Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель РС Вадим Дубнов - о покушении в Абхазии


Вадим Дубнов

Вадим Дубнов

В Абхазии совершено покушение на вице-президента самопровозглашенной республики Абхазии Александра Анкваба. Из гранатомета обстрелян его дом в селе Лыхны Гудаутского района. Политик получил ранения, угрозы для его жизни нет.

Анкваб – влиятельный чиновник из самого близкого окружения президента непризнанной автономии Сергея Багапша. Обозреватели полагают, что одной из вероятных причин покушения могла стать борьба экономических группировок, связанная с неурегулированностью вопросов собственности. Это уже пятое покушение на Анкваба. Четыре предыдущих были совершены, когда он занимал пост премьер-министра Абхазии. О ситуации размышляет обозреватель РС, эксперт по проблемам Кавказа Вадим Дубнов.

- Кому мог помешать вице-президент самопровозглашенной Абхазии –ведь на него покушаются уже не первый раз.

- Анкваб мешает, и мешал всегда, еще до победы команды Багапша, с которой он пришел во власть. Но здесь есть один нюанс. Если бы вопрос о том, кому он мешает, мы обсуждали в 2005-м году, в 2007-м году, то ответ можно было с определенной долей уверенности – и с определенной долей условности, конечно - дать: это была команда прежнего президента, чьи абсолютно понятные экономические интересы в связи с приходом новой команды оказались под угрозой. И тогдашние покушения были совершенно понятными мероприятиями, которые должны происходить, когда одна группировка меняет другую. Сейчас же все немного сложнее. Ситуация немножко изменилась. Она уже не так полярна, распределение сил и интересов принципиально иное, и потому я не склонен ставить сегодняшнее покушение в один ряд с предыдущими.

- Что именно изменилось с тех пор?

- Абхазия за это время прошла несколько этапов. Первый - становление новой власти и утверждение нового, постардзинбовского стиля власти. Команда Багапша, вытесняя с экономического поля прежних игроков, пыталась утвердить новые, более прозрачные правила игры. Первое в известной степени удалось, второе – не очень. Поэтому, возможно, все прошло без значительных потрясений, хотя внутреннее напряжение, конечно, было. Потом наступил очень странный период, символом которого стал паралич рынка недвижимости, который случился глее-то года за полтора-два до августа 2008-го года. Ведь этот рынок всегда был способом существования так называемых "черных риэлторов", успешно работавших благодаря тому, что у недвижимость, покинутая ушедшими грузинами, так и не была за эти годы легализована. Люди покупали здания, просто покупая документы, которые мог изготовить любой владелец компьютера и принтера. Эти документы ходили по какому-то невероятному кругу, и все бы могло окончательно запутаться, если бы каждый черный риэлтор не знал, кому на самом деле то или иное здание, или даже руины принадлежат. И вот в какой-то момент все операции прекратились. Это совпало с периодом политической неопределенности, когда, с одной стороны, могли придти россияне – и цены непременно поползли бы вверх, а с другой, эти риэлторы стали зондировать почву и на другом направлении. Они находили настоящих владельцев, большинство из которых уже давно живет за пределами Абхазии, и на всякий случай пытались понять, можно ли с ними о чем-то договориться в том случае, если ситуация отношениях с Тбилиси вдруг как-то изменится. А потом был август, и полностью изменились и правила игры, и исходные позиции всех ее участников. При этом, ведя речь именно о рынке недвижимости, я привожу его как пример, потому что в Абхазии были и остаются другие рынки – того же леса, например. Но рынок недвижимости и собственности вообще наиболее выразителен, потому что он максимально криминализован – просто в силу аккумулируемых на нем финансовых средств, и потому, что происходящее на нем, стало обретать и политический оттенок, поскольку затрагивает интересы и российских граждан.

- Можно предположить, что покушение на вице-президента Абхазии - это покушение не только на определенную личность, на политика или бизнесмена, но и демонстрационная вылазка против нынешней абхазской власти. Неужели есть какой-то клан, еще не побежденный Багапшем, есть люди, которые готовы так ярко заявить о своих экономических или политических интересах в республике?

- Меня немного смущает сам характер покушения. Если бы покушавшиеся хотели на самом деле убить Анкваба, это, наверное, можно было организовать как-то по-другому. Во всяком случае, не палить ночью из гранатомета по дому, надеясь попасть в постель Анкваба. Мне кажется, это говорит о том, что все это затевалось не на самом высоком политическом уровне. Ведь сейчас будут, конечно, говорить о том, что все это может быть связано с будущими президентскими выборами, с состязанием возможных преемников, которых по большому счету, два – Анкваб и премьер-министр Сергей Шамба. Я так не думаю, что это так. Во-первых, до выборов еще довольно далеко. Во-вторых, политика в Абхазии, по мере преодоления политического наследия Ардзинбы, все-таки утратила такую брутальность. Трудно сказать, какая именно сила стоит за покушением, но можно попытаться вычислить ее социально-политические координаты. Я думаю, что это некая группа со своими экономическими интересами, и при этом, возможно, не связанная с какими-то политическими игроками. В переделе собственности участвуют очень много заинтересованных людей, а, в отличие от времен Ардзинбы, для того, чтобы взять в руки гранатомет, совершенно не обязательно иметь какие-то политические амбиции.

- Александр Анкваб по долгу службы занимается вопросами собственности или, так сказать, в свободное от работы время он курирует эту неспокойную сферу абхазской экономики?

- Как-то с самого начала так повелось, что вопросы собственности должен был у Багапша контролировать человек с репутацией сильной руки, а по этой части соперничать с Анквабом не мог, да и не собирался, в команде Багапша никто. Проблема, мне кажется, была в том, что Анкваб в своей решительности заходил за те пределы, которые обозначил для себя осторожный Багапш. На вопрос о том, почему нет реестра собственности или земельного кадастра, люди из команды президента отвечали той печальной улыбкой, которой улыбаются те, кто знает, что можно, а что смертельно опасно. Или грозит серьезным внутренним конфликтом.

Этот и другие важные материалы из итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым".www.svobodanews.ru/section/authors_shary/1276.html

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG