Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как оказались в камере убийцы сербского премьера детали взрывного устройства?


Милорад Улемек

Милорад Улемек

Ирина Лагунина: Министерство юстиции Сербии сообщило, что два месяца назад в тюремной камере самого опасного заключённого в Сербии, Милорада Улемека, по прозвищу Легионер, были найдены материальные доказательства, указывающие на план побега.
Улемек как главный организатор убийства в 2003 году премьер-министра Сербии Зорана Джинджича приговорен за это преступление к максимальным по закону 40 годам заключения. То есть на самом деле его приговорили к сорока годам тюрьмы аж четыре раза – кроме убийства Джинджича, он принимал участие в убийстве бывшего президента Сербии Ивана Стамболича, в покушении на лидера Сербского движения обновления Вука Драшковича и в убийстве четверых его соратников. Еще его судили за убийства его врагов из преступных группировок, за похищение людей и терроризм. Милорад Улемек в конце девяностых годов был командиром отряда специального назначения МВД Сербии Красные береты и одновременно членом самой мощной в Сербии Земунской преступной группировки. Рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.

Айя Куге: Люди осведомленные утверждают, что в начале июля, когда в тюремной камере Милорада Улемека были найдены авторучки с взрывчаткой, вся система безопасности страны была поднята на ноги. Однако общественность узнала об этом инциденте лишь через два с половиной месяца. Помощник министра юстиции Слободан Хомен заявил журналистам:

Слободан Хомен: В двух авторучках вместо стержней были найдены детонаторы, которые могут быть использованы для активирования определённых видов взрывчатки. Мы не хотели сообщать об этом сразу. Надо было, после ознакомления с этим фактом соответствующих служб, проследить, попытается ли кто-нибудь доставить ему и саму взрывчатку. Расследование продолжается. Кстати, у нас нет такого оборудования, которое могло бы обнаружить подобные детонаторы – фактически, это тонкая палочка, не содержащая металлических элементов. В данном случае они были заложены в авторучках, и аппаратура такой материал обнаружить не в состоянии. Мы подозреваем, что возможными поставщиками могли быть те люди, у которых было право встречаться с Улемеком в тюрьме наедине, без наблюдения за встречей – это члены семьи или адвокаты. Нужно, несомненно, проверить и всех охранников, имеющих с ним контакт.

Айя Куге: Из слов представителя министерства юстиции может показаться, что у Улемека-Легионера самой взрывчатки всё-таки не было. Однако белградские специалисты утверждают, что найдены были детонаторы, наполненные мощной взрывчаткой – пентритом.
Стало известно, что в ходе очередного обыска камеры, который проводился в отсутствие заключённого, внимание спецслужб привлекло то, что у него было около тридцати ручек. Часть из них изъяли вместе с другими предметами – под предлогом, что помещение перегружено вещами, и обратно он их получит по частям.
Но тем временем, белградский криминолог Златко Николич удивляется, каким образом столь строго охраняемому заключённому было позволено в принципе иметь при себе ручки, доставленные извне тюрьмы.

Златко Николич: В тюремном режиме, в котором Легионер находился в Окружной тюрьме в Белграде, не допускаются ни личные передачи, ни почтовые посылки, содержащие многие предметы – в том числе ручки, мобильные телефоны, банки с мёдом или вареньем, зубная паста. Это запрещено по соображениям безопасности. Ведь даже в зубной пасте можно скрыть наркотики. Ручки и варенье продаются в тюремной лавке, и там в них никак не могут попасть детонаторы.

Айя Куге: История с опасными стержнями произошла в Окружной тюрьме в Белграде. Вскоре после того, 11 июля, Милорад Улемек был переведён в крупнейшее в Сербии место заключения "Забела" в городе Пожаревац, в ста пятидесяти километрах от столицы Сербии. (Кстати, Пожаревац - родной город Слободана Милошевича, где он похоронен в саду своего дома). Легионер стал первым обитателем специального корпуса этой тюрьмы, построенного для самых опасных заключённых – членов преступных группировок, террористов и военных преступников. В то раннее утро, когда Милорада Улемека переводили в "Забелу", движение на автомагистрали был остановлено. Сопровождали Легионера около трёхсот полицейских, а в воздухе висели несколько вертолётов. Говорят, что он раньше постоянно хвастался перед своими охранниками в Белграде: дескать, "могу сбежать, когда пожелаю, и никто мне не помешает". Однако утверждают, что новое отделение тюрьмы в Пожареваце, названное "сербским Алькатрасом", имеет самые современные меры безопасности в Европе. И хотя из калифорнийского Алькатраса все-таки делались попытки побегов, в подавляющем большинстве неудачные, говорят, что из сербского аналога сбежать невозможно. Так ли это? Вот мнение видного сербского адвоката Божо Прелевича.

Божо Прелевич: Нет такой тюрьмы, в которой бы были обеспечены стопроцентные меры безопасности. Самая слабая цепь – это служащие. Однако тот, кто хочет бежать из места заключения такого уровня, должен иметь надёжную организацию вне тюрьмы. Поэтому очень важно, чтобы государство имело хорошую налаженные разведывательные службы, которые в состоянии следить, с кем общаются заключённые.

Айя Куге: Кстати, не все в Сербии поверили в то, что организатор убийства премьер-министра Зорана Джинджича планирует побег. Один из тех, кто эту информацию властей толкует как политический маркетинг, - бывший заместитель начальника Государственной безопасности Зоран Миятович

Зоран Миятович: Очень странно, чтобы человек, скрывавшийся определённое время, а потом сдавшийся добровольно, теперь решил, что ему как будто в тюрьме надоело и он хочет сбежать. Для меня этот рассказ кажется неправдоподобным. По-моему, кому-то время от времени требуется оживить миф о Легионере. Почему? Не знаю, но, с мой точки зрения, всё это звучит надуто. По крайней мере, здесь к реальным фактам добавлена притча, не имеющая опоры на действительность.

Айя Куге: А эксперт по вопросам безопасности, профессор Зоран Драгишич, напротив, очень озабочен тем, что самый охраняемый в Сербии заключённый имел возможность достать материал, который можно использовать как оружие.

Зоран Драгишич: Это говорит о том, что система обеспечения охраны не функционировала так, как нужно. Каждый предмет, который заключённый получает извне, должен быть подвергнут подробному осмотру. Ведь нужно учесть, что Улемек приговорён к максимальному сроку заключения и теперь, вероятно, думает только о том, как сбежать. Легионер, без сомнения, имеет поддержку вне тюрьмы, да и сам он - очень интеллигентный и хорошо обучённый человек. С этим нужно считаться при попытках предупреждения его побега. Чтобы его план удался, ему нужно за спиной иметь серьёзную преступную организацию. Полагаю, что те, кто намерен освободить его из заключения – ведь самостоятельно он не в состоянии совершить побег – делают это не для того, чтобы он скрывался где-то в лесах-горах или провел остаток жизни, например, в Южной Америке. Вероятно, у них есть на него серьезные политические виды, а это представляет большую опасность для государства. Более того, если кто-то и может умудриться освободить Легионера, то лишь серьёзная организация, которая создала бы государственные проблемы. Не осмеливаюсь даже думать, что бы случилось, если бы ему удалось сбежать.

Айя Куге: Милорад Улемек в течение шести лет пребывания в тюрьме в Белграде написал десять книг – это, главным образом, военные и псевдо автобиографические романы. Первые три книги, кстати, продавались очень хорошо. Но потом интерес публики к его "творчеству" пропал.
Наш собеседник – белградский журналист и публицист, расследующий темы преступного мира, автор книги про убийство Зорана Джинджича – Милош Васич. Как вы толкуете информацию, что у Улемека в камере найдены детонаторы?

Милош Васич: Если некто должен отсидеть 40 лет, то ему ничего другого не остаётся, кроме как писать книжки и обдумывать планы побега. В техническом смысле, шнур детонатора является важным элементом, однако для того, чтобы привести детонатор в действие, нужно иметь ещё несколько компонентов. Насколько известно, Улемек их не имел, а шнур сам по себя использовать трудно. Любая попытка инициировать такое взрывное устройство, например, с помощью зажигалки или спички, привела бы к тому, что человек потерял бы руку. Нужно иметь зажигательное устройство, какими пользуются минёры - устройство, которое переносит огонь, или электрический импульс к взрывчатке. Только в этом случае шнур детонатора превращается в серьёзное оружие и может послужить как в качестве импровизированной ручной гранатой, так и для преодоления физических преград, например, решёток. Однако, с тактической точки зрения, я не понимаю, какая у Улемека была идея. Очень возможно, что шнур детонатора должен был сыграть какую-то роль в возможном плане побега во время перевода из белградской Окружной тюрьмы в новое место заключения "Забелу". Но это было бы возможно лишь в том случае, если бы кто-то по пути устроил засаду. Напомню, что это происходит не впервые Легионер попадался на таких планах – например, у него в камере раньше нашли пластиковый пистолет. Потом стало известно, что вблизи госпиталя Военно-медицинской академии, куда он запросился к врачам, заметили какие-то подозрительные автомашины. Однако информация о том, о каких автомашинах шла речь, осталась недоступной. Возможно, полиция просто поздно отреагировала. Но если собрать все факты вместе, то можно естественно сделать вывод: Легионер думает о том, как сбежать, и у него есть помощь извне.

Айя Куге: В министерстве юстиции Сербии говорят, что три раза получали доказательства того, что Милорад Улемек готовился к побегу. Полтора года назад в его камере была обнаружена точная пластиковая копия подлинного боевого пистолета. Заключённый небрежно объяснил: "это подарок от моих детей". Вскоре он ночью вызвал тюремных врачей, требуя обследования в клинике Военно-медицинской академии, – и получил туда направление из-за очень высокого кровяного давления. Но у властей это вызвало подозрения, и они пригласили военных врачей в его камеру – оказалось, что давление он поднял преднамеренно, химическими средствами.
Имеет ли Легионер поддержку своих бывших сообщников, возможно ли, что за ним всё ещё стоит какая-то криминальная организация?

Милош Васич: Совершенно точно: ему для побега нужна организация. Именно поэтому, на мой взгляд, государство должно сосредоточить внимание на всех тех людях, с которыми Легионер имеет контакты, и тех, кто управляет его финансовыми делами. Денег у него много, можно полагать, что часть из них даже в легальном обороте. Посмотрите только, какой пышный стиль жизни ведёт его жена! До сих пор семья и адвокаты часто бывали с ним наедине. А мы знаем, каким мастерством и ловкостью обладают его адвокаты и супруга Александра! Поэтому я не исключаю, что именно они и злоупотребляли своими посещениями места заключения.

Айя Куге: Напомню, мы разговариваем с белградским журналистом Милошем Васичем.
Но есть люди, считающие, что если уж Улемек сдался, то готов был принять свою судьбу в заключении. Правда, он сдался добровольно – через 14 месяцев после убийства премьер-министра Джинджича вызвал полицию и вышел перед своим особняком в Белграде, весь заросший и в бороде. Неожиданная сдача Улемека полиции произошла перед выборами весной 2004 года. Существуют подозрения, что некоторым влиятельным политикам тех времен нужна была в той особо грязной предвыборной кампании новая интерпретация убийства Зорана Джинджича, и этой цели и должен был послужить организатор его убийства.
А как вы относитесь к утверждению Министра юстиции Снежаны Малович, что возможность побега заключённых, принадлежащих к категории высокого риска, в Сербии исключена.

Милош Васич: Да, возможность побега из Окружной тюрьмы или из "Забелы" исключена. Единственный способ сбежать – это во время транспорта. Можно представить, что при умно проведенной засаде, при применении имевшейся у него взрывчатки, может быть, он и был бы освобожден. Однако я убеждён, что теперь это уже невозможно. Вряд ли есть шанс предпринять серьёзное нападение на новую тюрьму, вызвать восстание заключённых, или организовать диверсию – это на грани невероятного.

Айя Куге: Мы разговаривали с белградским журналистом, специалистом по расследовании преступных группировок Милошем Васичем.
Милорад Улемек – Легионер в своем новом месте отбывания наказания в Пожареваце находится за высокими стенами, за электронными запирающимися дверями, где весь двор сверху покрыт железной сетью, чтобы не мог влететь вертолёт. Там он, вероятно, останется ещё 34 года. За ним ведётся круглосуточное видео наблюдение с экранов, которые установлены даже у спецслужб в Белграде. Членов семьи Улемек может видеть раз в месяц, и то через бронированное стекло. Но он ежедневно получает газеты и смотрит в камере телевизор.
XS
SM
MD
LG