Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Когда пожар – куда бежать? – К добровольцам. А безнадежного больного выкидывают из больницы – куда? – К Доктору Лизе. – А ребенку операцию, за которую требуют бешеных денег? – К Кате Бермант, в фонд "Детские сердца".

В 2010 году это стало нормой жизни: пропавших в лесу пятилетнюю девочку с тетей искали добровольцы – нашли спустя 10 дней два трупа, а милиция с МЧС, у которых есть вертолеты, уверяла, что "надо просто выучиться ждать". И только потому эта история – из множества – стала достоянием общественности, что у добровольцев тоже есть "вертолет" – сеть, а ее игнорировать уже не получается: все читают. Возникал вопрос, почему девочку отпустили гулять с больной тетей? Так не все могут дать взятку в 40-50 тысяч рублей, чтоб записать ребенка в детский сад (так обстоит, по крайней мере, в ЮЗАО г.Москвы). На беспредел милиции – свой ответ: то в Приморье какие-то "партизаны" объявились, то кто-то огрел по голове, вмещающей два слова "хорьки, бля", жемчужного прапорщика. Ответ криминалу полимилиции (© Гасан Гусейнов) – разумеется, тоже криминален, но этим не удивишь: о сходке воров, их повестке дня, переделе ими рынка новостные агентства сообщают в ряду обычных новостей, а обычные как раз и есть – коррупция, убийства и "президент/премьер-министр посетил… движение перекрыто… занятия отменены… люди устранены… ценники подделаны".

Читатели стали путаться в терминах: что считать криминальным, а что как бы наоборот, законным. Вот литкуратор зазывает на поэтический вечер. Чем привлечь? "Провел в заключении 20 лет, имеет семь судимостей", - анонсирует он поэта. Криминал стал трендом. Без скандала (арт-группа "Война" перевернула в Питере милицейскую машину) и искусства, и самой жизни на наших просторах как бы нет. На самом деле есть.

Катя Бермант (она же – фонд " Детские сердца", фонд – это два человека) собирает деньги на кардиооперации детям. В своем блоге она пишет: "Благотворительность сегодня, как и любая другая гражданская активность, по сути не может быть аполитичной. К сожалению, в такие условия нас поставила нынешний несменяемый режим и нынешняя несвобода". Это цитата из хорошей статьи (Юлии Галяминой – ТЩ). Я про отношения с властью стараюсь не думать. Хороших не получится, плохих боюсь. Мы просто строим параллельную действительность. Это позиция страуса. Только песка вот - нет. А в асфальт голову не спрячешь".

И вот ее фонд совместно с фондом "Эра" Елены Березкиной, занимающимся художественными выставками, открыл 1 июня благотворительную фотовыставку "Увидеть Париж и жить": 50 лучших российских фотографов дали по одной работе, снятой в Париже. Куратором выступил фотограф Александр Тягны-Рядно. Много работ купили на выставке, но самое интересное случилось дальше: выставкой заинтересовался Сотбис, и 23 сентября провел первый российский фотографический аукцион. Тоже, естественно, благотворительный: все деньги за проданные работы будут перечислены детям, ждущим операции. Все дико волновались, включая меня, поскольку (чего уж таиться) Александр Тягны-Рядно – мой муж. Теперь буду страшно гордиться, что меня снимали такие дорогие фотографы, а "порядок цен" определяют именно аукционы. Фотография Александра продалась за 1700 евро, в два раза больше эстимейта, т.е. стартовой цены, почти за все фотографии "бились". Самый потрясающий результат в том, что все четырнадцать работ были проданы, и вырученный миллион сорок одна тысяча четыреста рублей пойдут на операции детям.

Как-то Дима Быков писал, что благотворительность – это плохо, потому что подменяет собой государство, отнимая у него стимул действовать. Я с этой логикой не согласна: пусть умрут дети, пусть сгорит страна – тогда государство начнет чесаться. Не начнет! "Каждый раз, когда я вижу в сети очередной крик о помощи (помоги собрать для ребенка 500 000 на операцию, имплантант, пересадку) я замираю, а после чувствую злость и отвращение. В первую очередь к себе, потому что особо не могу помочь. Во вторых, возникает такой большой-пребольшой знак вопроса к власть имущим. Неужели люди у власти такие уроды, и у них нет даже намека на совесть? Почему мамы и папы больных детей вынуждены просить денег на лечение у "добрых" людей? Для государства это капля в море (море нефти). Неужели наш президент - бесчувственная сволочь? Неужели принятие закона о помощи тяжелобольным людям требует каких то особых мер или больших расходов?", - пишет комментарий блогер. "Они так далеки от мира людей и их проблем, надеяться, что у них проснется совесть - это то же, что просить волка покушать травки вместо ягненка. Поэтому решать проблемы надо самим - давлением на власть и помощью друг другу, пока власть не повернется к обществу лицом, а не тем местом, которое сейчас", - отвечает другой.

Сколько уж нам всучивали "Россий" - Единая, Справедливая, Другая, а реально вырисовывается эта, самодеятельная, сама себя спасающая от "конца света", действительно, боюсь, надвигающегося на нынешнюю государственность. В конце концов, многое когда-то начиналось с самодеятельности, как бардовские песни и русский рок.

На аукционе я была впервые. Вел его "сам" гендиректор Сотбис в СНГ Михаил Каменский. Оказалось, что продать на аукционе все лоты – редкость, приятно было видеть, как волнуются и радуются фотографы: они-то не получили ни копейки, но Виктор Ахломов, например (его работа тоже продалась за 1700 евро), классик, известинец со своих семнадцати, чья выставка к 75-летию прошла недавно в Манеже, сказал, что это самый счастливый день его жизни. Гарика Пинхасова продали дороже всего – за 3.900 евро. Он работает в агентстве "Магнум", один из самых известных фотографов в мире. Александра Земляниченко (из "Ассошитейтед-Пресс") продали гораздо дешевле, мне было обидно, он – и заслуженно – дважды лауреат Пулитцеровской премии, единственный такой прецедент. Владимир Клавихо, Сергей Борисов, Лев Мелихов, умерший в этом году Александр Слюсарев, живущий в Лондоне Александр Гусов, питерский (извиняюсь за выражение) Александр Китаев, молодые Андрей Гордасевич и Григорий Ярошенко – все они спасли от неминуемого конца света несколько детей. Но и больные дети помогли фотографам узнать себе цену.

Куда ни посмотришь – "так жить нельзя", а придешь на территорию благотворителей и добровольцев – оказывается, можно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG