Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый образ Первого кавказского


Первый Кавказский канал

Первый Кавказский канал

Ирина Лагунина: В конце мая Первый кавказский канал, начавший эфир 4 января этого года и наделавший много шума в России, приостановил работу. Причина – его отключили со спутника французской компании "Ютелсат", в чем многие увидели руку Москвы. Однако приостановка вещания связана не только с потерей возможности вещать через спутник, но еще и с серьезной реорганизацией канала. Руководить каналом был приглашен британский журналист, много лет проработавший на ВВС и на Радио Свобода, Роберт Парсонс. Подробности о работе над новым имиджем и содержанием канала Олегу Панфилову рассказывает руководитель информационной службы Первого кавказского Екатерина Котрикадзе.

Олег Панфилов: Начался ребрэндинг Первого кавказского, он уже и называется несколько иначе. Что происходит сейчас?

Екатерина Котрикадзе: Проблема продолжительная, и очень трудный сейчас процесс. Мы получаем очень много разных версий того, как мы можем смотреться, как мы можем называться, как мы будем выглядеть и каким будет, например, логотип, цвета и так далее. Такая сейчас ситуация и есть. Мы рассматриваем разные предложения, мы думаем о том, каким может быть формат разных передач, каким может быть формат новостной программы. Мы знаем уже точно абсолютно, что канал будет делать акцент на информацию. Потому что мы понимаем прекрасно, что сейчас в первую очередь в регионе, во всем постсоветском регионе не хватает информации, в этом и заключается идея. Весь канал будет информативным, все программы будут так или иначе информативными, а новости у нас будут абсолютно другими, не такими, как на других каналах. Мы знаем, что какие-то вещи не выходят в эфир, о них даже не пишут, о них не то, что не говорят, о них стараются даже на кухне за столом, за чашкой чая не говорить в некоторых регионах. Поэтому мы решили эту ситуацию исправить, именно поэтому такой огромный интерес к каналу.

Олег Панфилов: Как быть с теми обвинениями, которые практически звучат сразу, как только канал начал работать в начале января, о том, что он контрпропагандистский, о том, что он направлен против России?

Екатерина Котрикадзе: Мы с вами работаем в журналистике, мы знаем, что когда ты делаешь контрпропаганду или просто пропаганду, то ты получаешь ноль внимания от зрителя. Потому что зритель научен, у зрителя есть замечательный опыт, годы опыта. Зритель сразу же понимает, с чем он имеет дело. Если мы сделаем аналог некоторых каналов, не буду называть их, то мы сразу же потеряем интерес зрителя, мы сразу же потеряем рейтинг - это не будет работать. Именно поэтому, когда мы решили восстановить канал, будем условно называть Первым кавказским, мы заранее сказали, что мы будем держаться стандартов, которые позволят нам говорить, думать и освещать то, что действительно интересно. И что самое главное, у нас есть абсолютно четкая уверенность, никаких сомнений в том, что мы сможем освещать любые события с обеих сторон, даже когда это очень болезненно, мы обязательно будем придерживаться стандартов журналистских. Будет две стороны, три стороны, хоть десять, все стороны любого конфликта, любой проблемы.

Олег Панфилов: Французская история закончилась?

Екатерина Котрикадзе: Да, окончательно.

Олег Панфилов: То есть не стали подавать даже на апелляцию?

Екатерина Котрикадзе: На данный момент мы посчитали, что этого не стоит делать, поскольку мы получили вердикт французского суда, у нас нет времени, сил и денег для того, чтобы продолжать это дело. Мы сейчас заняты тем, чтобы сделать новое телевидение, и у нас нет никакого желания биться, продолжать эту бессмысленную, как мне кажется, битву в суде.

Олег Панфилов: Многие люди, которые догадываются или знают, что происходит формирование нового канала, то есть он выглядеть будет уже по-другому, спрашивают, будет ли спутник?

Екатерина Котрикадзе: Конечно, будет спутник. Просто, к сожалению, пока мы не можем говорить о том, какой конкретно будет спутник, какая частота, сколько градусов и так далее. Мы очень хотим выйти на спутник, который покроет интересующую нас территорию – это все постсоветское пространство, это Европа. Я верю, что будет очень много разных вариантов получения канала. Это будет спутник, это будут кабельные сети, это будет, конечно, интернет, который развивается и который позволит вещать в хорошем качестве. У нас не просто сайт, у нас будет портал очень серьезный, с множеством важных интересных людей, которые будут на нем работать. Это позволит нам охватить как можно большее количество зрителей.

Олег Панфилов: Надеяться на то, что канал попадет в российские кабельные сети, вряд ли возможно. Это значит, что россияне в основном смогут получать эфир канала или с помощью спутника или с помощью интернета.

Екатерина Котрикадзе: Разумеется, так и будет. Практика такая существует, есть каналы, которые запрещены в России, которые вещают на спутнике, и есть люди, которые покупают "тарелки". Если глобально мыслить, то проблема заключается в том, что многие в России не хотят покупать "тарелки", платить деньги за что-то альтернативное. И вот наша задача-максимум заключается в том, чтобы заставить этих людей захотеть узнать что-то другое, не то, что им каждый день рассказывают по федеральным каналам. Предложить им продукт, который будет действительно интересен. Я думаю, что нам это удастся.

Олег Панфилов: В России уже писали в прессе о том, что команда новая и руководство - иностранцы. В связи с чем это связано?

Екатерина Котрикадзе: Я думаю, это связано с новыми стандартами телевидения. Мы здесь работаем люди местные, у кого-то есть опыт работы на российском телевидении, у кого-то где-то еще. Но все-таки стандарт Би-би-си, "Аль-Джазира", "Скай", разных западных каналов, он несколько отличается от того, к чему мы все привыкли. Это прекрасно, что у нас руководство, их всего несколько человек, у Роберта Парсонса, генерального директора Первого кавказского, 17 лет или что-то около того опыта на Би-би-си, человек, который точно знает, как нужно соблюдать стандарты высокой журналистики.

Олег Панфилов: Я бы уточнил: великолепно говорящего по-грузински и по-русски.

Екатерина Котрикадзе: Поэтому никаких проблем у Роберта с общением с местной публикой нет. Талантливая команда, которой просто нужно указать основополагающие вещи, сказать, что вот это надо делать так, ребята поймут и будут делать так, как надо. То есть идея заключается в том, чтобы сделать канал совершенно нового уровня, масштаба, канал, который будет не похож ни на что в регионе. А вот уже с нашей стороны мы можем объяснить, какие проблемы, с нашей стороны мы можем объяснить, на что надо делать с точки зрения контента упор и акцент. Я думаю, что в итоге мы друг друга очень хорошо дополняем и в результате получится продукт.

Олег Панфилов: Какой продукт?

Екатерина Котрикадзе: Качественный очень.

Олег Панфилов: Я говорю в первую очередь о программах. Если это информационный канал, значит там должны быть или каждый час или каждые полчаса выпуски новостей.

Екатерина Котрикадзе: Могу сказать, что да, у нас будет, разумеется, выпуски новостей, короткие выпуски через каждый час, помимо этого будут развернутые новостные программы. То есть любая поступающая информация будет у нас появляться сразу же.

Олег Панфилов: Какие программы помимо новостей?

Екатерина Котрикадзе: Это целый спектр. На самом деле мы не хотим сделать канал сугубо политическим или правозащитным. Канал должен быть разнообразным, чтобы его смотрели. Соответственно, у нас будет и документалистика, и политические ток-шоу, и очень важно, что социальные ток-шоу. Это значит, что те проблемы, которые сегодня существуют на постсоветском пространстве, это все будет рассматриваться и об этих проблемах будут говорить люди, которые смогут в прямом эфире заявить, что почему пенсия такая-то, и у нас будет возможность предложить господам-политикам ответить на эти вопросы. Плюс, конечно, у нас будет и музыка, и книги, и культура, все, что интересует. И действительно, это аудитория вовсе не узкоспециализированная, аудитория очень интересная. Что происходит в мире, что происходит в регионе самом, в США и в Европе, и мы дадим ответы.

Олег Панфилов: Но главная территория внимания – это все-таки Кавказ, это страны Южного Кавказа и Северный Кавказ на территории Российской Федерации.

Екатерина Котрикадзе: Разумеется, да, это остается приоритетом, потому что это проблемная территория. Поскольку очень мало информации, есть всего несколько интернет-сайтов, есть всего несколько человек, которые не боятся об этом говорить. Очень тяжело найти материалы, очень тяжело получить видео оттуда – это проблема, с которой мы постоянно сталкиваемся. И приходится изощряться, очень трудно, конечно. Даже с мобильного снятые какие-то кадры для нас ценны. Это закрытая территория, это наглухо закрытая территория - информационный вакуум.

Олег Панфилов: Как быть с Южным Кавказом, несмотря на то, что мы соседи, Грузия, Азербайджан, Армения - страны очень разные, даже политические режимы, несмотря на одинаковые строчки в конституциях, они очень разные. Захотят ли люди смотреть этот канал в Азербайджане или Армении?

Екатерина Котрикадзе: Во-первых, мы обязательно будем освещать события, которые будут происходить в Азербайджане и Армении. Разумеется, в Грузии тоже. У нас будут корреспонденты в Азербайджане и Армении, которые будет работать не только на новости, но и на программы. Мы будем делать какие-то документальные фильмы, истории интересные, которые там происходят. Может быть политически не так насыщен регион, но зато он с любой другой точки зрения очень интересен. Почему о нем забывать? Нет, мы не будем этого делать. Почему в Азербайджане неинтересно людям, что происходит на том же Северном Кавказе. Мы абсолютно уверены, что этот интерес существует, они будут нас смотреть, учитывая количество русскоязычных зрителей и людей, которые все еще хотят на русском языке слушать, говорить и хотят, чтобы они были услышаны.

Олег Панфилов: Но чтобы канал стал популярным на территории России, например, у россиян, то вряд ли их будет очень сильно интересовать кавказские проблемы. Вы можете давать что-то и о России, о происходящем в России. Потому что действительно существует информационный вакуум и RTVI запрещен на территории России, найти какой-то другой источник объективной информации нет.

Екатерина Котрикадзе: Вы знаете, Москва – это та территория, где мы будем работать, где уже работаем. Там будет полноценное бюро Первого кавказского. Единственная проблема, которая возникает в Москве, это помимо того, что мы обязательно будем освещать все проблемы, заключается в том, что нам не дают аккредитацию. Естественно, мы этого ожидали. Но мы уже полгода ждем в Министерстве иностранных дел аккредитации для нашего корреспондента. Девушке, которая у нас работает в Москве, ей прямо сказали, что с вашим каналом у нас разговор отдельный, а точнее, этого разговора нет. А посему нам придется как-то коллегиально работать, просить у корреспондентов других каналов какие-то кадры думы, например, интервью с какими-то людьми, которые не появляются нигде, кроме каких-то государственных учреждений и так далее.

Олег Панфилов: Как долго продлится процесс ребрэндинга, и когда вы выйдете в эфире?

Екатерина Котрикадзе: Мы знаем, что скорее всего до конца года сможем выйти в эфир, но даты пока нет, поскольку это все связано с техническими нюансами, которые мы должны учитывать, решать, чтобы выйти действительно в высоком качестве и не упасть в грязь лицом.
XS
SM
MD
LG