Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вернет ли Елена Батурина деньги журналистам, которые проигрывали ей суды? В студии – главный редактор журнала "Форбс"


Звучит анонс телеканала НТВ: "Его считали непотопляемым. Но оказалось, Юрий – близорукий. Какая пчела укусила московского мэра? Москва. Звонят колокола. Фильм откровение. В субботу сразу после программы "Максимум"".

Елена Рыковцева: Лужкова сняли, а войну против него – нет. В субботу - новая порция компромата на НТВ, как вы только что слышали. А днем раньше вышли прощальные сюжеты по поводу отставки Юрия Михайловича, где нам показали двух разных Лужковых - на канале "Россия" и по канале ТВЦ. Поэтому мы задаем вам вопрос, уважаемые слушатели: какой из них вам ближе - по версии "России" или по версии ТВЦ?

Итак, сначала "Вести" канала "Россия".

Диктор: Какие ошибки в управлении городом допустил Лужков, лучше всего могли видеть и чувствовать жители Москвы.

Все отмечали, что в 90-е годы город серьезно изменился: МКАД сделали трассой мирового уровня, восстановили храм Христа Спасителя. Но чем дальше, тем больше у Москвы становилось проблем - дикие пробки, давка в метро, тотальное пренебрежение историческим обликом российского города. Памятники архитектуры, знаменитые на весь мир, сносили наравне с хрущевками, а на их месте возводили новоделы со всеми необходимыми атрибутами для жизни самых богатых горожан. Градостроительную политику в Москве определяли люди, разрушившие гостиницу "Москва" и увязшие в бесконечной реконструкции Ленинградского шоссе.

"Олигарх победил крепкого хозяйственника и патриота, и все это произошло в одном человеке. Можно сказать, что олигарх не внутри Юрия Михайловича, а олигарх в лице его жены победил крепкого хозяйственника и патриота. И это печально", - говорит Сергей Миронов, председатель партии "Справедливая Россия".

Москва фактически стала городом не для жизни, а для извлечения прибыли. Месяц назад очередной крупный участок в столице (300 гектаров) на улице Мосфильмовской оказался в распоряжении фирмы "Интеко". Пожалуй, уже не только в Москве, но и по всей стране знают, что принадлежит эта компания супруге Юрия Лужкова. "Интеко" вкладывает в проект 1,5 миллиарда долларов, а бюджет Москвы, то есть московские налогоплательщики, - почти в два раза больше. За счет горожан к домам, гостиницам, торговым комплексам Батуриной собираются провести дороги, электричество, водопровод, газ и канализацию. Поэтому Батурина по-прежнему будет оставаться в списке миллиардеров журнала Forbes. По данным издания, ее личное состояние оценивается почти в 3 миллиарда долларов. При этом подавляющее большинство москвичей - даже с доходами выше среднего - не могут позволить себе купить в городе жилье. Разбитые квартиры в спальных районах уже давно сравнялись в цене с особняками где-нибудь на океанском побережье.

Апофеозом взаимоотношений московской власти и горожан стало чудовищное лето 2010 года. В заполненном дымом городе, в сорокаградусную жару, мэра вместе с горожанами не было. Получилось, что руководитель Москвы не счел нужным проявить солидарность с жителями города. Он в тот момент находился в отпуске, а потом заявил, что все службы и на расстоянии сработали слаженно".

Елена Рыковцева: А такой вот ретроспективный анализ деятельности мэра в тот же вечер показала программа ТВЦ "События".

Диктор: "По профессии химик, первые 50 лет жизни Юрий Лужков успешно работал по специальности, дослужившись до начальника Управления Министерства химической промышленности. А потом перешел в Мосгорисполком. С тех пор не покидал структур столичной власти. Лужков оказался в центре внимания москвичей еще когда был на втором плане – заместителем градоначальника политика Гавриила Попова. Именно тогда Лужкова начали называть крепким хозяйственником.

В июне 1992 года он назначен мэром Москвы с сохранением поста главы столичного правительства. Перемены к лучшему в городе отражены сухими цифрами. Протоколы по итогам выборов мэра в 1996 году – за Юрия Лужкова подали голоса 95% москвичей. Еще через 4 года его поддержали 70% горожан. В 2003 он убедительно побеждает на общегородских выборах. В 2007, после отмены выборов губернаторов, Лужков наделен полномочиями главы города по представлению президента Путина. В этот же период мэр активен и в политике. Он возглавил общероссийскую политическую общественную организацию "Отечество", которая позже стала частью партии "Единая Россия". Лужков занял пост сопредседателя высшего совета партии.

Тем временем, Москва преображалась. Центр застраивали современными зданиями, окраины – жилыми микрорайонами, куда тянулись линии метро. Открывались новые театры, концертные залы, храмы. Стихийные рынку уступали место многофункциональным торговым комплексам, унылые трущобы – благоустроенным дворам. Пенсионеры получили прибавку к пенсиям и бесплатный проезд в общественном транспорте".

Елена Рыковцева: У нас в гостях сегодня главный редактор журнала "Форбс" Максим Кашулинский. Сразу хочу вас поздравить с тем, что новую жизнь обрел номер вашего журнала о Елене Батуриной. Потому что в том сюжете канала "Россия", который мы цитировали, крупно показывали обложку со знаменитой цитатой… Той самой, из-за которой потом весь тираж снимали.

Максим Кашулинский

Максим Кашулинский: Да.

Елена Рыковцева: "Мне гарантирована защита". Вы согласились с тем, что не очень корректно было выдернуто из контекста это. Она говорила: "Мне гарантирована защита как инвестору".

Максим Кашулинский: Совершенно точно.

Елена Рыковцева: Пришлось рубить тираж, пришлось выпускать…

Максим Кашулинский: Мы не рубили тираж. Мы просто поменяли обложку.

Елена Рыковцева: Итак, мы обсудим с Максимом перспективы уголовного преследования Елены Батуриной по части ее бизнеса, которыми сегодня ей грозят. Прежде никаких расследований, как известно, не велось. Все попытки прессы заговорить на эту тему пресекались решениями московских судов, в пользу, разумеется, супруги московского мэра. И жертвой такого суда, в том числе, становился в свое время журнал "Форбс" ровно за статью в том номере журнала, который я только что описала. Я напомню, что смысл статьи в "Forbes " сводился к тому, что как-то все удачно складывается у Батуриной в Москве – ей достаются лучшие площадки, и даже если муж не будет мэром, то за счет того, что она будет сдавать построенные на этих площадках комплексы, она уже обеспечила себе безбедное существование. Как-то так получается, что именно ей отдают свои площади разные государственные организации вроде Московского университета, который владел территорией в районе Воробьевых гор. Очень удачливый бизнесмен Елена Батурина в Москве, в то время как за пределами Москвы, писал журнал, ей не очень-то везет. И приводился ряд фактов.

Она подала в суд. Она не согласилась со всем этим текстом. Хотя там ничего особенного, казалось бы, и не было. Как сейчас кажется, так вообще ничего не было в сравнении с тем, что ей сегодня инкриминируют.

Максим Кашулинский: Такое довольно невинное утверждение.

Елена Рыковцева: Мы сейчас познакомим вас с еще одним сюжетом в программе "Вести". Он вышел за неделю до отставки Юрия Лужкова. Там как раз уже обозначаются направления расследовательской деятельности против Елены Батуриной.

Максим, но сначала задам более общий вопрос: почему все это должно быть интересно нашим не московским слушателям? Отразятся ли перемены в Москве на других регионах политически и экономически? Эта история - в чистом виде московская или шире гораздо? Если шире – почему?

Максим Кашулинский: Конечно же, она гораздо шире московских границ. Связано это с тем, что, во-первых, Москва это особенный город, особенный регион. В Москве, на самом деле, решаются очень часто судьбы не только города, но и России. Это такой мощный политический центр. Очень много зависит от настроения москвичей и даже гостей столицы. Это раз. Второе. Почему это важно для любого другого региона, для страны в целом? Потому что с отставкой Лужкова мы видим какой-то новый этап в развитии отношений между федеральным центром и местными руководителями. Это, конечно же, определенный сигнал, это определенный знак. Я думаю, в будущем он продолжит оказывать влияние на развитие регионов и на то, как будут себя вести региональные лидеры.

Елена Рыковцева: Научит их чему-то эта история.

Максим Кашулинский: Кроме того, есть еще один урок, скажем, более этический. Он связан именно с той темой, о которой вы говорите, которая пока не получила никакого мощного продолжения, но, тем не менее, она у всех на слуху, ее все обсуждают. Это тема коррупции и тема этики в бизнесе и этики в политике. Насколько возможна такая ситуация, когда жена руководителя города строит свой бизнес в этом же городе, занимается именно таким бизнесом, который целиком и полностью зависит от решения местных властей?

Елена Рыковцева: Послушаем сюжет из программы "Вести" канала "России", который прозвучал за неделю до отставки московского мэра.

Диктор: "Вчера Юрий Лужков, во время своего традиционного объезда столицы, заявил о намерении судиться со средствами массовой информации, которые разместили в его адрес ряд критических материалов. В них, в том числе, рассказывалось и об удачливом бизнесе жены мэра Елены Батуриной. И, вот, реакция мэра: "Это клевета, клевета организованная, к сожалению, по команде сверху. Вы сами определяйте, откуда идет эта команда, и по фактам клеветы у меня есть один только способ защиты - обращение в суд, что я и делаю", - заявил мэр Москвы Юрий Лужков.

Вчера же Юрий Лужков отбыл в отпуск. 21 сентября у него 74-й день рождения. И отметить его он собирается в Австрии, в кругу семьи. По данным австрийской газеты "Тирролер тагесцайтунг", в курортном местечке Кицбюэль у Елены Батуриной гольф-клуб, 5-звездочный отель и вилла, купленная за 2 млн. евро. Как пишет местная пресса, Юрий Лужков любит бывать на этом горнолыжном курорте Австрии. В феврале 2007 года он получил там спортивную травму: упал на трассе, после чего появился на заседании столичного правительства со следами отдыха.

Что касается нынешнего отпуска мэра, то источник агентства РИА-Новости в Кремле сообщил, что накануне Лужков "был в администрации президента и согласовал свое намерение уехать на неделю. Ясно, что Юрий Михайлович переживает сейчас непростой период в своей жизни, и ему, конечно, нужно время подумать", - добавил кремлевский собеседник агентства.

Помимо скандальных публикаций, неприятностей Лужкову, безусловно, добавит история вокруг посольских земель в районе Мосфильмовской улицы. Как выяснилось, еще в 1993 году указом президента 24 с лишним гектара отводились под строительство 12 миссий иностранных государств. Но через десять лет эта гигантская территория оказалась в собственности ЗАО "Территориальная дирекция "Сетуньская"", которая принадлежит Елене Батуриной. В результате началась застройка, которая поставила под угрозу исполнение обязательств России перед иностранными партнерами. За дело взялась Генеральная прокуратура. И, вот, пятого октября Арбитражный суд начнет предварительное заседание по иску Росимущества к компании Елены Батуриной об истребовании земель обратно в собственность государства".

Елена Рыковцева: Максим, узнаете ли вы в тех историях, что звучат сегодня, те факты, которые вы приводили как пример очень удачного бизнеса Елены Батуриной? Или это совсем новые факты, никто не знал о них прежде?

Максим Кашулинский: По крайней мере, мне очень знакомым показалось название "Сетунь". Если кто не знает, это такая очень зеленая территория на юго-западе Москвы, где действительно расположены посольства, где чуть дальше расположена так называемая ближняя дача Сталина, где расположено также несколько очень дорогих жилых комплексов. В свое время за эти территории шла очень большая война. Несколько человек, которые руководили этим территориальным образованием, я не помню, как он назывался, заказник или какая-то территория.

Елена Рыковцева: Заказник точно.

Максим Кашулинский: Людей даже убивали. Убивали генеральных директоров, эти земли меняли собственников, пока в итоге они не оказались у структур Романа Абрамовича, у которого затем часть земель выкупила Елена Батурина, ее компания ЗАО "Интеко". То, о чем мы писали в своей статье, касалось части этих земель. Дело в том, что по закону на этих землях нельзя было ничего строить. Но, понятно, что просто так владеть землей бессмысленно. Нужно было предпринимать какие-то действия для того, чтобы получить разрешение на строительство. Что было сделано? Было сделано следующее. Часть территорий этого заказника как бы лишилась законодательно статуса заказника, статуса природоохранной зоны. Вместо этих территорий были…

Елена Рыковцева: Лишились законодательно с помощью московского правительства, естественно.

Максим Кашулинский: Да. Вместо этих территорий к заказнику были прикреплены другие территории. Они, возможно, были такой же площади, но мы специально ездили и смотрели, что это за участки. Их сложно было назвать какой-то природой, которую стоило бы охранять. Потому что это были какие-то участки с гаражами, участки, которые прилегали к ТЭЦ. Что было, то было. Одни участки из заказника ушли, другие участки к заказнику были присоединены. Таким образом, был дан зеленый свет для строительства тех объектов, которые компания "Интеко" собиралась строить. Я не знаю, действительно ли о тех же участках идет речь сейчас, которые предполагались под застройку для иностранных миссий. Но общим является то, что все это крутится вокруг одной и той же территории, такого лакомого куска московской земли.

Елена Рыковцева: Я правильно понимаю, что на вашу публикацию никакой реакции проверяющих, следственных органов не было. Была только реакция Елены Батуриной, за которую вы расплатились. Вы заплатили 110 тысяч живых денег из кассы вашего журнала и все. Больше никто не заинтересовался, кроме нее самой.

Максим Кашулинский: Еще вы заинтересовались.

Елена Рыковцева: Да, была программа, но это не считается.

Максим Кашулинский: Вы обратили внимание именно на эту историю, которая была внутри статьи, в центре статьи. Там были какие-то другие истории, но именно это обращало на себя внимание. Вы совершенно правы, насколько нам известно, никаких расследований, никаких проверок на эту тему не проводилось.

Елена Рыковцева: Смотрите, что получается. С одной стороны, мы говорим – плохо, информационная кампания некрасивая. Но, с другой стороны, наконец-то, начинают какие-то вещи все-таки проверяться, как проверяется сейчас заявление Бориса Немцова, хотя он давно уже об этом писал, публиковал, что участок земли в разгар кризиса в конце 2009 года…

Максим Кашулинский: Да, была такая история. Там же, где-то на юго-западе Москвы.

Елена Рыковцева: Все в том же пятачке.

Максим Кашулинский: Там просто очень хороший район. Для тех, кто не живет в Москве, может быть, стоит пояснить, что юго-запад, запад Москвы считается более экологически чистым и престижным местом, чем восток, например, или север, или юг. История эта касалась другого участка размером 58 га, который находился в собственности структур "Интеко". Как утверждалось, в частности, в докладе "Лужков. Итоги", написанном Немцовым, в разгар кризиса в 2009 году правительство Москвы и связанные с ним банки выкупили этот участок у Елены Батуриной за 13 млрд. рублей, что составляет 400 млн. долларов, как мы только что подсчитали, получилось 70 тысяч долларов за сотку. В Москве земля дорогая. Но, на мой взгляд, именно в тот момент, в 2009 году, когда кризис еще ощущался очень сильно, таких сделок не было.

Елена Рыковцева: Никто тогда ничего не покупал, не продавал. Заморозили эту деятельность.

Максим Кашулинский: Если и покупали, то по бросовым ценам. Продавали земли те, кому срочно нужны были деньги. Они готовы были избавиться от них.

Елена Рыковцева: А эту цену бросовой назвать нельзя.

Максим Кашулинский: Эту цену, на мой взгляд, бросовой назвать нельзя никак. Тем не менее, сделка состоялась. Компании Елены Батуриной деньги получили. Возможно, это помогло компании расплатиться с долгами, поскольку в тот момент основной бизнес компании - строительный, продажа недвижимости – просел, как и у других строительных компаний. У всех строительных компаний есть долги. Просто так устроен их бизнес. Они берут банковские кредиты, строят, их возвращают. Конечно же, компании требовалось срочно где-то найти деньги.

Елена Рыковцева: Какими же тогда получаются перспективы этой истории, если купили по более-менее рыночной цене, вот очень понадобился городу этот участок! Это ведь только литература, что кризис, нехорошо, некрасиво так делать. А с точки зрения закона, как докажут, что здесь есть факт коррупции? Вы видите перспективы какие-то в этом деле?

Максим Кашулинский: Я согласен с вами. Действительно, вот так, глядя на документы, сложно показать, что в этой сделке что-то не то.

Елена Рыковцева: Очень сложно прижать мэра по части купли-продажи этого участка, потому что речь «всего лишь» идет об этике.

Максим Кашулинский: Да. Действительно, я вполне себе могу предположить, что на бумаге все выглядело очень чисто. Правительству Москвы срочно понадобился участок земли. Такой участок подвернулся. И компания его продала, и, скорее всего, будет приведена масса аргументов в пользу того, что именно такой цена была на тот момент. Здесь, пожалуй, нужно говорить о двух вещах. Первая вещь – это то, что в принципе у нас довольно слабо развито все, что связано с антимонопольным законодательством, точнее, с его применением, с расследованием подобного рода сделок. Это и в части, когда сговор между компаниями по поводу повышения цен, ведь это примерно из той же сферы – нужно доказать, что такая сделка была невыгодной для правительства Москвы.

Елена Рыковцева: Это ведь очень сложно доказать.

Максим Кашулинский: О чем я и говорю.

Елена Рыковцева: А вот что происходит сегодня. "Бизнесмен и давний оппонент экс-мэра Москвы Юрия Лужкова Александр Лебедев в качестве лидера общественного движения "Наша столица", - читаю сегодняшний "Коммерсант", - отправил в Генпрокуратуру, Госдуму, а также в ряд международных организаций, ООН, Европейскую комиссию, правоохранительные органы США и Великобритании заявление с требованием расследования международного акта коррупции. Как говорится в заявлении, "оно связано с тем, что предприниматель Шалва Чигиринский в Высоком суде справедливости в Лондоне заявил о том, что супруга мэра Москвы Елена Батурина получила во владение 50% от его доли в компании "СибирЭнерджи" в обмен на свое содействие в разрешении бюрократических проблем". Как пояснил "Коммерсанту" пресс-секретарь господина Лебедева Артем Артемов, "петиция готовилась еще до отставки Юрия Лужкова при участии иностранных юристов".

Во-первых, кто с кем все-таки судится – Чигиринский подает на Батурину, а Лебедев пытается организовать кампанию поддержки этого иска? Прокомментируйте эту ситуацию, пожалуйста.

Максим Кашулинский: Скорее, это, конечно, выглядит как кампания в поддержку этого иска, кампания в пользу того, чтобы на этот иск и на этот случай обратили внимание. А случай действительно уникальный. Многие догадывались или подозревали Елену Батурину в том, что она как-то участвует, возможно, в бизнесе не только "Интеко", но и других девелоперов-строителей. Это участие, собственно, помогает проектам. Так думали. Мы тоже так думали и написали примерно такими же словами.

Елена Рыковцева: За что и заплатили.

Максим Кашулинский: Да, за что заплатили деньги. И что были вынуждены по решению Мосгорсуда опровергнуть. Но единственный случай, когда человек, не последний предприниматель, когда-то входил в 100 богатейших людей "Форбс", об этом заявил – это случай Шалвы Чигиринского.

Шалва Чигиринский – это московский бизнесмен, который занимался строительством, занимался поставками нефтепродуктов, много чем еще занимался. Он одно время был очень дружен с Лужковым и с Батуриной. Достаточно сказать, что офис его компании находился в том же здании, где находится офис "Интеко". Но потом они что-то не поделили. Между ними пробежала какая-то черная кошка. В итоге Чигиринский начал лишаться каких-то перспективных проектов в Москве. В частности, речь шла о застройке той территории, которая освободилась после сноса гостиницы "Россия". А это была крупнейшая гостиница в Европе с огромной территорией прямо напротив Кремля.

В итоге Чигиринский покинул страну, опасаясь уголовного преследования и, спустя какое-то время, подал иск в лондонский суд. В этом иске адвокат от его имени говорит о том, что между Чигиринским и Батуриной была заключена такая сделка – о передаче части бизнеса компании "Интеко" за помощь в преодолении бюрократических проволочек.

Елена Рыковцева: Как это можно доказать?

Максим Кашулинский: Дело в том, что в этом конкретном случае имеются документы о том, что буквально поделен бизнес между одной компанией и другой компанией. Одна компания принадлежит структурам Чигиринского, другая компания принадлежит…

Елена Рыковцева: Да, но как он докажет, что он отдавал эти 50% именно за содействие бюрократическое?

Максим Кашулинский: В этом как раз и прелесть лондонского суда, что он может поверить на слово.

Елена Рыковцева: Если это будет убедительно, если это будет заслуживающая доверия деловая фигура.

Максим Кашулинский: Да.

Елена Рыковцева: Очень интересно. Валентина Николаевна из Москвы, здравствуйте!

Слушатель: Здравствуйте! Набросились на Лужкова. У Батуриной за 18 лет 3 млрд. А ведь некоторые министры, молодые из них, у них ведь тоже 1-2 млн. долларов, а у их жен уже по 600. За 18 лет тоже будет как у нее. Это пауки в банке. Все они одинаковые.

Елена Рыковцева: Спасибо большое, Валентина Николаевна. Помните, мы изучали декларации доходов чиновников, когда оказалось, что все жены богаче? Казалось бы, что мы все вцепились в эту Батурину, когда все жены богаче мужей и намного? И это снова вопрос об этике.

Максим Кашулинский: Здесь это действительно очень важный вопрос. Поэтому, когда вы спросили о последствиях отставки Лужкова для всей страны, я его упомянул третьим пунктом – вопрос этики в бизнесе и этики в политике. Это вещь, которая, к сожалению, в России пока еще не понята, пока еще не принята. Это своего рода, я бы сказал, гигиена. К сожалению, пока люди, которые находятся у власти в России, не принимают эти принципы – принципы этичности ведения бизнеса – ничего не поменяется. Почему я упомянул слово "гигиена", потому что действительно есть некая аналогия. Представьте себе, если владелец или управляющий гостиницей имеет такие низкие стандарты чистоты. Ему кажется, что это нормально, что грязь и т. д. Сколько бы ни писали жалобы постояльцы, все равно эта грязь будет присутствовать, потому что так принято. То же самое и здесь.

На Западе, где стандарты этики гораздо выше, чем в России, просто немыслимо, чтобы жена руководителя города занималась бизнесом в этом же самом городе. У нас же это не только не считается неэтичным, неправильным, а более того, считается, что в этом нет ничего страшного! Вспомните, все заявления Лужкова, когда спрашивающие касались этой темы, он же всегда говорил, что Елена Батурина сама по себе очень талантливый предприниматель. Возможно, это правда. Возможно, она действительно очень талантливый предприниматель. Я с ней общался, она действительно очень хваткая и решительная женщина. Но дело ведь не в ее качествах. Дело в том, что она является супругой мэра. Мэр решает все вопросы в Москве.

В этом есть что-то неправильное. Это как если бы судья судил футбольный матч, а тренером одной из команд был бы его брат. Просто по определению такой ситуации допускать нельзя. Потому что даже если у него не очень хорошие отношения с братом, он все равно будет предвзято относиться к судейству. Или когда на экзамене профессор принимает экзамены у своей племянницы. В этом тоже заложено изначально что-то неправильное, что-то неэтичное. Пока в обществе не будут приняты эти стандарты, конечно же, не поменяется ничего.

Елена Рыковцева: Смотрите, какая ситуация. Ведь то, что нам с вами очевидно и нашим слушателям тоже, совершенно было не очевидно московским судам все это время. Ровно за это проигрывали журналисты, за то, что они подозревали, что не все так просто с успехами Елены Батуриной в Москве.

Газета "Ведомости" в 2003 году напечатала колонку Эльмара Муртазаева под названием "Комплекс "Елены Батуриной"". Там говорилось: ""Интеко" легко решает проблемы, на которых сломали зубы самые влиятельные российские компании. Московская бюрократия, способная заблокировать любой непонравившийся проект, для Елены Батуриной, похоже, делает приятное исключение". И приводился вполне документальный список весьма перспективных строительных площадок, которые получила Батурина. Она подала в суд и выиграла. Редакция была вынуждена напечатать опровержение. Это был очень любопытный текст.

"Нам приходится опровергать не фактическую ошибку, а мнение. Причем одного из лучших профессионалов в деловой журналистике. Опровергать нам предлагают впечатление, которое, по мнению Елены Николаевны Батуриной, могло возникнуть у читателя. "Читатели воспринимают весь текст как факт использования мной в бизнесе положения жены московского мэра в корыстных целях",— пишет Батурина в исковом заявлении.

То есть не по фактам они проиграли, а по восприятию читателя, который посчитал причиной ее успехов тот факт, что она жена московского мэра.

Легко такие суды она выигрывала. Сейчас она таких судов уже не выиграет, я чувствую. Слишком много уже публикаций в газетах, на телевидении, где впрямую, открытым текстом говорится – да, ее успехи связаны с тем, что она была супругой мэра.

Как теперь быть со старыми исками? Максим, вы не чувствуете себя обиженным вместе с Эльмаром Муртазаевым, что вы заплатили деньги за то, что сейчас все говорят открыто, и никого за это не осудят? Не будем зарекаться, конечно, но мнение о том, что, скорее всего, у супруги мэра были преференции, уже не осудят. Не хотите ли вы (конечно, закон обратной силы не имеет) вернуть свои деньги? Обидно же.

Максим Кашулинский: По большому счету, мы не прошли все инстанции. Тут дело не в том, что имеет закон обратную силу или нет. Мы по-прежнему имеем возможность оспорить то решение суда.

Елена Рыковцева: Есть такая возможность юридическая?

Максим Кашулинский: Я думаю – да. С другой стороны, я считаю, что все эти процессы, все публикации были, конечно же, не зря. Если бы о бизнесе Елены Батуриной не говорил никто, то о нем бы и сейчас никто не вспомнил. Просто благодаря нашим публикациям и наших коллег, собралось довольно много информации о том, что такое компания "Интеко", чем она занимается. Сейчас эти факты снова и снова всплывают.

Елена Рыковцева: Во-первых, стали востребованными.

Максим Кашулинский: О них говорят.

Елена Рыковцева: Вы оказались правы. Но тогда требовалось определенное мужество, чтобы обнародовать эти факты, потому что все это грозило судом и априори проигранным. А сейчас уже не столько нужно мужество, сколько дисциплина и строгое выполнение приказа начальства. Сказали: мочить Батурину – мочи.

Максим Кашулинский: К сожалению – да.

Елена Рыковцева: Виктор Захарович из Москвы, здравствуйте!

Слушатель: Хочу привлечь внимание к феномену ДСК-3. Это акционерное общество образовалось в 90-е годы. На собрании было оглашено, сколько акций – максимум 200 было у рабочих, а у Свищева, директора этого комбината, было всего 600 акций. И вдруг года через два он погибает, его забивают на улице. Оказывается, у него десятки тысяч акций на его имя. Вдруг Батурина, конечно, с Лужковым выкупают этот комбинат у владельца, который не владел этим, а был преступник. Дело это замяли. Через некоторое время, через полгода, они, Лужковы, продали этот комбинат.

Максим Кашулинский: Да, мы обратили на это внимание довольно давно. Мы писали об этом и в 2004 году, и в той самой статье 2006 года, которая так прославилась. Там тоже рассказывалось об этом эпизоде. Действительно, одно время компания "Интеко" была владельцем "Домостроительного комбината № 3", но потом продала вместе со всеми остальными заводами, производящими массовое жилье. Потому что Елена Батурина сосредоточилась на строительстве элитного жилья, коммерческого жилья, офисных центров и торговых центров.

Елена Рыковцева: Москва, Михаил, здравствуйте!

Слушатель: Здравствуйте! Хотел бы уточнить. А можно ли все-таки пересудить те суды, которые выиграли Лужков и Батурина в свете вновь открывающихся обстоятельств?

Елена Рыковцева: Очень важный вопрос. Вот Максим пока еще может, потому что не пройдены все инстанции. В случаях, когда все пройдены, наверное, сложнее будет. Да, Максим?

Максим Кашулинский: Я думаю – да.

Елена Рыковцева: За давностью лет… Вот, например, "Ведомости" может подать в суд по поводу того процесса, который они проиграли 7 лет назад? Можно это, нельзя?

Максим Кашулинский: Я не уверен, что это можно сделать. Можно провести эксперимент.

Елена Рыковцева: Александр пишет: "Москва после Лужкова должна быть восстановлена, как восстановили Варшаву. Лужковско-батуринские уроды должны быть снесены и в точности восстановлены старинные здания".

Максим Кашулинский: Я думаю, что, конечно же, не будут никаких уродов сносить. Проблема ведь не только в архитектуре, во внешнем виде зданий. Проблема, я думаю, в том, что план, по которому застраивалась Москва, скорее, работал на владельцев тех или иных зданий, чем на город в целом. Когда я слушал репортаж ТВЦ, ведь там не к чему было придраться. Действительно, работал уже 18 лет, строилась Москва.

Елена Рыковцева: Мы же видеоряд не смотрели, но там как успех были показаны те же здания, за которые его гнобит канал "Россия".

Максим Кашулинский: Действительно, уходили в прошлое рынки оптовые, мелкооптовые, люди стали ходить в супермаркеты, в торговые центры. Но ведь этого просто не могло не произойти с таким количеством денег в Москве, с таким количеством интересов, с таким количеством потребителей. Конечно, должны были появиться современные торговые центры. Вопрос лишь в том, как они размещены – мешают они движению, как они влияют на облик исторического центра и Москвы в целом. Думаю, в этой области, скорее, лежат претензии, чем в том, что просто появились какие-то новые здания.

Елена Рыковцева: "Лужков подавал в суд на газеты и заставлял платить и извиняться. Теперь журналисты имеют право на ответный иск о возмещении убытков", - пишет Александр. Очень интересно, как в этом смысле развиваться события. Если Следственный комитет подтвердит те факты, за которые вы уже заплатили своими деньгами, очень любопытным будет продолжение истории – Лужков, Батурина и журналисты.

Завершаем на этом программу "Час прессы" на волнах Радио Свобода.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG