГБ в лице Путина. Что касается левых партий, то, к сожалению, у нас нет ни одной левой партии. РКРП - это сталинисты, Зюганов - это сталинисты, шовинисты с фашизоидным уклоном. Что касается Эдуарда Лимонова, то он человек очень талантливый, к счастью, но, к сожалению, он стрелял по мирному населению города Сараево.

Эдуард Лимонов: Кто вам это сказал? На чем вы основываете подобные знания? Вы знаете, что это был подтасован и сделан врез? И этот пресловутый фильм, сделанный Би-би-си, он с тех пор обошел все экраны всей Европы, но это фальшивка.

Владимир Кара-Мурза: Есть ли у вас надежда принять легальное участие в грядущих парламентских выборах?

Виктор Тюлькин: Шансы у нас сохраняются и, более того, мы приложим все усилия для того, чтобы это реализовать и принять участие как политическая партия. Еще раз повторяю, даже если мы не будем зарегистрированы, РОТ-Фронт продолжит свою работу и примет участие в этих выборах со своей позицией, со своей агитацией, своими действиями и влиянием на формирование общественного мнения. Поэтому РОТ-Фронт гвоздем своей программы организацию трудящихся и вовлечение масс в политику, вовлечение тех, кто сейчас на выборы не ходят в политику и активные действия и на улицах, на площадях, а прежде всего на производствах, вот этим мы будем заниматься и с избранного пути не свернем.

Владимир Кара-Мурза: Анатолий Баранов, один из учредителей партии "Родина: здравый смысл", редактор сайта "Форум МСК.ру", не склонен торопиться с выводами.

Анатолий Баранов: Нет никакого объединения. Существует неформальное координационное совещание между руководством оппозиции. Оппозицию мы определяем как людей, находящихся в жестком противостоянии с режимом. Руководство этой оппозиции уже не первый раз согласует между собой разные важные для себя вопросы. В частности, совместные акции, совместные заявления по поводу отказов в регистрации. Это, собственно, все. То есть никаких объединительных органов, никаких коалиций не создается по той простой причине, что это дело небыстрое, что это не делается на коленке, что это надо проводить съезд. Сегодня стоит вопрос на повестке дня о координации совместных действий, а не о создании совместных структур. Структур уже наплодили много – хватит.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Брянска от радиослушателя Тимура.

Слушатель: Добрый вечер. Я считаю, у сегодняшней нашей оппозиции две беды. Первое – она слишком разношерстная, и второе – совершенно не имеет никакой связи с провинцией. В провинции такое ощущение, что эти партии состоят из нескольких десятков людей, которых избивает ОМОН и все остальное. Соответственно, исходя из этого, не зря их власти называют внесистемной. Из-за малочисленности они серьезно не воспринимают. И нет связи со СМИ. СМИ иногда показывают господина Лимонова и других чуть ли не в рубрике "анекдоты".

Эдуард Лимонов: Давайте я скажу и очень достаточно зло. Вы, гражданин, не понимаете, что вы живете в полицейском государстве? Когда вам говорят, что такая-то и такая-то партия не пользуется поддержкой, какой поддержкой мы можем пользоваться, если от нас закрыты все СМИ. Вы говорите – связи со СМИ. Какие связи, когда я в черном списке уже много лет всех телеканалов и всех газет. У меня интервью берет "Эхо Москвы", Радио Свобода – вот все. И то раз в два месяца, предположим. То есть вы должны понимать, что если бы сегодня хотя бы на год была бы вдруг, представим себе, вдруг на год воцарилась демократия, я бы был во главе массовой политической организации. Почему много лет нас отстраняют от выборов, в частности, я говорю о ныне запрещенной Национал-большевистской партии. Потому что существуют оперативные сводки, существуют сведения, правительству это клали каждый день на стол или каждую неделю, где было совершенно ясно наше влияние. Вы говорите, что нет в провинции. Как же нет в провинции? У нас приблизительно в 60 регионах есть. У нас прошел съезд, были представители "Другой России", были представители 50 регионов. Вы должны сами участвовать в политической борьбе. А то вы все становитесь в позу таких скептических наблюдателей и начинаете нам вычитывать нотации: вот у нас оппозиция, она такая.
У нас отличная оппозиция, без полицейского режима в стране эта оппозиция давным-давно находилась бы у власти. А те, кто сегодня находится у власти, были бы, как они любят называть, маргиналами. Они и есть маргиналы. Вся Государственная дума ныне сидящая, в ней нет ни одного ума, нет ни единого разумного человека, который мог бы выступить с каким-нибудь проектом, предложением. Я от них ничего кроме запретительных действий полицейского толка, ничего за многие годы не слышал. Поэтому вернитесь на землю, посмотрите вокруг себя и поймите, что вы живете в полицейском государстве, перестаньте предъявлять претензии к оппозиции, предъявляйте претензии к самому себе и говорите: почему я еще не с ними, почему я терплю то, что происходит вокруг меня.

Владимир Кара-Мурза: Ожидаете ли вы расширение рядов непримиримой оппозиции в российской глубинке?

Виктор Тюлькин: Не только ожидаем, а уверены в том, что эти ряды будут прирастать, и они уже прирастают. Уже сейчас РОТ-Фронт, который состоит из Российской коммунистической рабочей партии, "Левого фронта" и рабочих независимых профсоюзов, включает в себя около 60 регионов и 57 тысяч штыков - это в поданных документах на регистрацию. Мы не останавливаем процесс формирования фронта, эту работу продолжаем. И никакого сомнения нет, что когда-то количество перейдет в качество. Сумеем мы эту власть поставить задницей к стенке, хочешь – не хочешь, зарегистрировать и допустить к участию в политике простых, непородистых, из цехов, от станка, с улиц и площадей. Мы работаем, мы этого добьемся.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к Эдуарду Лимонову. Когда деятельность какой-либо политической партии востребована населением, а для участия в политической жизни страны ей ставятся искусственные препоны, в такой партии в случае необходимости всегда образуется боевое крыло. То, что в современной России деятельность левой политической партии необходима и востребована, говорит тот факт, что Россия при мировом промышленном производстве в 1,2% занимает третье место по количеству долларовых миллиардеров - это после Соединенных Штатов и Китая, хотя в Германии, которая дает 7% мирового промышленного производства, нет ни одного долларового миллиардера. То есть социальное расслоение в современной России беспрецедентно по мировым масштабам. Сознает ли российское руководство, что, толкая действенную российскую оппозицию в подполье, оно получит абсолютно противоположные результаты тем, которых она хотела бы добиться?

Эдуард Лимонов: Я думаю, что власть самонадеянна, она уверена в том, что она подавит любые выступления. И она, конечно, ошибается – это ясно. Если говорить обо мне, то меня трудно упрекнуть в том, что я сидел эти годы, сложа руки. И вы знаете, что я отсидел в тюрьме два с половиной года, обвинения были очень тяжелыми. Единственное, что сумели доказать – это приобретение партии оружия. Мне как никому пристало говорить о том, что я понимаю то, что происходит в стране, я понимаю возмущение людей, я понимаю их протест. И я абсолютно уверен, что он сольется в единый поток, а мы поможем этому. Я еще раз повторяю, что мы добьемся участия в выборах 2011 года, либо эти выборы будут настолько не легитимными. Мы добьемся путем мирной кампании неповиновения, которой власть не сможет противостоять, я вас уверяю. Следите за тем, что будет происходить в течение оставшегося года до выборов. Дальше мириться с ситуацией, когда откровенно игнорируют четыре пятых политических организации России в пользу монополии на власть одной только группы, мы терпеть не будем. Народ нас поддержит. Я давно убедился за годы своей политической работы, что народ идет за теми, кто действует, они хотят результатов. Когда люди увидят, что эти достойны доверия, этих можно поддержать, вы увидите, сколько будет людей на улицах.

Владимир Кара-Мурза: Предвидите ли вы возможность радикальных форм уличного протеста в России?

Виктор Тюлькин: Не только предвижу, я уверен, они будут нарастать, и власть сама работает на их появление. При этом я думаю, что власть играет с огнем. С одной стороны она отлично понимает, что ее репрессивные законодательные меры и правовые меры, они выталкивают людей в неправовое поле. "Стратегия-31", предположим, это только цветочки. Появятся ягодки в виде очередных партизан приамурских или брянских, появятся любители, последователи народовольцев. Власть умышленно на это провоцирует для того, чтобы усилить полицейщину. Сегодня милицию в полицию преобразуют, скоро жандармерию введут, потом, глядишь, и заводские тюрьмы появятся, каталажки. Ведь они за этот и прошлый год ни одной забастовки законной не признали по суду. Поэтому мы имеем дело с элементами фашизации. А в таких условиях долг каждого порядочного человека становиться в антифашистский фронт.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG