Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Книга ''Миф о заговорах''



Марина Тимашева: Сегодня у нас в программе очередное исследование несуществующих предметов. Помню, была очень смешная книга про вымышленных животных http://www.svobodanews.ru/content/transcript/1814641.html, их открытие, подробное описание и даже хозяйственное использование. Была монография про ''немецкое золото'' в русской революции http://www.svobodanews.ru/content/transcript/1913508.html
И вот наконец добрались до ''самой глубинной причины ужасного мирового пожара… Штурвал мировой истории крутит гнусная рука масонов'' (218 – 219). Итак, Йоханнес Рогалла фон Биберштайн, ''Миф о заговоре''. Петербург, издательство имени Н.И. Новикова. Подробнее о книге – Илья Смирнов.

Илья Смирнов: Помните, как во время Перестройки группа ''ВЕСЕЛЫЕ КАРТИНКИ'' приветствовала очередной писательский форум, на котором как раз разоблачались тайные происки сионистов и рок-музыкантов:

Фрагмент песни: ''Спит писатель, видит сон, Будто скрытый он масон, Будто дед его Шнеерсон, Генетический шпион. Эх, нету счастья в жизни При общем плюрализьме!''

В монографии Йоханнеса фон Биберштайна прослеживаются исторические корни паранойи – с 18 века. Тогда в Европе, действительно, распространилась мода на ''тайные общества'' - ''надконфессиональные'' (66) и формально свободные от сословных предрассудков, хотя автор оговаривает, что пополнялись они ''путем кооптации'', ''вступительные… и членские взносы были весьма высоки'', то есть на практике масонские ложи состояли, по преимуществу, всё-таки из элиты (67). А пугающее современного читателя понятие ''тайное общество'', следует толковать не как криминальное или заговорщицкое, а как ''частное'' (59). Вот приведенное в книге мнение Марии Антуанетты: ''Это давало бы поводы для беспокойства, будь это тайное политическое общество… Однако оно служит для благотворительности и развлечений, там едят, беседуют и поют, так что королю можно сказать: кто поет и пьет, тот не конспирирует. Это ни в коем случае и не общество отъявленных атеистов, ведь, как мне говорят, Бог там у всех на устах'' (71). Вот еще впечатления современников: ''церемониальные игры, которыми занимаются, чтобы убивать время со скуки'' (71), ''дети, которые забавляются, не трогайте их и надзирайте за ними'' (267). Последнее высказывание принадлежало Наполеону. Неудивительно, что удобную форму закрытого интеллектуального клуба использовали (85) разные общественно-политические группировки, разные до противоположности. С одной стороны, иллюминаты – сторонники Просвещения, чьи идеалы ''можно интерпретировать как еще неуклюжее выражение буржуазного самосознания'' (80), с другой стороны розенкрейцеры – теософское и мистическое направление, устремленное, наоборот, в Средневековье (87). С третьей – просто жулики, как известный Калиостро (98). Наконец, по-своему использовала масонство клерикально-монархическая реакция. Когда потребовалось объяснить причины Великой Французской революции, нашелся удобный простой ответ: это, дескать, результат заговора тайной организации ''философов'', масонов и якобинцев. Некий аббат О. Баррюэль сочинил на эту тему 4 тома общим объемом 2200 страниц (122).
И далее Биберштайн прослеживает эволюцию. Как в списке ''врагов таинственных'' появились и занимали всё более важное место евреи (172), потом социалисты (208), как ''миф о заговоре'' от католической реакции перешел по наследству к национально озабоченным из разных стран, в частности, из царской России, и не без участия русских эмигрантов он становится фирменным блюдом в мюнхенских пивных. Тут фигурируют Николай Марков (237), штандартенфюрер Григорий Шварц-Бостунич, Рудольф Коммосс (автор, с позволения сказать, ''термина'' Judobolschewismus (245) и, разумеется, бывший московский студент, а впоследствии рейхсминистр восточных территорий Альфред Розенберг (224, 239), то есть все те, кто обеспечивал преемственность традиции от черносотенцев к гитлеровцам. Хотя книга переводная с немецкого, в ней, как видите, большое внимание уделяется России. Но не только черносотенцы и гитлеровцы участвовали в этом зловещем фарсе. Цитирую. ''Уинстон Черчилль 8 февраля 1920 г. напечатал в ''Иллюстрейтед санди херальд'' статью… По его мнению, популярное ''среди евреев'' коммунистическое движение представляло собой ''мировой заговор с целью разрушения цивилизации''… Черчилль набросал масштабную картину заговора… В качестве отправной точки он избрал основание в 1776 г. ордена иллюминатов…, назвал Адама Вейсгаупта ''евреем'', сославшись при этом на его орденское имя Спартак'' (226). ''Еврейско-масонские планы мирового господства'' разоблачал ''антропософ К. Хайзе'' (227). Секта, кстати, считается вполне респектабельной и активно действует до сих пор. ''Чикаго трибюн'' заклеймила большевизм как «орудие еврейского контроля над миром''. В том же 1920 г. появилось и первое немецкое издание книги ''Международный еврей'' автопромышленника Генри Форда'' (231). И так далее.
Таким образом, вопреки рассуждениям про ''два людоедских режима'', вопреки всей этой ''теории тоталитаризма'' из книги вырисовывается настоящее родословное древо. Гитлер – естественное продолжение европейской реакции, феодальной, потом капиталистической. Напуганная революцией элита была беременна нацизмом. Просто в некоторых капиталистических странах начальство вовремя одумалось и не стало бороться с социализмом таким общеопасным способом. Тогда уже и сам Черчилль для нацистов превратился в ''еврейско-масонского наймита'' и ''генетического шпиона''(246).
Конспирологический подход к истории – вера в то, что ''если не все, то большинство важных исторических событий происходит в результате решений, втайне задуманных и принятых небольшой группой людей'' (Семенов Ю.И. ''Философия истории''. М.: Старый сад, 1999, с. 215) – классическая лженаука, но в отличие от астрологии, не просто замусоривает мозги, а ведет к полному расчеловечиванию. Почему мне, кстати, и не очень нравится в данном контексте слово ''миф'' - оно ассоциируется с чем-то прекрасным, древнегреческим, с детской книгой Н.А. Куна. На обложку исследования, посвященного агрессивной паранойе, лучше было бы вынести какое-то другое слово. Но вне зависимости от терминологических разногласий, фон Биберштайн как исследователь социальной инфекции сделал полезное дело, и в России перевод его монографии как нельзя более актуален.
Под конец выскажу не то, что замечания, скорее уточнения. Вообще-то заговоры и тайные общества действительно существуют. И в самой книге, с которой мы ознакомились, описаны вполне реальные розенкрейцеры, карбонарии, антропософы. Конспирология начинается, когда причину и следствие шулерски меняют местами, конспирации обретают какую-то собственную жизнь, в отрыве от социально-экономических причин, и мистическую власть над историей, которую они никогда не имели и иметь не могут. В книге эта разграничительная линия: между наукой и лженаукой – в нескольких местах намечена, но хотелось бы выделить ее почётче. Кроме того, не знаю, как в Германии, но в России мы постоянно сталкиваемся с тем, что любая попытка выявить в истории или социологии действие объективных интересов упирается в обвинения – это-де ''теория заговора''. Например, ученый биолог в статье ''Про селекционистский подход к социальной истории'' справедливо отмечает, что ''образец ''девушки-вешалки'' очень удобен для модной промышленности (которая, как и другие монополисты, устанавливает в обществе свои критерии поведения и телесного облика)… И, шире, современные западные представления о красивом и/или сексуальном – это никак не обобщённые предпочтения партнёров противоположного пола, а ''мнение телевизора», т.е. субсидирующих телевизор корпораций'' http://wolf-kitses.livejournal.com/246223.html#cutid1 Нетрудно предугадать реакцию. Ах, корпорации обвинили в заговоре. А кто может доказать, что модельеры уродовали женскую фигуру по заданию тайного общества компрачикосов? Но в том-то и дело, что интересы не требуют для своей реализации никаких конспиративных центров. Всё совершается само собой.
Теория заговора – конечно, лженаука. Но под вывеской противодействия ''теории заговора'' оформляется другая лженаука, которая точно так же исключает возможность объективного исследования общественных процессов и топит гуманитарное знание (искусствоведение в том числе) в хаосе якобы совершенно независимых индивидуальных предпочтений.
Но это уже другая тема.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG