Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Венесуэле 26 сентября состоятся парламентские выборы. Какова обстановка накануне голосования в стране, переживающей социалистический эксперимент под жестким контролем президента Уго Чавеса?

В Венесуэле сейчас не официально, а фактически существует однопартийная система, хотя, может быть, это слишком смелое утверждение. Партия Уго Чавеса, известного своими яркими и поступками речами президента Венесуэлы, Единая социалистическая партия Венесуэлы, занимает подавляющее большинство мест в 167-местном однопалатном венесуэльском парламенте. По-моему, сейчас у них 149 мест по результатам последних выборов в 2005 году. Чавес и его партия строят в Венесуэле своеобразный социализм с национально-индейским уклоном. Строится этот социализм очень жесткими командно-административными методами, что обоснованно дает независимым наблюдателям во всем мире упрекать Чавеса в том, что он строит тоталитарное государство. Причем, так говорят самые разные эксперты и в западных странах, и в других странах Латинской Америки, которые, скажем так, не придерживаются проамериканской, проевропейской ориентации.

В выборах 26 сентября будет участвовать очень много партий. В Венесуэле вообще политическое поле огромно. Там, на первый взгляд, существуют десятки различных политических партий и объединений. Но, с другой стороны, если говорить фактически, это огромная Единая социалистическая партия Венесуэлы и десятки микро- даже, а не мини-партий, которые играют подставную роль. Из них большинство официально говорят, что поддерживают Уго Чавеса и существуют для того, чтобы в каких-то маленьких вопросах, в основном, касающихся муниципальной, региональной политики, создавать некое разнообразие.

По мнению подавляющего большинства всех независимых наблюдателей и экспертов, никаких условий для свободных выборов сейчас в Венесуэле не существует.
Строится этот социализм очень жесткими командно-административными методами, что обоснованно дает независимым наблюдателям во всем мире упрекать Чавеса в том, что он строит тоталитарное государство

И политическая, и экономическая ситуация в Венесуэле катастрофическая. Народная революция, с одной стороны, конечно, открыла возможности какие-то для совсем бедняцких слоев населения участвовать в жизни страны, как-то двигаться в политику, занимать какие-то посты. С другой стороны, из Венесуэлы бежали и продолжают бежать образованные люди, грамотные специалисты, иностранные менеджеры. В результате электростанциями, крупными фабриками, какими-то автотранспортными и строительными корпорациями управляют практически неграмотные выдвиженцы бедняцких комитетов, таких же комбедов, которые существовали в Советской России после 1917 года.

К чему это приводит – понятно. Электричество в тропической стране, безумно богатой природными ископаемыми и гидроэнергетикой, – проблема. Словосочетание "веерное отключение электричества" каждый день на улицах употребляют все. В строительной отрасли, в пищевой промышленности опять-таки ситуация очень плохая, притом, что в Венесуэле есть все. Это нефтяное государство, с развитым когда-то сельским хозяйством, потому что оно находится в поясе земли, где урожай собирают три раза в год. При этом на улицах стоят очереди за хлебом и за бананами, и в стране существует карточная система распределения продуктов.

С какими же лозунгами идет на выборы Чавес? Что он обещает своим избирателям? Дело в том, что Чавеса поддерживают очень активно. Просто потому, что Чавес – безумно харизматичная личность, человек, умеющий и говорить с толпой и говорить на языке толпы, и при этом совершенно магически чувствующий настроение, что называется, улиц. Я наблюдал, правда, по телевизору один из партийных съездов во главе с Чавесом. Он сидел – артист на сцене, который пел песни, читал стихи, перескакивал с пятое на десятое, дирижировал залом, подбадривал, в какой-то нужный момент давал залу посыл кричать какие-то лозунги.

При этом он же офицер, десантник, – огромная, даже не побоюсь сказать, зверообразная фигура с выразительными глазами. Он грозил пальцем в телекамеры и говорил, что все предатели революции и предатели родины – вот, смотрите на волеизъявление народа, а также запомните, что мы сейчас ваши имена знаем, мы всех вспомним, когда, не дай Бог, в стране станет хуже. В таких условиях, естественно, говорить о каком-то оппозиционном мнении, споря с руководителем государства, не приходится.

Партия Чавеса – это не партия, это один человек. А те немногие известные венесуэльские политики, которые пытались ему противостоять, – они или в эмиграции, или, напуганные, сидят у себя по домам. Потому что знают, что в любой момент против них может быть сфабриковано обвинение. Таких случаев была масса. Были у Чавеса соратники. И все они от него или отвернулись, а потом "понесли" заслуженное наказание за это, либо же просто были изгнаны из партии за левый или правый уклон. Все, что сейчас происходит в Венесуэле, поразительно, на мой субъективный взгляд, напоминает то, что, видимо, происходило в СССР в 20-30-е годы прошлого века, то есть шла сначала борьба с троцкистами, потом с зиновьевцами и бухаринцами. Как будто фильм про те годы прокручивается, только в какой-то экзотической тропической атмосфере и обстановке. История там повторяется до деталей.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG