Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Решение президента Дмитрия Медведева об отрешении от должности московского мэра Юрия Лужкова стало основной темой российской блогосферы. Вне зависимости от отношения к мэру, официальная причина его отставки – "утратил доверие" – мало кому показалась убедительной – даже если добавить к ней прозвучавшие на центральных телеканалах обвинения в коррупции. На блогпортале Slon.ru о политическом курсе президента рассуждает журналист Андрей Мирошниченко:

Медведев, как и положено российским президентам, хоть и с запозданием, но все-таки выстраивает свою вертикаль. И хотя еще нет жесткой структуры, уже есть жесткие кадровые решения. Важный элемент политической игры – демонизация какого-нибудь фальшивого жупела. Раз Лужков не ушел по-хорошему, он рискует получить клеймо коррупционера. "90-е – лихие", "Лужков – коррупционер" – вот такие могут быть созданы стереотипы, чтобы удостоверить победу над мрачным прошлым и святость нового курса в глазах обывателя. Хотя ведь ни лихость в 90-х не закончилась, ни коррупция в Лужкове не сосредоточена. Ясно же, что коррупциогенность Лужкова ничем специальным не отличается от коррупциогенности любого сановника, которого сейчас поставит эта же система. Значит, убирают за другое.

Однако основная интрига для блогеров – не в причинах конфликта между президентом и мэром, а в будущей деятельности опального мэра. Его прочат в лидеры новой оппозиции. Рассуждает ЖЖ-пользователь vadimb:

Упорное сопротивление отставке было необходимо Лужкову для дальнейших политических действий. Если бы он ушел по-доброму, политическая деятельность была бы невозможна. Сейчас большая политика ждет Лужкова с деньгами, способностью возглавить реальный консервативный и националистический потенциал, и, самое главное, с весомой возможностью заявить что Путин и Медведев - пустобрехи. В 2011 году его партия может стать второй по численности фракцией в Думе.

Кто победит в этой политической борьбе, если таковая случится, судить пока невозможно. Однако уже сейчас можно говорить об одном проигравшем, считает блогер Baltinfo.ru Антон Мухин:

В Россию вернулась политика. Конечно, она, как и полагается, вернулась в виде драки бульдогов под ковром, но теперь обглоданные кости, по крайней мере, живописно вылетели. А не были потихонечку выметены на совочек и выброшены в корзину для бумаг. Насколько сильно в итоге проиграл Юрий Лужков, мы узнаем из его дальнейшей карьеры. Но вот кто точно проиграл – так это "Единая Россия", которая отреклась от московского мэра, как только официально стало известно о его отставке. Тут дело, конечно, не в том, что отреклись. А в том – когда отреклись. Отрекаться надо было неделю назад, а лучше две или три, когда публика смотрела на схватку и не понимала, чья возьмет. Тогда в этом отречении была бы сила. Или хотя бы просто промолчать. И все бы сделали вывод, что президент – президентом, а партия власти – себе на уме. Но до самой развязки "Единая Россия" молчала. А потом осудила. Эта реакция со стороны интерпретируется так: Кремль не посвящает партию власти в свои планы, Борис Грызлов включил с утра телевизор и оттуда узнал об отставке.

***

Американская блогосфера обсуждает вопросы национальной безопасности. На днях стало известно, что представители федеральных правоохранительных органов и органов госбезопасности заняты подготовкой законопроекта, регулирующего интернет-коммуникации. Необходимость нового закона аргументируется тем, что массовый переход на сетевое общение позволяет преступникам и террористам ускользать из-под контроля властей. Закон должен обязать провайдеров коммуникационных услуг и разработчиков сервисов типа BlackBerry, Facebook и Skype обеспечить техническую возможность перехвата сообщений по предъявлению соответствующего ордера. Новую законодательную инициативу комментирует в сетевом журнале Salon.com известный блогер, юрист и журналист Гленн Гринвалд:

В августе сразу две склонные к диктатуре страны Персидского залива – Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты – объявили о запрете Blackberry. Этот сервис не дает возможности отслеживать совершаемые при его посредстве коммуникации, что сильно печалило правительства указанных стран. Теперь ровно ту же позицию заняло правительство США. Поразительно, что у них при этом хватило безрассудства осудить запрет Blackberry в Эмиратах, потому что он-де препятствует "свободному потоку информации". Идея о том, что правительство не имеет права следить за людьми, не находящимися под следствием, была когда-то важнейшей для Америки свободой – настолько несомненной, что ее не нужно было даже защищать. Однако десятилетия нагнетания страха – от коммунистической угрозы до наркобаронов, и особенно последние десять лет непрерывно повторяемой Мантры о Терроризме – сделали из американцев податливую массу на все согласных, которая не только терпит, но и жаждет полного уничтожения приватности.

Границы антитеррористической кампании обсуждаются также в связи с предупреждением о растущей угрозе "доморощенного терроризма", поступившем на днях из Вашингтона. Блогер портала Huffington Post Майкл Бреннер предлагает провести мысленный эксперимент:

Если бы 11 сентября не было, волновала бы нас сейчас угроза доморощенного терроризма? Едва ли. Более того, мы не создали бы всю эту индустрию терроризма, господствующую сейчас в нашем понимании безопасности. Война с террором ведет к двум страшным последствиям: во-первых, чем больше мы воюем, тем больше людей склоняются к поддержке террористов, и, во-вторых, мы сами начинаем испытывать серьезные ограничения гражданских свобод.

На фоне подобных событий традиционные заявления республиканцев о том, что социальные программы Обамы подрывают важнейшую для страны свободу предпринимательства, начинают вызывать вопросы. Их выражает в своем блоге Тимоти Ли:

Интересно посмотреть, осудят ли кандидаты от партии Чаепития тираническую инициативу по контролю за Интернетом столь же яростно, как они ругали бюджетные предложения Обамы?


XS
SM
MD
LG