Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Полицейский имам – расширение функций духовных лиц в Турции


Ирина Лагунина: Турецкие средства информации сообщили, что в новом сезоне имамов стамбульских мечетей обязали заниматься не только религиозными, но и обычными проблемами в своих кварталах. Служители культа получили право посещать дома прихожан, кафе, мастерские, фабрики, организовывать обсуждения насущных проблем. Одновременно для имамов организовали обучение светским законам страны и даже Западной Европы. Это нововведение вызвало немало толков в Турции. Рассказывает Елена Солнцева.

Елена Солнцева: В небольшом деревенском доме мирно тикают ходики, над старым потрепанным ковриком, на гвоздике, висит расписание молитв. Полуслепой восьмидесятипятилетний старик, имам местной мечети, вот уже много лет управляет жизнью небольшой деревенской общины. Акыра Дуяна приглашают в дом на рождение ребенка, на свадьбу - совершить "Имам никях", обряд бракосочетания, без которого, по мнению мусульман, невозможна счастливая семейная жизнь. Обычно в дальних турецких деревнях должность имама переходит по наследству от отца к сыну, несмотря на то, что фактически имамов должны утверждать власти. Большой учёности от имама не требуется, ученость позволяет занять более выгодную должность муфтия. Достаточно уметь писать, читать, обладать громким голосом, чтобы читать Коран, немного знать арабский. Сельский имам заменяет председателя поселкового совета, иногда врача. В каждой мечети обычно находится "салык оджак", кабинет здоровья, куда, в случае первой необходимости, обращаются за помощью сельчане. Акыр Дуян

Акыр Дуян: Имамы –государственные служащие, как учителя или врачи. Чтоб стать имамом, нужно сначала закончить лицей, потом университет, факультет богословия, после окончания сдать экзамены. Нужно отслужить определенное количество лет в разных регионах страны. Имамов утверждают власти, но в деревенских мечетях на эту должность обычно выбирается наиболее почтенный и сведущий в богословии человек, часто не имеющий специального богословского образования. В деревне имаму приходится решать самые неотложные вопросы. Иногда дело не обходится без крови.

Елена Солнцева: В сельской местности имаму частенько приходится выступать в роли милиционера. "В Анатолии, центральной Турции, люди до сих пор живут по старинке", - рассказывает Альп Факра, которая работает в женском центре реабилитации для пострадавших от насилия женщин. Частенько в семьях случаются конфликты на почве кровной мести. Улаживать их непросто, в любой момент может начаться массовая драка, которая закончится побоищем, даже кровью. В минувшем году в турецком городе Тарсус на юго-востоке страны несколько имамов организовали акцию протеста против кровной мести. Они потребовали скорейшего расследования убийства, которое было совершено накануне на главной городской улице на почве "защиты чести семьи". Поводом стала вражда между семьями, которая началась десять лет назад, после того, как вопреки воле родителей девушки родственники жениха выкрали ее. Семья невесты не смогла простить позора. С целью смыть оскорбление кровью, преступник за несколько минут расстрелял всю семью обидчиков. Погибли пять человек, в том числе ребенок. Массовое побоище попытался остановить имам местной мечети, который в результате получил тяжелые огнестрельные ранения. Продолжает Альп Факра, которая работает в Центре реабилитации для пострадавших от насилия женщин ...

Альп Факра: Прелюбодеяние до сих пор считается страшным преступлением в Турции. Девушкам принято выходить замуж девственницами. Даже если мужчина ее изнасиловал, все равно считают, что она опозорила семью. Кровная месть может начаться из-за имущественного конфликта, невозвращенного долга, прелюбодеянии женщины. Когда-то давно действовали неписаные законы, и в кровной мести не могли быть убиты женщины. Нельзя было устраивать разборки на свадьбах или похоронах и в публичных местах. В последние годы ситуация изменилась. Начался беспредел. Гибнут дети. Перестрелки устраивают в публичных местах. Обычно после первого убийства начинается цепная реакция, которая, по сути дела, перерастает в войну на уничтожение.

Елена Солнцева: Будут ли дальше существовать эти законы в Турции, во многом зависит от служителей культа. Не так давно по инициативе деревенских имамов в мечетях на пятничных проповедях было вынесено единодушное осуждение "убийств ради семейной чести", когда в семье творится самосуд над родственниками, запятнавшими своим поведением репутацию семейного клана. А не так давно турецкая пресса сообщила, что имамы Стамбула решили присоединиться к борьбе против домашнего насилия. Было подписано соглашение между министерствами по делам семьи и религиозным делам. Первая группа из Анкары уже прошла тренинг на тему равенства полов. На занятиях психологи обучали помогать жертвам домашнего насилия, направлять их в соответствующие учреждения. Через пару лет программа тренинга имамов, проповедников и муэдзинов должна охватить всю страну. "Убийства чести", ранние браки, домашнее насилие остаются проблемами Турции. Однако написания законов недостаточно. Бывший работник стамбульской мэрии Альп Курназ.

Альп Курназ: Обычно имам как служитель ЗАГСа освящает деревенские браки. Такой брак турецким государством не признается, он не законен, но в деревне, где часто мужчины имеют по несколько жен, с готовностью идут на такое решение. По закону за такое оформление семьи, за "имам никях", до официального бракосочетания имаму грозит до шести месяцев тюрьмы, за "имам никях" женатого - до двух лет. Имамы это знают, но все равно делают

Елена Солнцева: Деревенский имам выступает в роли защитника морали. О "падении нравов" постоянно говорят в сельских мечетях. Головной платок, длинные шальвары, закрытая до подбородка сатиновая блузка –в сельских районах Турции эту одежду называют "второй кожей". Жительница Стамбула Марина Корас, тридцати лет, сравнивает современного имама с профсоюзным работником.

Марина Корас: Ходжа, он не только обрезание делает, но и похороны организует. Вешает объявления. Они однозначно считают себя набожными, порядочными. В глазах даже осуждение. Эти люди, в основном, хотят вмешиваться в чужие судьбы. Он вот заведовал всем нашим эстейтом, шесть болоков, двести квартир. Ему все надо было: Как кто припарковал машину, у кого дети на улице, кто без разрешения мусор не там поставил, объявления развешивал, кто умер в нашем районе, ходжа будет читать нравоучения, молитвы о том, как жить, чтобы ваша душа упокоилась. Мужские собрания в беседке устраивал, бордюры красил, ему до всего было дела. Если в коммунистические времена, позор дебоширам и пьяницам повесят. А тут как профсоюз, как массовик затейник. Ему до всего есть дело. Он должен вмешиваться во все мероприятия, он поскольку религиозный набожный человек, он во все должен вмешиваться, во все мероприятия. Он сам их устраивал. У кого день рождение, обрезание, похороны. Весна началась - надо дерево посадить. Зимой кормушки для птиц повесить. Мустафа аби, его все боялись.

Елена Солнцева: Курсы Корана действуют почти во всех, даже самых светских районах Турции. Их посещают дети с пятнадцати лет, однако в бедных районах детей отдают даже малолетних. В этом есть свой нехитрый житейский расчет. Учеников обеспечивают одеждой и питанием, дети не бегают по улицам и находятся под присмотром. Ежегодно такие школы посещают около трехсот тысяч турецких подростков. Нынешним летом статистика показала невероятный рост, на восемьдесят процентов по сравнению с прошлым годом. В этом году имамам выдавали зарплату, что увеличило мотивацию и стало причиной открытия большего количества точек преподавания. Однако радость служителей культа омрачила реакция работников сфер образования, которые заявили, что заниматься организацией курсов по изучению Корана должны лишь работники министерства национального образования страны. Преподаватель одной из стамбульских школ Ахмет Кайан.

Ахмет Кайан: Преподаватели занятий по изучению Корана не являются профессиональными учителями. Это обычно престарелые, консервативные имамы, которые мыслят по-старинке и часто внушают детям опасные взгляды. О том, например, что ислам - единственная религия на свете, а все остальные вредные. На их место нужно назначить преподавателей религии из министерства. Такие курсы могут навредить детям младшего возраста, посеять ложные представления о религии и мире в целом.

Елена Солнцева: Вот уже который год власти пытаются контролировать незаконные курсы по изучению Корана, которые, несмотря на действующие запреты, как грибы растут в крупных турецких городах. Так, в стамбульском районе Меджредикей курсами по изучению ислама охвачено все женское население. Подобные школы сложно обнаружить – на дверях нет вывески. Всего сто лир, около семидесяти долларов с человека, стоит полный пансион. Подобные образовательные услуги организуют и экстремистски настроенные служители религиозного культа, члены монашеских сект и орденов. У преподавателей обычно нет документов или дипломов, позволяющих вести обучение. Имамы пытаются навязать ученикам догмы, предрассудки, вмешиваются в политический процесс. "Радикальные священнослужители, - считает журналист молодежного интернет-сайта Айнур Акгез, пропагандируют религиозную нетерпимость и фундаментализм".

Айнур Акгез: Усилиями правящей исламистской Партии Справедливости была отменена уголовная статья, предусматривающая тюремное заключение лиц, незаконно организующих изучение Корана. Полиция не может ничего сделать. Если удается закрыть школу, неподалеку появляется еще одна. Сторонники светской Турции считают, что такая ситуация складывается благодаря покровительству Реджепа Эрдогана, которого называют главным имамом страны. В свое время нынешний премьер-министр Турции закончил религиозный лицей, который готовит имамов.

Елена Солнцева: Власти не отрицают, что имамы могут помочь в решении насущных экономических проблем. Например, в период экономического кризиса в мечетях призывали отказаться от пользования американскими долларами и поддержать местную валюту. Но мечеть должна оставаться в стороне от политики. С таким лозунгом выступило главное Управление по делам Религии в стране. Имамам запрещено заниматься политической деятельностью. Их строго предупреждают, что в проповедях может идти речь о духовных вопросах. Никто не имеет право подключаться к агитации и пропаганде партий, депутатов и правительственных чинов. Чтобы распространить современную, мирную версию ислама, министерство направило в страны Евросоюза более тысячи священнослужителей. Цель миссии - разъяснить, что ислам – источник мира, дружбы, а не инструментом насилия. О новой системе образования для имамов уже давно ведутся дискуссии в турецкой прессе. Сторонники светского пути развития Турции считают, что имамов следует обучать иностранным языкам, чтобы они могли работать за рубежом, получать университетское образование. Айнур Акгез, редактор молодежного интернет -сайта.

Айнур Акгез: Мы недавно сообщали о том, что в целях пропаганды современного образа жизни Управление по делам религии даже объявило о создании собственного спортивного клуба "имам спор", рассчитывая, что в ближайшем будущем он станет одним из самых популярных в стране. Наряду с почитаемым в Турции футболом священнослужители будут заниматься баскетболом, волейболом, борьбой, настольным теннисом.

Елена Солнцева: А не так давно имамов мечетей уже теперь просто обязали заниматься не только религиозными, но и обычными проблемами в своих кварталах. Служители культа получили право посещать дома прихожан, кафе, мастерские, фабрики, организовывать обсуждения насущных проблем. Их также обязали решать вопросы водоснабжения, уборки территории, следить за процессом образования детей, заниматься вопросами здравоохранения населения. Однако такие нововведения уже вызвали немало толков в Турции. Оппозиционные турецкие средства информации, например, задаются вопросом: не будет ли такая повышенная забота о населении поводом вмешиваться в личную жизнь граждан. Что будет, если имамы станут диктовать нам манеру поведения, стиль одежды, правила хорошего, с точки зрения религиозных чиновников, тона?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG