Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему Пентагон скупил и уничтожил тираж книги "Операция "Темное сердце"


Ирина Лагунина: На прошлой неделе Пентагон скупил и уничтожил весь отпечатанный тираж книги подполковника в отставке Тони Шейффера "Операция "Темное сердце". Книга уничтожена по соображениям секретности: в 2003 году Шейффер выполнял в Афганистане задания военной разведки. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Книга "Операция "Темное сердце" должна была поступить в продажу 31 августа. По существующим правилам, бывшие военные и сотрудники разведки должны согласовывать свои сочинения с соответствующими ведомствами. Рукопись Шейффера прошла процедуру и еще в январе получила разрешение на публикацию от командования Сухопутных Сил США, однако, когда тираж был уже отпечатан, в дело вмешалось Разведывательное управление Пентагона. Книга была направлена на просмотр всем разведслужбам США. В результате набралось около 250 мест, подлежащих исключению из окончательного текста. Вот как прокомментировал случившееся в интервью телекомпании "Фокс Ньюс" сам потерпевший, подполковник в отставке Тони Шейффер.

Тони Шейффер: По-моему, тут две причины. Во-первых, рассекречивание в целом – очень субъективная процедура. Мы наняли специального редактора, который установил, что все, что сказано в книге, уже сказано где-нибудь еще. Только когда эта работа была закончена, мы передали рукопись командованию Сухопутных Сил, чтобы окончательно убедиться, что все в порядке. Ну а во-вторых, Разведуправление министерства обороны отомстило мне еще в 2006 году – ясное дело, за неудобную правду о событиях, предшествовавших атаке 11 сентября, которую я раскрыл. Я уверен, что здесь существует прямая связь.

Владимир Абаринов: О том, что Пентагон намерен воспрепятствовать выходу книги в свет, еще 17 сентября рассказала своим читателям газета "Нью-Йорк Таймс". Министерство обороны, конечно, не имеет юридической возможности остановить распространение какой бы то ни было книги своей властью – для этого оно должно обращаться в суд. По сведениям газеты, военное ведомство пошло иным путем: оно вступило в переговоры с издателем и автором, предложив, с одной стороны, внести в текст поправки и сокращения, с другой – выкупить уже отпечатанный тираж, около 10 тысяч экземпляров, по сходной цене. В конце концов, за книги было уплачено 47 тысяч долларов – гораздо меньше, чем получил бы издатель от продаж через книготорговую сеть. Некоторые российские средства информации сообщили, что книги сожгли. Этого не было – их, что называется, пустили под нож. Однако около ста экземпляров издательство уже успело разослать рецензентам и книготорговцам. Кроме того, неизвестно сколько человек закачали в свои букридеры электронную версию книги.
Новый тираж сочинения вышел с жирными черными купюрами посреди текста. Нью-Йорк купила через Интернет первое и отредактированное издания и сличила их. Оказалось, многие сведения, вычеркнутые из книги бдительными цензорами, можно найти в открытых источниках, в том числе в Википедии. Но главная претензия к книге Шейффера – та, о которой он говорит, что это "неудобная правда о событиях, предшествовавших 11 сентября". Речь идет о программе Разведуправления Пентагона под кодовым названием "Явная опасность". Подразделение военной разведки, которому была поручена программа и в которое входил Тони Шейффер, собирала и анализировала информацию о международных террористах из открытых источников, пыталась таким образом установить связи между отдельными наиболее заметными фигурами, выяснить структуру "аль-Каиды".
Шейффер утверждает, что в этих материалах значилось и имя Моххамеда Атты – главаря заговорщиков 11 сентября. Его связь с "аль-Каидой" была установлена примерно за год до терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне. По словам Шейффера, он передал собранные сведения тогдашнему советнику президента Буша по национальной безопасности Стиву Хэдли, но тот, видимо, не придал им значения. Позднее Шейффер пытался рассказать эту историю независимой комиссии по расследованию терактов 11 сентября. Исполнительный директор комиссии сначала вроде бы заинтересовался показаниями Шейффера, но впоследствии отказался его выслушать. Тогда Шейффер обратился в Конгресс. В сентябре 2005 года председатель сенатского комитета по юридическим вопросам Арлен Спектер провел публичное слушание в связи с утверждениями Шейффера и его коллег.

Арлен Спектер:
В прессе было много шумихи насчет программы, известной как "Явная угроза". Дело подавалось так, будто министерство обороны располагало информацией о ячейке "аль-Каиды", в том числе о личности Мохаммеда Атты, задолго до 11 сентября, и что сначала эти данные намеревались передать ФБР, однако не сделали этого из опасения, что министерство таким образом может нарушить Закон о чрезвычайных полномочиях шерифа. Этот закон, принятый вскоре после Гражданской войны, возбраняет вооруженным силам США участие в правоохранительных мероприятиях. Если закон и впрямь не позволяет министерству обороны передавать информацию ФБР, в него следует внести поправку, и заниматься этим должен юридический комитет. Это его прямая компетенция.

Владимир Абаринов: Закон о чрезвычайных полномочиях шерифа – американцы знают его по латинскому названию Posse Comitatus – прямое следствие Гражданской войны. Он гласит, что вооруженные силы не должны ни при каких обстоятельствах использоваться внутри страны в правоохранительных целях. Соответственно, Вооруженные Силы США не имеют права участвовать в каких бы то ни было операциях правоохранительных органов на американской территории. По этой причине Министерство обороны не только не передало ФБР материалы группы "Явная угроза", но и уничтожило их. Мохаммед Атта в то время находился на территории США.
Одним из главных свидетелей на слушании в юридическом комитете был конгрессмен Курт Уэлдон, постаравшийся придать всей истории максимальную огласку. Указывая на присутствующих в зале Тони Шейффера и его сослуживца по разведке Джеймса Смита, он воздал хвалу их гражданскому мужеству.

Курт Уэлдон: Эти двое отважных офицеров рисковали своей карьерой, решившись просто-напросто рассказать правду и помочь Америке в полной мере осознать, что произошло перед 11 сентября и что оказало или могло оказать воздействие на самое значительное из когда-либо предпринятых нападений на нашу страну и наших граждан. Эти люди открыто выразили свое желание свидетельствовать сегодня здесь, хотя их и не вызывали повесткой, однако Пентагон заставил их замолчать. Им было запрещено давать показания – как заявляет Пентагон, из предосторожности, дабы они не разгласили секретные сведения.

Владимир Абаринов: Сенатора Спектера заинтересовали угрозы в адрес Шейффера и Смита.

Арлен Спектер: Конгрессмен Уэлдон, вы говорили об угрозах и клеветнических нападках. Что вы имели в виду под угрозами?

Курт Уэлдон: Г-н председатель, по меньшей мере двое из пяти человек, которые должны были сегодня предстать перед вами, оказались под угрозой лишения их допуска к секретным сведениям, если они будут продолжать говорить об этом деле.

Арлен Спектер: Вы можете назвать этих двоих?

Курт Уэлдон: Я назову их вам. Но будет лучше, если я это сделаю конфиденциально, поскольку министерство обороны решило запретить им свидетельствовать. Но я сообщу эту информацию комитету – во всяком случае, касающуюся двоих из них. А еще один - и я могу заявлять об этом публично, потому что это произошло накануне слушания – подполковник Тони Шейффер, официально лишился своего допуска буквально за день до того дня, на который планировалось это слушание. Его уведомили об этом. У меня нет ни малейших сомнений в том, что это стало результатом его сотрудничества.

Владимир Абаринов: Накануне слушания Пентагон официально запретил Шейфферу давать показания Сенату. На Смита запрет не распространялся, но он счел за благо поступить так же. Однако присутствовать на слушании им никто не запрещал. От их имени показания давал их адвокат Марк Зейд. Председатель комитета Арлен Спектер обращается к Шейфферу и Смиту, а затем к Зейду.

Арлен Спектер: Не могли бы вы встать, джентльмены? Не укажете ли вы для протокола, кто из них подполковник Шейффер?

Марк Зейд: Разумеется. Подполковник Шейффер – слева, в военной форме, а г-н Смит – вот он, в деловом костюме.

Арлен Спектер: Можете сесть, джентльмены. Вы говорите в качестве их адвоката?

Марк Зейд: Да, сэр.

Арлен Спектер: И они согласились, чтобы показания давали вы?

Марк Зейд: Да, сэр.

Арлен Спектер: Почему им не позволено говорить самим от своего имени?

Марк Зейд: Потому что министерство обороны запретило им. Разведывательное управление министерства обороны, а также отдел генерального юрисконсульта министерства обороны уведомили меня по телефону и письменно о том, что подполковнику Шейфферу запрещено давать показания. Г-н Смит, правда, такого конкретного запрета не получил, но поскольку он продолжает работать с рядом правительственных учреждений и пользоваться доступом к секретной информации, я рекомендовал ему воздержаться от показаний до тех пор, пока вопрос секретности не будет решен.

Владимир Абаринов: И вот – главное разоблачение. Сенатор Спектер и Марк Зейд.

Арлен Спектер: Конечно, было бы предпочтительнее выслушать показания свидетелей из их собственных уст, но, поскольку мы лишены этой возможности, удовольствуемся пересказом с чужих слов. О чем свидетельствовал бы подполковник Шейффер, если бы ему было позволено это сделать?

Марк Зейд: Главным образом он бы свидетельствовал о том, что в ходе работы по программе "Явная угроза" был создан ряд таблиц, имеющих отношение к "аль-Каиде", на одной из которых был назван по имени Мохаммед Атта, и к имени прилагалась фотография. Это была не та фотография, которую все мы видели в новостях, не снимок, опубликованный правительством США или независимой комиссией по расследованию терактов 11 сентября. Это была крупнозернистая фотография. Подполковнику она запомнилась из-за дьявольского, мертвенного взгляда и узкого, изможденного лица. Разумеется, имя им ни о чем не говорило до того, как случилось 11 сентября. Он обсудил вопрос с другими сотрудниками, они встретились с г-ном Хэдли, передали ему таблицу, и подполковник подумал, что информации дан ход, она передана по назначению.

Владимир Абаринов: Еще одним свидетелем по делу стал отставной майор Эрик Кляйнсмит, которому непосредственно подчинялась группа "Явная опасность". Он объяснил сенатору Спектеру, почему материалы группы были уничтожены.

Арлен Спектер: Г-н Кляйнсмит, известно ли вам что-либо об уничтожении документов?

Эрик Кляйнсмит: Утверждения о том, что документы были уничтожены, соответствуют действительности. Именно я стер всю информацию, какую мы собрали. Мы подчинялись инструкции, поэтому мы стерли все данные и уничтожили таблицы, которые составили.

Арлен Спектер: Когда вы говорите, что подчинялись правилам, что вы имеете в виду?

Эрик Кляйнсмит: Мы должны были соблюдать инструкцию для разведки Сухопутных Сил, которая гласила, что такая информация должна храниться не более 90 дней.

Арлен Спектер: У меня тут есть статья, в которой сказано, что вы очень переживаете по поводу этого дела. Я процитирую и хотел бы знать, насколько верна эта цитата. Тут говорится, что каждый вечер, ложась в постель, вы думаете о том, что если бы американская разведка не прекратила следить за этими лицами, 11 сентября можно было бы предотвратить.

Эрик Кляйнсмит: Это не вполне точная цитата. На самом деле я сказал, что каждый вечер, ложась в постель, я думаю о том, что, если бы нас не закрыли, мы были бы способны помочь Соединенным Штатам каким-то образом. Могли бы мы предотвратить 11 сентября? Я никогда не занимался домыслами.

Владимир Абаринов: Кляйнсмит заявил также, что не помнит, чтобы в таблицах фигурировало имя Моххамеда Атты, но полностью доверяет своим бывшим подчиненным – если они говорят, что это так, значит, так оно и есть. Впоследствии расследованием утверждений Шейффера занимался сенатский комитет по делам разведки, генеральный инспектор министерства обороны, другие учреждения. Все они пришли к выводу, что Шейффер, скорее всего, путает – имя Атты всплыло на поверхность уже после 11 сентября. Но за неимением самих материалов окончательно установить это не представляется возможным.
Что касается книги Шейффера, то, по мнению одного из крупнейших знатоков разведки, автора множества документальных расследований Дэвида Вайса, издатель в данном случае проявил чрезмерную лояльность. У Вайса был похожий случай в 1964 году – руководство ЦРУ предложило выкупить весь тираж его книги. Издательство охотно согласилось, но заявило, что тотчас напечатает дополнительный тираж. Разница, однако, в том, что Вайс – частное лицо и не обязан подчиняться правилам о рассекречивании информации.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG