Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как делалась "Катынь"


Анджей Вайда снял фильм-разговор с погибшим отцом. Ученики режиссера сняли фильм о фильме

Анджей Вайда снял фильм-разговор с погибшим отцом. Ученики режиссера сняли фильм о фильме

Документальный комментарий к фильму "Катынь" Анджея Вайды показали на фестивале "Арткино". В рамках третьего московского фестиваля короткометражных фильмов впервые появилась международная программа, частью которой стали 10 лучших документальных лент молодых польских режиссеров из киношколы Андрея Вайды.

Пока Анджей Вайда работал над "Катынью", трое его учеников снимали мастера на площадке и назвали свой фильм "Внимание, мотор!" Директор польского культурного центра Марек Радзивон утверждает, что дело не только в мастерстве Вайды и в том, что ученики подглядывали за своим мастером:

– Как мы знаем, отец Вайды погиб в Катыни. Идею снять фильм про Катынь вообще, и про отца-офицера польской армии 1939 года, жила в сердце Вайды довольно долго. Конечно, в 1989 году снять такой фильм было невозможно. В 90-е годы Вайда тоже не сразу взялся за эту тему. Я думаю, что, с одной стороны, он стремился к этому фильму и хотел его снимать, с другой стороны, он все время как-то боялся этой темы, и откладывал ее на потом. Так что, "Внимание, мотор!" – это фильм про старого мастера кино, который снимает свою новую картину, уже давно снятую им мысленно. Фильм – попытка разговора с отцом, с поколением своего отца, не только на тему политики, истории, отношений Польши и России, но и попытка личного разговора. Мне кажется, что было бы даже хорошо вместо обсуждения "Катыни" Вайды показывать эти фильмы совместно. "Анджей Вайда: Внимание, мотор!" трех молодых режиссеров – прекрасный комментарий для фильма "Катынь" Вайды. Там нет интервью. Вайда, конечно, понимал, что его снимают. Он им разрешил это делать. Но это не фильм с ним в главной роли. Вайда – главный герой, но он только часть этой большой картины, которая называлась бы "Снимаем в Катыни".

Второй фильм из польской документальной программы о мэтрах польского кино называется "Команда", его снял Леслав Добруцки. Это портреты молодых Вайды, Романа Поланского и Збигнева Цибульского глазами звукооператоров и осветителей, которые работали в польском кино с конца пятидесятых.

– Это поклон классикам, тому поколению, с которым Вайда сам начинал 50 лет тому назад. Речь идет о режиссере Анджее Мунке, актере Збышеке Цибульском, композиторе Комеде – известном джазовом пианисте, который писал музыку и для Вайды, и для Поланского, который позже вытащил его в Америку, – говорит Марек Радзивон.

– А не смущает в этой картине то, например, что о Цибульском откровенно рассказывается, как о человеке, злоупотреблявшим спиртным?

– Мне кажется, что это часть его актерского имиджа. Это часть его имиджа и имиджа того поколения.

– Анджей Вайда и его коллеги-ровесники – режиссеры, операторы, сценаристы – основали собственную киношколу, занятия в которой длятся три года, а студент сразу получает в руки камеру. Поляк Мартин Заутер и приехавший в Польшу учиться у Вайды итальянец Тьерри Паладино, которые снимали Вайду за работой над "Катынью", сегодня самые известные молодые режиссеры польского документального кино, визитной карточкой которого в Европе стал фильм Заутера "За забором". Эту ленту, как и короткометражку "На даче" Паладино, показали в Москве на фестивале "Арткино". Чем отличаются оба режиссера?

– Фильм Заутера – это картина современной Польши, причем не Варшавы, не столицы, не страны, которая гордится тем, что она члена Евросоюза, а ужасной деревни, глухой провинции этой страны. Причем, мы сразу эту провинцию начинаем любить – люди живут там тихо и спокойно.

Этот рассказ я бы назвал "малым реализмом" – простая история личных отношений обычных людей среднего возраста. Мне кажется, что это пример настоящего документального кино, это чистый реализм, который активно развивался в самый важный момент для польского документального кино – в 70-е годы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG