Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Будет ли принят в Чехии закон "Об антикоммунистическом сопротивлении"


Ирина Лагунина: В то время как во многих европейских странах бушуют эмоции по поводу антикризисных мер, предложенных правительствами и Европейским Союзом, в Чехии разгорелась совершенно иная дискуссия. Кроме экономических реформ, недавно сформированное в Чехии правительство намеревается принять закон "О признании антикоммунистического сопротивления. Если депутатами будет одобрен соответствующий документ, люди, открыто выступавшие против коммунистического режима, будут иметь тот же статус, что и те, кто боролся с нацизмом. Рассказывает Александра Вагнер.

Александр Вагнер: Вопрос признания антикоммунистического сопротивления уже не первый год обсуждается в Чехии. Вопрос этот неоднозначный хотя бы потому, что наряду с акциями гражданского неповиновения освободительное движение может принимать и форму вооруженной борьбы, а признавать героями тех, кто с оружием в руках отстаивал свое право на свободу от диктатуры, сегодня в чешском обществе согласны не все. В опросах общественного мнения против принятия закона "Об антикоммунистическом освободительном движении" выступают более половины чехов. Такое негативное отношение связано с самым известным случаем вооруженной антикоммунистической борьбы в Чехословакии - с деятельностью группы братьев Машину.
Членами этой группы были пять человек: братья Машину, Цтирад и Йозеф (сыновья участвовавшего в антифашистском движении офицера чехословацких легионов, который воевал и в России), далее Вацлав Шведа, Збынек Яната и Милан Паумер. В течение более двух лет пятерка планировала побег на Запад, однако осуществили они бегство так, что при этом погибли шесть человек. Двое - во время захвата участниками группы оружия, трое - во время попытки задержать беглецов, и еще один человек был убит во время ограбления автомобиля, везущего зарплату сотрудникам машиностроительного предприятия. Комментирует Микулаш Кроупа, журналист, собирающий свидетельства тех, кого преследовал прошлый режим:

Микулаш Кроупа: "Тема братьев Машину и всего антикоммунистического сопротивления разделяет чешское общество на два лагеря - тех, кто считает действия участников группы оправданными, и тех, кто не может смириться с имевшим место насилием. Закон о третьей волне сопротивления, который создается уже, по меньшей мере, четыре года, сможет урегулировать лишь правовые вопросы, но изменить общественное мнение ему, как мне кажется, не удастся".

Александр Вагнер: В некоторых случаях историки оправдывают применение оружия участниками побега. Например, во время пересечения границы социалистического блока и демократического мира, где погибли десятки человек, пытавшихся убежать на Запад (согласно подсчетам чешского Института тоталитарных режимов, при попытке пересечь чехословацкую границу были убиты 190 человек). Тем не менее, чешская общественность и некоторые историки не могут найти оправдания тому, что братья Машину организовали ограбление, во время которого погиб кассир, пытавшийся предотвратить кражу денег. Также спорно и убийство постового во время нападения участников группы на одно из отделений службы безопасности с целью заполучить оружие. Постовой был застрелен даже несмотря на то, что его одурманили хлороформом и связали, то есть оказать сопротивления он не мог.
Вопреки противоречивой оценке этих событий, некоторые чешские политики и эксперты склоняются к мысли, что речь шла все-таки о преступном режиме, а потому в этой борьбе все средства хороши. Вот какого мнения придерживается председатель чешского сената Пржемысл Соботка, который является одним из инициаторов создания закона об освободительном движении в годы коммунистической диктатуры:

Пржемысл Соботка: "У нас сложилась странная ситуация. Мы признаем легионеров первой волны освободительного движения, то есть, борьбу за независимость от Австро-Венгрии, в том числе и деятельность чехословацких армейских единиц в России, признаем вторую волну движения сопротивления в период нацизма, но при этом оставляем без внимания третью волну, длившуюся более сорока лет, но ставшую наиболее жестокой, когда чехами причинялось зло чехам. Период с 1948 года был периодом "холодной войны", провозглашенной коммунистами классовой борьбы, периодом политических убийств. И если в это время кто-то поднимал оружие и отправлялся на борьбу, мы можем оценить эти события, поискав примеры в прошлом. Какое значение имело покушение на Рейнхарда Гейдриха и сколько невинных людей были казнены после этого события? Все-таки символика любого сопротивления - это оружие в руках во время войны. Для меня период "холодной войны" имеет все необходимые для этого параметры. В это время у власти здесь находился уничтожавший людей безжалостный режим".

Александр Вагнер: Этой точки зрения придерживается и бывший премьер-министр Чехии Мирек Тополанек, оценивший деятельность группы братьев Машину пока единственной государственной наградой - медалью председателя правительства. Ее несколько лет назад получил Милан Паумер, который, в отличие от своих товарищей по антикоммунистической борьбе, вернулся из эмиграции в Чехию. Недавно Паумер умер, а его похороны не только возродили дискуссию об антикоммунистическом освободительном движении, но и побудили чешское правительство к открытому высказыванию своих взглядов. В траурных мероприятиях приняли участие премьер-министр Чехии Петр Нечас, председатели обеих палат чешского парламента и главы всех коалиционных партий. Журналисты восприняли это как новый поворот в отношении чешских политиков к этому вопросу. До этого принятия закона добивался в основном сенат. С этого момента вопрос стал приоритетом всего правительства. Тем не менее, некоторые политики продолжают выступать против уже принятого решения о скором голосовании. Например, депутат от социал-демократической партии Иржи Динсбир после похорон Милана Паумера заявил:

Иржи Динсбир: "Что для меня является неприемлемым, так это насилие. Мне кажется, что во имя свободы нельзя приносить в жертву основную свободу человека - право на жизнь".

Александр Вагнер: Братья Машину уже шесть раз были номинированы сенатом Чехии на получение высшей государственной награды - ордена Белого льва, который вручается президентом, однако Вацлав Клаус так никогда и не исполнил просьбу сената. Свою позицию президент высказал в заявлении, которое распространили в средствах информации. В нем говорится о неоднозначности данного случая антикоммунистической борьбы, поэтому Вацлав Клаус не может принять ту или иную точку зрения, то есть определить, были ли участники группы убийцами или борцами за свободу. С президентом Чехии согласен и историк, преподаватель Карлова университета Михал Стеглик:

Михал Стеглик: "Я считаю, что когда мы признаем первую и вторую волну освободительного движения, то мы четко определяем как бы внешнего врага. Исторически мы считали, что Австро-Венгрия и, в частности, австрийское государственное управление направлены против чехословацких национальных интересов. Позже, во время второй мировой войны, мы были свидетелями очень радикального примера оккупационной силы. Что же касается третьей волны сопротивления, то, если говорить упрощенно, это свой против своего. Это вопрос одного государства, одного народа, из которого вышла группа лиц и начала действовать против режима. При этом режим не представлял находящуюся на территории нашего государства внешнюю силу. Мало кто обращает внимание и на то, что советская армия после 1945 года покинула территорию Чехословакии, в отличие от соседних государств, а система, которая у нас появилась впоследствии, была создана нами самими, в результате выборов, на которых победили коммунисты. Теперь, конечно, снова будет зависеть от нас, признаем ли мы законодательно существование антикоммунистического сопротивления. Что касается меня, то я бы использовал это название как terminus technikus, иными словами, как технический термин - для использования в литературе или в текстах исторических исследований".

Александр Вагнер: Несмотря на то, что этот термин включает в себя не только деятельность группы братьев Машину, основная дискуссия развернулась именно вокруг противоречивого побега этих пятерых граждан Чехословакии за границу. При этом на территории страны с начала 50-х годов прошлого века открыто заявляли о своей непримиримости с режимом многие. Здесь действовала антикоммунистическая группа "Светлана", занимавшаяся саботажем в основном в Злинском крае. Ее участники пытались подорвать выполнение госплана, а также планировали похитить генерала чехословацкой армии Людвика Свободу.
Но основная часть движения сопротивления выражалась в протестных акциях. Уже в 1948 году, после того, как коммунисты захватили власть во время февральского переворота, названного впоследствии "Победоносным февралем", состоялось мирное шествие, организованное католическим спортивным объединением "Орел" как протест против намерения властей упразднить эту организацию. Год спустя движение сопротивления было организовано католическими епископами и священнослужителями, которые начали издавать обращения к верующим. Уже в 1953 году прошли крупные народные волнения. В городе Пльзень на улицы вышли более 20 тысяч человек, недовольные обесценившей их сбережения денежной реформой. Затем последовала "Пражская весна". В связи с тем, что все эти выступления жестоко подавлялись, массовые протесты на время прекратились и возобновились с новой силой в 80-х. Народное паломничество в город Велеград в честь празднования 1100-летия со дня смерти Кирилла и Мефодия переросло в демонстрацию, во время которой участники призывали к религиозной свободе и снятию запрета на приезд Папы Римского. Стоит вспомнить и о свечной демонстрации, прошедшей в Братиславе за год до "бархатной революции", во время которой участники выступили за соблюдение религиозных прав и прав человека в Чехословакии.
Поданный для одобрения в нижнюю палату чешского парламента закон "Об антикоммунистическом сопротивлении" предполагает все эти события объединить под одним названием - антикоммунистическое освободительное движение, а также устанавливает временные рамки: с 25 февраля 1948 года, когда в Чехословакии произошел "Победоносный февраль", то есть, власть захватили коммунисты, до 17 ноября 1989 года, когда произошла "бархатная революция". Весь этот временной отрезок в законе признается периодом коммунистического террора и тоталитаризма.
Предлагаемый документ вводит понятия "участник антикоммунистического освободительного движения" и "участник сопротивления против коммунизма". Первое предполагает вооруженную или сравнимую с таковой борьбу против коммунистического режима в Чехословакии, саботаж, сотрудничество с иностранной разведкой демократического государства, помощь в пересечении или пересечение государственной границы с целью участия в антикоммунистическом движении. Участниками движения сопротивления в проекте закона признаны те, кто составлял петиции, организовывал общественные выступления против коммунистического режима, занимался политической, публицистической или иной доказуемо антикоммунистической деятельностью, непосредственно или косвенно направленной на достижение свободы, демократии или на ослабление коммунистического режима.
Сколько человек в наши дни смогут получить предполагаемые по закону льготы, еще не подсчитали, однако, по данным чешского Института изучения тоталитарных режимов, за более чем 40 лет правления коммунистов, около двух миллионов человек в Чехословакии не могли учиться или работать по политическим причинам, а около 250 тысяч стали политическими заключенными. Те, на кого будет распространятся закон, получат не финансовую компенсацию, они смогут пользоваться системой льгот, действующей для ветеранов второй мировой войны. Их не получат лишь те, кто являлся членом коммунистической партии, но возможны исключения и из этого правила. Стоит отметить, что в Чехии уже действует ряд законов о финансовой компенсации жертвам прошлого режима. Согласно одному из них, выплаты предусмотрены политическим заключенным: они получают приплату к пенсии за каждый отсиженный в тюрьме месяц. Вот как оценивает намерение правительства политолог Станислав Балик:

Станислав Балик: "Мы привыкли, что любую проблему решит новый закон, а закон, о котором мы говорим, практически ничего не решает - он предоставит статус ветерана паре оставшихся в живых мужественных людей. Это то же самое, что в 1965 году раздать ветеранам второй мировой войны пенсионного возраста бесплатные трамвайные проездные. К тому же те, кто издевался над участниками антикоммунистического отпора, мучил и убивал их, получают огромные пенсии за выслугу лет. Пока эта ситуация не изменится, политические заключенные будут разочарованы отношением к ним чешской общественности. Закон эту ситуацию не изменит".

Александр Вагнер: До недавнего времени принятие закона "Об антикоммунистическом сопротивлении" в нижней палате чешского парламента было невозможно из-за позиции левых партий, не согласных признать участниками антикоммунистического освободительного движения членов группы братьев Машину, а потому отвергавших закон целиком. Сейчас шансы на одобрение велики как никогда. Нынешнее правительство, составленное из правоцентристских партий, внесло принятие закона в список своих приоритетов и обладает в парламенте необходимым большинством.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG