Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Свобода в клубе "Кааба" в Праге. Русский туризм в Чехии. Зачем люди едут в Чехию? Что они хотят увидеть и что видят на самом деле? Чем русские туристы отличаются от людей, которые приезжают из других стран посмотреть на Прагу и Чехию.

Об этом говорят Наталья Трошина, менеджер по развитию турагентства "Diamond Wind", экскурсовод с многолетним стажем Ольга Лернер, Александр Улитин, студент школы, которая готовит работников отелей, и Антон Ширяев, соавтор путеводителя "Афиша-Прага".

Фрагмент программы "Свобода в клубах".

Елена Фанайлова: Люди едут сюда, особенно впервые, с определенными мифами о Чехии и о Праге. Давайте начнем, может быть, с самого глупого вопроса, который вам когда-нибудь приходилось слышать от туристов, которые первый раз приехали и хотят что-то узнать.

Антон Ширяев
Антон Ширяев:
Наверное, один из глупейших вопросов до приезда, это можно ли в Праге платить рублями. Следом, когда у меня проходит некоторое недоумение, вопрос не менее глупый – что лучше везти, доллары или марки, или евро на текущий момент. Я сразу хочу сказать, одинаково.

Наталья Трошина: Первый миф был то, что в Праге существует всего один ресторан с разливным пивом. И, самое интересное, есть еще второй ресторан, где наливают пиво, куда ходил почему-то Путин, упоминалось название этого ресторана, это одно из самых худших, самых грязных заведений, в которое ходит только местный рабочий класс. Почему туристические фирмы Москвы считают, что туда ходил Путин, и Медведев там был?

Антон Ширяев: Действительно есть такое место, куда зашел Путин в момент своего визита, это находится на Малостранской площади, ресторан действительно ужасный и пиво там одно из худших в Праге. Но вопрос, какое пиво лучше пить, – не самый глупый. Это очень хороший, правильный вопрос, потому что пиво пиву рознь, где его наливают и как его наливают – это большая разница.

Ольга Лернер: Я сталкиваюсь с туристами уже долгое время, двенадцать лет. Как-то подсчитала, что примерно 50 тысяч туристов через меня прошло за это время. Вопросы, которые я слышала, – это просто фантастика. Как сейчас помню, возвращались мы как-то из дальней поездки, туристы выходили из автобуса, один задал вопрос: "Скажи, пожалуйста, а в Праге где-нибудь можно купить зубную щетку?" Я на это ответила: "Естественно, нет. А что это?" Совершенно другой, классический вопрос, что выращивают в Чехии? Бананы и ананасы – что еще могут выращивать в Чехии! Совершенно гениальный вопрос мне задала туристка прямо в аэропорту при прилете. Все туристы знают, что в Праге, как и в любом другом туристическом городе, есть место, куда нужно прикладывать руку и загадывать желание. Только эту фразу, где находится это место, все выражают по-разному. Одна туристка спросила: "Скажи, пожалуйста, куда в Праге пальцы совать?" На что мне осталось ответить только одно: в розетку, естественно. Недавно с казахскими туристами мы ехали в Дрезден, они говорят: "Скажи, пожалуйста, а в Дрездене говорят по-австрийски?" Я говорю, "нет, по-китайски". "Почему по-китайски?" "А почему по-австрийски?" А потом они же задали тоже шикарный вопрос: "Скажите, а в Дрездене доллары в магазинах принимают?" Я говорю, нет. Они говорят: "Ничего, у нас еще марки есть". Я могу вам рассказывать два часа о том, какие вопросы бывают у туристов.

Елена Фанайлова: Чудесный список. Спасибо. Саша Улитин, я понимаю, что вы еще обучаетесь бизнесу, но наверняка приятели из России приезжали. Может быть, вы помните какие-то их мифы?

Александр Улитин
Александр Улитин:
Если говорить о самом глупом вопросе, который я слышал, его уже сегодня озвучили, – на каком языке говорят в Чехии.

Ольга Лернер: Гениально. На чехословацком, на каком же еще?

Александр Улитин: Остальные вопросы все были очень интеллектуальными. Люди интересуются историей, люди интересуются фестивалями, люди интересуются, как здесь вообще проводят время чехи и кто такие чехи сами по себе, как они ведут себя.

Елена Фанайлова: Давайте теперь поподробнее о мифах. Интересуются, но не знают, я так понимаю, Ольга Лернер сказала. О пиве поговорим? Пиво – главный миф русских о Чехии?

Антон Ширяев: Да, очевидно, пиво главнейший миф. То есть с большим отрывом за ним идут мифы о хрустале, о хоккее, об автомобилях "Шкода", о гранатах. С большим-большим отрывом пиво, конечно, это первое, о чем приезжающие сюда спрашивают: какое лучше, где лучше, какие сорта. Самое удивительное, здесь (но это уже, наверное, реклама) начинают пить пиво люди, которые в России пиво не пили. Это фантастика, потому что люди приезжают сюда, можно сказать, впервые его пробуют и потом очень страдают, вернувшись.

Ольга Лернер: Знаете, что любопытно? Сейчас уже, может быть, слава о красоте города, о ее мистике, магнетизме, распространилась, но еще недавно совсем, пару лет назад, люди ехали сюда и не знали, впрочем, куда они едут: ну, типа Прага, бывший советский блок. Почему-то сразу ассоциация, что все было разбомблено и уничтожено. Когда они приезжают и видят то, что они здесь видят, они не ожидают этого. Может быть, первое место, куда русский турист едет, это Париж, считается так по статистике. Они всю жизнь слышали о Париже, потом читали, изучали, ожидания очень большие. Приезжают, а впечатление не то. А здесь они ничего не ожидают чаще всего, а приезжают в диком восторге, нечеловеческом. Возвращаемость в Прагу очень высокая. Говорят, по статистике более 60 процентов людей, приехавших сюда, сюда возвращаются.

Елена Фанайлова: Ольга сказала, что люди приезжают со смутными представлениями, но хотят что-то узнать. Мне интересно, например, знают ли они что-нибудь о 1968-м годе, который для чехов, в общем-то, очень большая травма, о советских танках в Праге? И, например, о 1991-м годе, о распаде Союза и о бархатной революции? Или вообще это все совершенно не интересует?

Антон Ширяев: Я не буду говорить, что они ничего не знают про 1968-й год, потому что это, конечно, часть истории и, безусловно, каким-то краем сознания люди дату, по крайней мере, запомнили. Но что произошло, почему произошло? Самое характерное, что процентов 60 приезжающих людей говорят: "у вас в Чехословакии". Вот этим можно сказать все, что они думают и про 1991-й, и про 1968-й. Как у вас здесь, в Чехословакии. Все.

Елена Фанайлова: А чехи обижаются, когда это слышат?

Антон Ширяев: Хороший вопрос…

Ольга Лернер: Они все знают про 1968-й год, но мало кто знает, что в принципе все это длилось 21 год, что танки здесь были до 1989-го. Они говорят: 1968-й был давно, а вот чего потом-то? И когда им сообщаешь такую удивительную информацию, что это не был только 1968-й, это длилось 20 с лишним лет, что танки здесь стояли, они обычно очень удивлены. Потому что им преподносилось все иначе, они в этом не виноваты. Им просто система преподносила все иначе, и потом как-то не исправилось понимание.

Елена Фанайлова: Вот это самое странное, мне кажется, что не исправилось.

Наталья Трошина
Наталья Трошина:
Извините, я сейчас вспомнила такой смешной вопрос. У нас был один клиент, который возмущался, как можно, во-первых, что в этом отеле не говорят по-русски, потому что в Чехословакии все обязаны говорить по-русски. А, во-вторых, что это за ненормальный отель, где они не хотят погладить штаны.

Про 1968 год, конечно, как Антон сказал, на краю сознания где-то это присутствует. Русский человек этим не загружается, в отличие от чешского человека, который об этом помнит до сих пор и достаточно много думает.

Елена Фанайлова: Саша, а для вашего поколения вообще эта история – и про ввод танков в Прагу, и про то, как распадался советский блок, – она что-то значит, или тоже это все на краю сознания?

Александр Улитин: Для нашего поколения это не имеет большого значения. Мы все знаем, но особо не заморачиваемся по этому поводу. Я думаю, это больше все-таки чехам надо об этом вспоминать. То есть, не надо, но они почему-то вспоминают до сих пор.

Елена Фанайлова: Может, это и справедливо. Это была большая травма, вообще говоря.

Александр Улитин: Возможно.

Елена Фанайлова: У вас есть приятели чехи вашего возраста? Эта тема с ними не возникает никак?

Александр Улитин: Нет, с ними не обсуждал.

Антон Ширяев: Вот за это я люблю молодое поколение, которое растет в Чехии и в Праге особенно, что это уже 20-летние, 1991 года рождения. Они открытые, свободные европейцы и они абсолютно никакими такими проблемами, как люди сорока-пятидесятилетние, не загружаются.

Ольга Лернер
Ольга Лернер:
Я совершенно согласна с Антоном, потому что у меня в основном общение с чехами, молодое поколение, причем не только двадцатилетние, а даже те, кому двадцать три, двадцать пять, кто эти танки не помнит своими глазами, они совершенно не загружают свою голову этой информацией. То, что не видели глаза, о том сердце просто не болит. Они действительно абсолютно открытые. Сколько молодых ребят, чехов, сейчас добровольно учат русский язык, приводя в ужас своих родителей своим решением. Бабушек, дедушек точно. Тем не менее, они совершенно открыты, свободны в этом.

Елена Фанайлова: А что, Прага – самое популярное чешское направление? Другими районами Чехии меньше интересуются, как вы полагаете?

Антон Ширяев: Тут, к сожалению, известны два направления – это Прага и Карловы Вары.

Елена Фанайлова: Ну так давайте еще об одном феномене и мифе поговорим, это Карловы Вары, конечно, русские. Как это все образовалось? Что за клиент едет туда?

Наталья Трошина: Карловы Вары несколько лет назад, надо сказать, был не то, что разрушенный город, но это был город в ужасном состоянии. Признано, что город восстановлен и не просто восстановлен, а превращен в музей под открытым небом на русские деньги. Даже этот вопрос обсуждался, когда собирались вводить визы для русских в Чехию, я помню, даже выступал мэр Карловых Вар, который говорил: "Как мы можем ввести визы тому народу, благодаря которому этот город имеем?" Вот так было по телевизору сказано.

Конечно, туда люди едут лечиться, это престижно. Это дорого, но не настолько, как Баден-Баден. Могу рассказать маленький случай. Жили как-то мы в отеле "Карлсбад Плаза", это очень хороший отель, один из лучших в Европе, он принадлежит к лидирующим отелям мира и так далее. Люди, естественно, только наши. Снобизм невероятный. В это время в Карловых Варах проходил слет европейской аристократии. Это было очень красиво, они ездили по улицам в каретах, все дамы были обязательно в шляпах. Волшебно. И в один из вечеров у них должен был произойти бал в комплексе, который стоит прямо напротив отеля "Карлсбад Плаза". Было очень холодно. Все люди из этого здания, эти самые европейские аристократы, вышли на улицу для того, чтобы понаблюдать фейерверк. Было холодно, но при этом женщины были в декольте, в открытых платьях. Они стояли и ждали, когда закончится салют. Из уважения никто из них не ушел обратно в зал. Но, наши люди, которые в это время проживали в отеле "Карлсбад Плаза", решили, что салют для них. Поэтому, как только фейерверк закончился, они начали кричать: "с днем рождения тебя". Аристократы молчали. Они явно были в шоке. После этого салют повторили уже специально для аристократии. Это так, легкий портрет Карловых Вар.

Антон Ширяев: Ивановы Вары, как называют их чехи. На самом деле чехи сами – и, наверное, я уже в этом смысле тоже чех, – посещают в дни кинофестиваля. Этот город преобразуется, он превращается просто в Канны. То есть, там режиссеры, актеры, люди в палатках на улицах, жизнь кипит. В остальное время это, конечно, тюменский дом отдыха.

Елена Фанайлова: Какая любопытная энергия и мифология этого места, раз оно так привлекательно для выходцев с постсоветского пространства.

Ольга Лернер: На самом деле все очень просто. На самом деле традиция русских в Карловых Варах – это не последние десять лет. Дело в том, что когда еще Петр Первый прорубал окно в Европу, он пробил еще и форточку в Карловы Вары и с тех пор, с его времен русскоязычная публика, включая всякую знать, включая его придворных, дворян, аристократию, а также людей, связанных с искусством, долго не покидали Карловы Вары. Конечно, сейчас это приобрело огромные масштабы. Есть такой замечательный коротенький чешский анекдот про Карловы Вары. Когда чехи собирались устанавливать американский радар ПРО, Владимир Владимирович Путин, тогдашний президент Российской Федерации, позвонил нашему президенту Клаусу и сказал: если вы установите американские радары ПРО, мы разбомбим вашу Прагу. На что Клаус ответил: если вы разбомбите нашу Прагу, мы разбомбим ваши Карловы Вары. Так оно на самом деле примерно и есть.

Елена Фанайлова: Я не понимаю, откуда такой у меня миф о Карловых Варах, что это какое-то дико пошлое место, оно такой богатое, но при этом безвкусное. Я не права?

Наталья Трошина: Нет, оно не пошлое. Оно очень красивое, во-первых. Там совершенно волшебная атмосфера. Если Прага спокойный город, то Карловы Вары – это не просто спокойный город, это город в какой-то нирване, который вообще никуда не движется и с ним ничего не происходит. Мы приезжаем из Праги туда иногда на выходные – просто почувствовать этот полный покой. Естественно, публика, которая туда приезжает… поскольку они платят большие деньги, особенно те, кто живут действительно дорогих отелях, – это же надо продемонстрировать. В этом смысле есть такая изюминка.

Антон Ширяев: Место само по себе, конечно, не пошлое, это курорт. Там красиво действительно, он статен, он променадный. Опошляют его только афиши "Новые русские бабки в Карловых Варах". А сам по себе город очень хорош.

Мне кажется, что впервые попавший в Прагу человек ощущает, что Европа это не сплошной "Палас Роял". То есть, это не ГУМ в лучших его проявлениях, а жизнь может быть простой, спокойной, скромной, не то, что все это блещет шиком исключительно на каких-то московских понятиях. С ощущением того, что за границей может быть поскромнее, чем в Москве. Удивительный шок иногда бывает у людей: вот она какая, ваша заграница.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG