Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
На днях появились новые свидетельства того, что бывшего президента Франции Жака Ширака будут судить. Судить за то, что он раздавал не свои деньги близким людям, когда был мэром Парижа. Это нехорошо – раздавать деньги. Но где найти те весы, на которых можно взвесить злые и добрые поступки президентов? Я вспомнил свою встречу с Шираком во время книжной ярмарки в Париже в его резиденции. Он выглядел сумасшедшим поклонником русской литературы. Однако его хитрое лицо говорило о том, что он может раздать не свои деньги людям. Я вспомнил и ужин в Варшаве с генералом Ярузельским. Как он обрадовался, когда мы позвонили его другу Горбачеву! Как он кручинился, по-генеральски, что его тоже терзают судами за военное положение многолетней давности! Ширак и Ярузельский – старые тертые люди. Они могли быть хуже. Они хотели быть лучше. Судить мне их совсем не хотелось. Но все-таки, думал я, есть красная черта. Его президенты, которые играют со своей безнаказанностью в прятки, а есть те, кто запрещают и убивают. Ширак – политический игрок. Ярузельский остановил советское вторжение. Но там пролилась кровь шахтеров. И страдания были явны. И все-таки он не перешел красную черту. Но для близких убитых он – преступник. И правы обе стороны. И все-таки не надо его судить.

Но пока я размышлял о судах над президентами, на голову всем свалился скандал с Лужковым. С его пчелами. С его женой. Кремль отрубил ему политическую голову. В какой-то момент его стало жалко по-человечески. Но что же он натворил! Во время его правления Москва превратилась в эстетическую проститутку. Судить его через пару лет? Перешел ли мэр красную черту? Он, конечно, виноват в том, что взялся не за свое дело. Город – это произведение искусства. Мэр в искусстве ничего не понимал. Но наш город – это и великий гадюшник. Лужков правил Москвой по законам, которые навязало ему наше общее беззаконие. Поступай он иначе – он бы не продержался. Он – такая же витрина города, как таксист, мент, алкоголик. Это мы все, маленькие лужковы, дети бараков, хулиганы собственных душ, перешли красную черту. В этом наше отличие от Франции Ширака и Польши Ярузельского. Мы будем судить Лужкова, потому что мы не хотим судить себя.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG