Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дагестан: спецоперации или гражданская война?


Спецоперация на улицах столицы Дагестана – дело обычное

Спецоперация на улицах столицы Дагестана – дело обычное

В Дагестане ищут боевиков, уцелевших после проведения очередных спецопераций российских силовиков – в пригороде Каспийска и на окраине Махачкалы. По данным Национального антитеррористического комитета, в ходе этих спецопераций уничтожено 15 членов незаконных вооруженных формирований.

Сообщается, что в спецоперациях, начавшихся ранним утром 29 сентября в поселке Семендер на окраине Махачкалы и в пригороде Каспийска, участвовал спецназ ФСБ и милиции. По официальным данным, группы боевиков удалось заблокировать в частных домах. К середине дня их сопротивление было подавлено.

Главный редактор интернет-сайта "Кавказский узел" Григорий Шведов на просьбу Радио Свобода прокомментировать итоги спецопераций ответил так:

– Первое, что нужно сейчас делать, это проверять, действительно ли задержанные или убитые были боевиками. Сообщения, что убиты именно боевики, всегда исходят непосредственно из правоохранительных органов. Очень важно понять, что за люди действительно находились в поселке Семендер и в Каспийске, каковы подробности событий, о которых известно пока лишь из одного источника… Я думаю, что эту новость нужно рассматривать в контексте создания батальона по охране общественного порядка (имеется в виду специальный моторизированный батальон внутренних войск МВД России. – РС). Информация об этом появилась 27 сентября. Так вот, в первую очередь необходимо понять, как будут действовать эти новые правоохранители, которых критики уже назвали "опричниками" или "кадыровцами", будут ли они иметь карт-бланш на применение насилия или это будет адресная работа, действительно направленная на выявление людей, которые активно участвуют в сопротивлении.

– А у вас есть какие-то данные, кто все-таки был убит в результате спецопераций в Махачкале и Каспийске?

– Сейчас нет.

– Есть возможность получить такую информацию, проверить достоверность сообщения спецслужб?

– Именно такая работа начинается, когда замолкают центральные СМИ, которым достаточно отрапортовать об информации, полученной из одного источника. Как только будет снято оцепление, убрана спецтехника и люди из изданий, не аффилированных со спецслужбами, получат возможность попасть на место событий, поговорить с родственниками убитых, – с этого момента начнет проясняться картина, – говорит Григорий Шведов.

Политолог Энвер Кисриев напоминает, что сообщения о терактах или покушениях на силовиков поступают из Дагестана практически ежедневно, и не исключает, что сегодняшняя спецоперация – ответная акция милиционеров. Эксперт также пытается объяснить, почему дагестанская молодежь идет в подполье:

– Ситуация эта сложилась не сегодня. В Дагестане, да и вообще на Северном Кавказе, очень высок процент молодежи: больше половины населения Дагестана – молодежь до 30 лет. Большинство этих людей не имеет практически никаких перспектив. У них нет никаких возможностей получить достойную работу, устроиться в жизни, стать достойным человеком. Нужно учитывать кавказский менталитет. Здесь не признаются никакие социальные иерархии, высокие или низкие сословия, здесь каждый человек считает себя равным любому другому человеку. И в условиях чудовищной имущественной дифференциации, в атмосфере чиновничьего беззакония, при отсутствии работы все это создает чрезвычайно серьезный протестный потенциал. Очень многие люди недовольны, они бунтуют.

– Только ли бедность причина этого бунта?

– Не бедность сама по себе, а те условия, в которых оказалась молодежь: невозможность добиться правды, произвол властей по отношению к любому человеку. Каждый милиционер, поселившись в каком-нибудь дворе, превращается в царя этого места, и нет никакой возможности найти на него управу. Подобные конфликты приводят к настоящей войне. Но каждая жертва с той или другой стороны вызывает цепную реакцию. Одно убийство, скажем, милиционера порождает массовое, непримиримое движение со стороны правоохранительной системы против этих полукриминальных или криминальных структур. Убийство какого-нибудь молодого человека, который был радикально настроен и участвовал в подобных акциях насильственного характера, вызывает новое ответное движение – поскольку у него есть масса родственников. Вот, например, вчера в Избербаше убили четырех милиционеров, довольно серьезных людей, офицеров. А сегодня, мы слышим, что убили 10 человек... Я, как специалист в этой области, утверждают, что это – ответная мера. И такая эскалация конфликта приведет к катастрофе, – прогнозирует политолог Энвер Кисриев.

По официальным данным, за последний месяц в Дагестане в результате терактов погибли 40 человек. Эксперты уже давно называют ситуацию в республике "гражданской войной" и говорят, что изменить ситуацию на Кавказе может более грамотная политика федеральных сил.

* * *
"Дагестан: как научиться жить на войне?" – ответ на этот вопрос ищут спецкоры Радио Свобода Вадим Дубнов и Юрий Тимофеев.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG