Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперт по вооружениям Руслан Пухов – об американском опыте для российского ВПК


Руслан Пухов, директор российского Центра анализа стратегий и технологий

Руслан Пухов, директор российского Центра анализа стратегий и технологий

В России создадут новую структуру для отбора и последующего финансирования перспективных разработок в военной сфере, годных, в том числе, и для применения в других отраслях экономики. Поможет ли такое решение преодолеть технологическое отставание российской промышленности от развитых стран?

Президент Дмитрий Медведев задумал кардинальную реформу национальной системы подготовки технологических инноваций для оборонно-промышленного комплекса, рассчитывая сделать это не только в интересах министерства обороны, но и других отраслей экономики – медицинской, космической или атомной, например. Согласно планам правительства, объем финансирования государственной программы вооружений для военного ведомства и других силовых структур на ближайшие десять лет составит около 22 триллионов рублей. Однако, по словам главы государства, пока нет никаких гарантий, что эти огромные деньги будут эффективно потрачены.

Чтобы исправить ситуацию, Дмитрий Медведев предложил создать специальную структуру для отбора и дальнейшего финансирования передовых и рискованных разработок в оборонно-промышленном комплексе. Вице-премьер Сергей Иванов сообщил, что предложения о статусе новой структуры будут подготовлены в течение двух месяцев. Как предполагает президент, в России будет создан аналог американского Управления перспективных исследовательских проектов (DARPA).

Перспективы переноса американского опыта на российскую почву по просьбе Радио Свобода анализирует директор российского Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов:

– DARPA была создана в конце 50-х годов как структура, которая должна была обеспечить технологическое лидерство, в первую очередь, в военных областях – после того, как Советский Союз совершил прорыв в космосе. И все ее последующее функционирование показало, что эта система эффективна. Идея, что нам нужно создать что-то типа DARPA, витала в воздухе давно. Однако пока не было денег, которые выделялись бы на масштабные закупки вооружений для Вооруженных сил, такую систему иметь было бессмысленно.

– Но сейчас, как я понимаю, ситуация с финансированием оборонной промышленности достаточно резко изменилась…

– В последние 3-4 года российское правительство выделяет большие деньги на закупки вооружений. И тут вдруг выяснилось, что многие предприятия, которые не в состоянии предложить современную технику, пытаются продвигать Министерству обороны старые советские разработки, которые уступают западным аналогам зачастую не на проценты, а в разы. Как исправить ситуацию?

С одной стороны, решили обратиться к практике импорта (чего не было с 40-х годов), чтобы закрыть брешь, чтобы получить доступ к технологиям путем их покупки и отчасти создать конкурентную среду для российских поставщиков и производителей вооружений, зачастую являющимися монополистами по тому или иному их виду. А вторая идея – это создать некий центр, который будет сам заниматься разработками или выдавать заказы каким-то фирмам, в том числе, вне традиционных российских оборонных институтов, КБ и концернов.

– А есть ли, на ваш взгляд, какая-либо альтернатива предложенной президентом специальной структуре, которая займется финансированием инноваций в оборонно-промышленном комплексе?

– Начнем с того, что существует немало успешных российских корпораций, которые, в принципе, могли бы получать деньги напрямую. Назову лишь пару из них – например, холдинговая компания "Сухой" или же корпорация "Тактические ракетные вооружения". У них есть свои традиционные КБ, и хочется надеяться, что эта "российская DARPA" их не будет игнорировать, а также будет с ними работать.

– То есть, вы в целом готовы согласиться, что России необходимо создание структуры, подобной американскому управлению оборонных исследовательских проектов. Но будет ли ее работа столь же эффективной?

– Идея здравая, правильная. Но время покажет, будет ли она реализована на практике, как это получилось сделать в США, или же в результате появится еще одно "Роснано", которое получило деньги, держит их в банках за проценты, а инвестирует крайне мало. Есть шансы как на то, так и на это.

То, что русская земля не оскудела талантливыми людьми – совершенно очевидно. Но удастся ли их привлечь к работе с российским аналогом DARPA? Не превратится ли эта структура в очередной отстойник для каких-то, может быть, уважаемых в прошлом людей, все заслуги которых в прошлом? Это пока неизвестно.

– В России система распределения государственных средств достаточно коррумпирована – об этом не раз говорили, в том числе, и на самом высоком уровне. Как вы считаете, нет ли опасности, что деньги, выделенные на новые технологические разработки, будут использованы не по назначению?

– Чтобы сказать, что кто-то является коррупционером, нужно иметь решение суда. Мне лично не нравится подход, когда и отдельные люди, и СМИ, заранее объявляют: а, это же будет коррупция, все будет плохо! Ну, если все так плохо и будет коррупция, может, Россию просто надо распустить как неэффективное государство?

В конце концов, коррупция в России имеет многовековую традицию, однако при этом, как известно, Россия, начиная с Ивана Грозного, росла и вплоть до 1917 года была очень успешным государством – и в области национального строительства, и в области каких-то даже военных технологий. Поэтому мне кажется, что если даже и будут какие-то проявления коррупции, то все равно часть средств пойдет на правильное дело.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG