Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

Зачем Бастрыкина разлучают с Чайкой?


Генпрокурор РФ Юрий Чайка (слева) и глава СКП Александр Бастрыкин еще вместе. На торжестве в честь третьей годощины создания СКП. 7 сентября 2010 года

Генпрокурор РФ Юрий Чайка (слева) и глава СКП Александр Бастрыкин еще вместе. На торжестве в честь третьей годощины создания СКП. 7 сентября 2010 года

Президент России объявил о создании вместо нынешнего Следственного комитета при прокуратуре (СКП) самостоятельного Следственного комитета, напрямую подчиненного главе государства. Речь не идет о реализации давней идеи объединить в едином следственном органе аналогичные подразделения всех силовых структур (МВД, ФСБ, наркоконтроля и прокуратуры) – Дмитрий Медведев лишь не исключил такой возможности в дальнейшем. Решение президента неоднозначно воспринято специалистами.

Самостоятельный Следственный комитет будет создан указом президента на базе СКП, который возглавляет Александр Бастрыкин. В свое время пресса немало писала о конфликте между ним и руководством прокуратуры. Скандал был связан с увольнением бывшего начальника управления СКП по Москве Анатолия Багмета, что и привело к обострению противоречий между Александром Бастрыкиным и Генпрокурором Юрием Чайкой. Теперь, согласно решению Дмитрия Медведева, Бастрыкин становится самостоятельной фигурой и, по прогнозам наблюдателей, может постепенно подмять под себя следственные подразделения из других силовых структур.

Зампред комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству Виктор Илюхин заявил газете "Коммерсант", что он вообще является противником создания единой следственной службы, поскольку "есть вероятность вернуться в незабываемые 30-е годы, когда карательные органы были замкнуты на одном человеке".

Впрочем, пока говорить о каких-то кардинальных переменах рано, считает генерал-майор в отставке, бывший начальник Российского бюро Интерпола Владимир Овчинский:

– Я разговаривал с сотрудниками СКП, со следователями. По их словам, они поражены, потому что считали, что будет создаваться единый Следственный комитет, а получилась просто смена названий. Вообще работники СПК испытывают смешанные чувства. Сейчас они относятся к органам прокуратуры и, в соответствие с законом о прокуратуре, другими нормативными актами, имеют мощную социальную и правовую базы поддержки. Они пользуются полномочиями следователей и прокурорских работников, за ними стоит мощная система прокуратуры. А теперь им предлагается перейти в непонятный Следственный комитет. Естественно, возникают вопросы: а что будет с их статусом, с тем же социальным обеспечением?

Но главный вопрос – какая от таких перемен польза для страны? Я не понимаю. Другое дело, если бы проходила общая реформа уголовной юстиции, инвентаризация Уголовного кодекса, Уголовно-процессуального кодекса. Александр Иванович Бастрыкин на сайте Следственного комитета при прокуратуре опубликовал очень интересную статью о развитии уголовного законодательства, особенно в сфере экономических преступлений. Там он убедительно доказал, что существующие у нас нормы не соответствуют международным стандартам и международной практике, что нужно переходить к европейским, американским стандартам, детализировать экономические преступления – чтобы не было неразберихи, произвола, коррупции. Но в этом направлении пока не делается ничего, а идут какие-то спонтанные, судорожные поправки в уголовное законодательство. Одна поправка может противоречить другой. Например, сейчас "гуляют" несколько законопроектов, касающихся коррупции, которые полностью противоречат друг другу – одни ужесточают законодательство, другие гуманизируют… Вот в чем проблема. Людей тревожит то, как их права, свободы охраняются, как ведется борьба с преступностью, насколько защищены простые люди, насколько защищен бизнес, насколько защищено государство. Что решает смена названий? На мой взгляд, ничего, – констатирует Владимир Овчинский в интервью Радио Свобода.

И известный адвокат Юрий Шмидт идею создания независимого Следственного комитета не поддерживает:

– Следственный комитет существовал формально при прокуратуре. И должность Бастрыкина называлась – первый заместитель Генерального прокурора, председатель Следственного комитета. Насколько я понял, теперь он станет просто председателем Следственного комитета, не будет находиться ни в каком подчинении у прокуратуры. И это только подтвердит существовавший статус-кво, потому что никакого реального контроля прокуратуры над этим Следственным комитетом как не было, так и не будет. Это, с моей точки зрения, плохо. Все знают, что у нас шли разговоры о создании Следственного комитета, который объединит следственные структуры всех других правоохранительных служб, включая МВД, ФСБ, наркоконтроль. Вот если бы такая реформа проводилась, стоило бы об этом говорить всерьез и анализировать все плюсы и минусы. Минусов, кстати, я вижу значительно больше, чем плюсов. Но то, о чем сейчас сообщил президент Медведев, ровным счетом ничего не меняет. Нам нужна серьезная реформа всего следственного аппарата, и не только следственного, но и милицейского (или полицейского) аппарата. Надо создавать аналог американского ФБР: там есть самостоятельная полиция штатов и есть Федеральное бюро расследования, в компетенцию которого входит, в частности, ведение следствия по ограниченному количеству составов преступления.

А все, что делается у нас, по сути, делается для построения вертикали. Во всем. И вертикали, которая все больше и больше начинает походить на вертикаль советского типа.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG