Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Кольские экологи обеспокоены вырубкой леса в Хибинах – уникальном горном массиве, на территории которого планируется создать национальный парк. Вырубка леса – по мнению экологов, незаконная – ведется для дальнейшей разработки рудника на месторождении Партомчорр. Об этой и других экологических проблемах Кольского полуострова – в материале Любови Чижовой.

Любовь Чижова: Лицензией на разработку месторождения Партомчорр в Хибинах владеет Северо-Западная фосфорная компания. На ее сайте говорится, что там планируется добывать апатит, нефелин, фтор, титан, цезий, рубидий, галлий и редкоземельные металлы. Кольские экологи утверждают, что вырубка леса на месте строительства рудника ведется незаконно. Об этом РС рассказал руководитель "Кольского экологического центра" Михаил Рыжов.

Михаил Рыжов: Дело в том, что сейчас собственно разработки месторождений еще не началось, это изыскательские работы, но тревогу вызывает то, что при разработке этого месторождения будет практически уничтожена северная часть Хибин. Сам рудник будет находиться в долине – это место, где сходятся все туристские маршруты, почти все и зимние, и летние, и пешеходные, и лыжные, и снегоходные, и джиповые. Кроме того, к руднику неизбежно потянутся коммуникации, дороги, ЛЭП. Надо будет возить туда рабочих, вывозить оттуда руду. Это просто убьет экосистему Хибин.

Любовь Чижова: Вы пишете, что вырубка леса происходит без разрешения. Как вы это выяснили?

Михаил Рыжов: Об этом нам сообщили туристы, что там рубят лес и начинаются буровые работы. Мы приехали на место, поговорили с буровиками, оказалось, что документов у них действительно нет. Составили акт о нарушении. Туда приехал руководитель местного лесхоза, он тоже в этом убедился, тоже составил свой акт, все это было передано в прокуратуру. И прокуратура уже передала дело в управление внутренних дел для возбуждения уголовного дела. Тем не менее, несмотря на уголовное дело, эти работы продолжаются, разрешения по-прежнему нет.

Любовь Чижова: Расскажите, пожалуйста, подробнее о Хибинах, что они из себя представляют, в чем их уникальность и какое место занимают Хибины в Кольской экосистеме?

Михаил Рыжов: Хибины – это уникальный горный район, находится за Полярным кругом. По площади они не велики, всего 30 на 40 километров. Но это самые высокие горы на Кольском полуострове. И ценность их в том, что они легкодоступны для туризма, для альпинизма, для всевозможных любителей гор. Рядом проходит инфраструктура, рядом находятся города и поэтому в Хибины очень легко попасть, многие этим пользуются.

Любовь Чижова: Местная власть очень много говорит о развитии туризма, что-то на государственном уровне делается в этом направлении?

Михаил Рыжов: Мы пока не видим особых действий на государственном уровне и даже на уровне областных властей. Общественные организации уже давно пробивают идею создания национального парка в Хибинах, потому что это единственный способ как-то защитить то, что осталось от промышленности, от разработок полезных ископаемых и регулировать туризм, туризма с каждым годом становится все больше. Областная власть нам сейчас не говорит ни да, ни нет. Хотя уже добились того, что проект создания национального парка числится в планах федерального министерства природных ресурсов, включен в схемы территориального развития, лесные планы. Но конкретных каких-то действий мы пока не видим.

Любовь Чижова: Скажите, пожалуйста, что добывают в Хибинах?

Михаил Рыжов: Апатитонефелиновую руду – это прежде всего сырье для производства минеральных удобрений. Если вам известен такой холдинг "Фосагро", он считается у нас монополистом, явно у него появился конкурент Северо-Западная фосфорная компания, которая собственно и намерена разрабатывать Партомчорр. Прибыльность какая-то, конечно, есть, но цена этой прибыльности – уничтоженные горы, не оправдывает. Цель не оправдывает средства.

Любовь Чижова: Говорил руководитель "Кольского экологического центра" Михаил Рыжов. Получить комментарии в Северо-Западной фосфорной компании мне не удалось. По данным экологов, буровые работы и вырубка леса в Хибинах продолжаются. Защитники природы опасаются, что разработка месторождений может поставить крест на планах по созданию в Хибинах национального парка и туристско-рекреационной зоны "Русская Лапландия", О том, что из себя представляют эти проекты, рассказывает Виктор Петров из Кольского центра охраны дикой природы…

Виктор Петров: Идея национального парка в Хибинах очень давняя, и в то же время известно, что там есть месторождения. При проектировании постарались исключить из национального парка – это получилось. Но дел в том, что для небольшого участка, по сути это месторождение Партомчорр, о котором сейчас идет речь, было ясно, что есть экологические ограничения, поскольку в центре Хибин находится, о том, что там нельзя вообще добывать никогда, речи не шло. На уровне проекта предполагалось включение в охранную зону. Это все прошлое тысячелетие, 90 годы – начало 2000 годов, когда проект составлялся. Проект составлялся Институтом проблем промышленной экологии Севера и нашей организацией в том числе. После этого, поскольку национальный парк не был создан, а заинтересованность в его создании у природоохранных организаций, научных осталась, когда была создана Северо-Западная фосфорная компания, получила два месторождения по лицензии на их разработку, то есть такая организация – дирекция особо охраняемых территорий Мурманской области, она за региональные особо охраняемые территории отвечает, пыталась оповестить представительство компании о том, что есть интересный ценный участок. Переговоры не имели официального характера, каких-то соглашений не было записано на бумаге, но при этом было достигнуто соглашение, что те, кто здесь представляет компанию, сказали, что понимают эту ценность. И в частности, тогда же было достигнуто, что не об охранной зоне идет речь, а о перемычке, которая не задевает месторождение. Национальный парк, проект, состоял из двух участков и между этими участками была перемычка, которая бы включала строительство дороги. Также было заявлено, что мы понимаем, что при планировании разработок надо осуществлять с повышенной ответственностью. Но еще раз подчеркиваю, что эти заявления не имели характер официальный.

Любовь Чижова: А что вообще известно о создании национального парка Хибины, когда он может быть образован? Ну и, собственно, о создании туристской зоны "Русская Лапландия"?

Виктор Петров: Туристская зона "Русская Лапландия" на настоящий день очень хорошая идея, это свободная экономическая зона, когда туристические фирмы имеют в этом районе возможность осуществлять некоторые налоговые льготы, некоторые таможенные льготы, то есть это будет способствовать развитию туризма. А национальный парк в значительной степени для развития туризма и планировался. Помимо уникальной природной ценности, рекреационной ценности очень высокой у этого объекта, несомненно. По поводу создания. Вы понимаете, я как представитель общественной организации могу сказать, что хотелось бы пораньше. Что нам известно? В программе, подготовленной Министерством природных ресурсов России, он включен в эту программу со сроком создания 13-14 год. Это тоже неплохой показатель. Но с другой стороны, наблюдая создание других национальных парков, мы можем заметить, что если там есть хоть какая-то конфликтная ситуация, то это затягивается, иногда даже не на один-два года, а на больший срок, например, в соседней Карелии мы такое наблюдаем.

Любовь Чижова: Это был Виктор Петров из Кольского центра охраны природы. Экологи считают, что разработка месторождения Партомчорр нарушит ландшафт Хибин: промышленные здания, отвалы, отстойники, склады руды, свалки мусора туристов не привлекут. Да и инвестиционная привлекательность туристской зоны "Русская Лапландия", о создании которой мечтают защитники природы, вряд ли повысится. Олег Суткайтис из Баренцевоморского отделения WWF говорит, что разработка месторождений в Хибинах – это одна из главных, но не единственная экологическая проблема Кольского полуострова….

Олег Суткайтис: Все связанное с добычей минеральных ресурсов, оно вызывает опасения у общественных организаций, у природоохранных организаций. Потому что любая такая деятельность не может осуществляться без нанесения ущерба природным экосистемам. Хибины – это одна из важных проблем. Само собой сейчас внимание экологов приковано к той теме, которая сейчас очень активно обсуждается. Сейчас в Мурманске происходит много мероприятий, связанных с разработкой месторождений углеводородного сырья на шельфе Баренцева моря. Это очень вызывает очень большие сомнения. То же Штокмановское месторождение. Это то же самое строительство, трубопроводная система, строительство терминалов. И как это все это будет проходить, насколько это будет экологично, насколько нанесет меньший ущерб окружающей природной среде – это те вопросы, которые мы ставим перед разработчиками, перед проектантами. То есть те вопросы, которые мы задаем постоянно и пытаемся отслеживать.

Любовь Чижова: Что из себя представляет экосистема Кольского полуострова, в чем ее особенность?

Олег Суткайтис: Прежде всего Кольский полуостров – это Север. Само собой это наиболее уязвимо, потому что все, что хорошо восстанавливается, все, что быстро восстанавливается в южных частях, на юге, то у нас восстановление той же самой тундры, прошел вездеход, где-то на юге через какое-то время зарастать быстро и следов от этого не останется. У нас прежде всего Север – это хрупкое и очень ранимое. Поэтому здесь приходится в несколько раз больше взвешивать, отмерять, прежде чем резать. И мы к этому призываем, работая с нефтяниками, с геологами, с лесниками. В этом прежде всего уникальность. Сейчас я хотел бы сказать про проблему, про которую много, наверное, говорится – это те изменения, которые происходят с климатом. Мы не только работаем на Кольском полуострове, наш фонд работает и в Ненецком автономном округе, и в Архангельской области. Сейчас очень четко отмечается, что последние теплые годы тоже коснулись и нашей природы, живой природы. Возрастание числа неблагоприятных погодных явлений, как шторма, ветра – это так же сказывается, так же оказывает влияние негативное на природу, на природные экосистемы. Допустим, в этом году у нас была экспедиция, цель была оценить те возможные изменения, которые происходят в природе, как это сказывается. Сейчас делать выводы еще сложно, потому что те материалы, которые мы получили, требуют обработки, осмысления, сравнения. Но, что четко было видно, что количество штормов, количество ветров усилилось. Допустим, сказывается на прибрежной экосистеме на птичьих базарах. Многие места, птичьи базары, которые мы пытались посетить, мы их не нашли. То есть места остались, но птиц мы там не обнаружили. Буквально до того, как мы прибыли, прошел шторм, люди, которые там проживали, говорят, что мы такого не помним, что избушки посносило, где они долгое время проживали, считали, что это на безопасном расстоянии.

Любовь Чижова: Об экологических проблемах Кольского полуострова рассказывал Олег Суткайтис из Баренцевоморского отделения WWF. Среди других экологических проблем Кольского полуострова, который относится к основным горнорудным районам России – загрязнение большинства рек отходами предприятий отрасли.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG