Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эсеры требуют роспуска и перевыборов Мосгордумы. В студии - глава фракции "Справедливой России" в Госдуме Николай Левичев


Николай Левичев

Николай Левичев

Михаил Соколов: Сегодня в нашей московской студии - депутат Государственной Думы России, лидер фракции партии "Справедливая Россия" в российском парламенте Николай Левичев.

Мы сегодня будем говорить и о региональных выборах, наверное, сначала, а потом поговорим и о политической судьбе Юрия Лужкова и последствиях тех решений, которые были приняты на этой неделе. Итак, партия "Справедливая Россия" активно участвует сейчас в осенней избирательной кампании, и я хотел бы спросить, Николай Владимирович, с чем вы идете, собственно, на эти выборы?

Николай Левичев: Мы идем на эти выборы с тем, с чем ходят на выборы политические партии, - со своей политической программой, которая, естественно, на региональных или муниципальных выборах привязывается с региональным или местным проблемам.

Михаил Соколов: Но вот ключевой момент, общий для всех кампаний, которые идут по выборам в законодательные собрания регионов, там и Кострома, и Челябинск, и Тува и так далее?

Николай Левичев: Ключевой момент социал-демократической партии - это уменьшение бездны между богатыми и бедными, это развитие процессов, способствующих социальной справедливости в нашем обществе. Поэтому мы рассказываем о том, чем занимается наша фракция в Государственной Думе, какие законопроекты мы предлагаем, за какие законопроекты мы голосуем, против каких законопроектов мы голосуем, какие меры мы предлагаем на региональном уровне. Все достаточно конкретно.

Михаил Соколов: Ну, вот на региональном уровне, я разговаривал с разными людьми, участвующими в выборах, сам ездил в несколько регионов. Они говорят, что вообще изменить что-то в социальной политике практически невозможно. Региональные бюджеты дефицитные, деньги, в общем-то, перекачиваются в Москву, в федеральный бюджет, там надо ходить, просить и так далее. Налоговую политику изменить невозможно. И, в общем, все вот катится по такой наезженной колее. Немножко можно где-то убавить, где-то прибавить, но в принципе, сейчас федерализма в России нет, и вот на этих уровнях региональных парламентов принципиальные какие-то решения принять нельзя.

Николай Левичев: Если, конечно, смотреть с высоты птичьего полета, может быть, вы и правы, но речь идет о конкретных судьях, о конкретных жизненных ситуация конкретных людей. Вот я вернулся вчера из Нижнего Новгорода, там выборы в городское собрание Нижнего Новгорода. Это город-миллионник, столица административного округа Приволжского. Но наши депутаты, допустим, Александр Бочкарев, который уже 10 лет является депутатом Городского совета, вот он в течение многих лет пытался получить доступ к тем сметам, которые принимаются на городском уровне, в мэрии, и выяснил, что, оказывается, жители Нижнего Новгорода на сегодняшний день за некоторые вещи платят дважды. Поэтому когда пенсионер, у которого пенсия - 4200 рублей, из которых более 2 тысяч он платит за услуги ЖКХ, и на его вопрос, как можно прожить, у меня ответа нету, им объясняют, что для того, чтобы с них перестали брать деньги за уборку подъездов, которые никто не убирает, они должны прийти и написать заявление от имени жильцов, что просим не убирать нам подъезд за счет управляющей компании, мы сами будем его убирать, и тогда они сэкономят на этом приличную сумму в месяц.

Михаил Соколов: Теория малых дел.

Николай Левичев: Да. Коль скоро мы не можем, щелкнув пальцами, весь мир изменить к лучшему, могу привести еще один пример. Наша фракция в Волгоградской области путем подачи судебных исков добилась пересмотра тех платежей, которые на протяжении последних лет жители Волгограда осуществляли вот опять же за услуги ЖКХ. И судебное решение в нашу пользу, пересчитываются сейчас эти суммы. Поэтому, ну, как говорится, если мы не можем сделать счастливыми всю планету, то помочь конкретным людям, которые бедствуют и для которых там 100 рублей в месяц - это серьезная сумма, ну, во всяком случае, можно постараться.

Михаил Соколов: Николай Владимирович, а с чем связано то, что я видел, скажем, в Костроме, в Костромской области, а мой коллега видел в Новосибирске последнее время, - почему такое жесткое давление на партию "Справедливая Россия", административное и информационное, проводится именно в этих регионах?

Николай Левичев: Ну, начнем с Новосибирска. Поскольку сегодня состоялось очередное заседание областной избирательной комиссии, в очередной раз было принято странное решение: изъять тираж агитационных материалов партии "Справедливая Россия" по смехотворному основанию. Потому что когда идет уже третья неделя активной избирательной кампании, далеко не первый материал поступает в избирательную комиссию, все они изготавливаются по договору с одним и тем же юридическим лицом, и тут, наконец, их осенило, значит, придраться к тому, что, дескать, это юридическое лицо не числится в реестре юридических лиц Новосибирской области, - ну, понятно, что за этим стоит. Предыдущая попытка изъятия агитационных материалов привязывалась к тому, что якобы там фактический адрес отличается от юридического. То есть идет такая казуистика - лишь бы за что-то зацепиться, лишь бы не дать распространить агитационный, информационный материал.

Михаил Соколов: А что же вы там такое пишете, что власти Новосибирской области так раздражает?

Николай Левичев: Мы пишем правду, а люди по правде соскучились. Поэтому в Новосибирской области, где пока руководил господин Толоконский, все было хорошо, все было организованно, и вот такого, чтобы тиражом 960 тысяч экземпляров распространялся материал, где, значит, не очень лицеприятные вещи говорятся о том, так сказать, как расходуются бюджетные средства, да, и так далее, ну, вот, это просто пугает. Там, по моей информации, они ведут какие-то свои замеры, да, и их просто пугает та тенденция роста популярности "Справедливой России", и поэтому уже как бы кричат караул и пускаются во все тяжкие.

Михаил Соколов: Николай Владимирович, ну, а Костромская область, там то же самое? Тоже власти не нравится то, что эсеры печатают, рассказывают?

Николай Левичев: Ну, вообще, не нравится лидер нашей партии в Костромской области, ну, и опять же не нравится то, что растет популярность. В последний момент, вот я к вам шел на передачу, мне дозвонился Валерий Гартунг из Челябинска...

Михаил Соколов: А он мне жаловался, что его прессуют.

Николай Левичев: А вот с сегодняшнего дня началось и там. Видно, какой-то замер сделали, опять же напугались, и я вот получил от него информацию, что наши рекламные ролики, которые проплачены уже из избирательного фонда, значит, отказываются ставить в эфир, при этом не успев, видимо, еще даже повод и причину придумать, без всяких объяснений. Вот, как говорится, у нас, видимо, так получается: по осени у нас избирательный маразм крепчает, а к марту, к весне, надеемся, будет небольшая оттепель, да. Но, может быть, для этого придется опять выходить из зала пленарных заседаний Государственной Думы.

Михаил Соколов: То есть не исключены такие демарши. Вот, я вижу, коммунисты очень сильно жалуются. Они, правда, на выборах в законодательные собрания как-то опять же не так сильно, а вот на выборах в городские Думы, по-моему, Краснодар и Тамбов - очень сильно как-то жалуются на давление. Наверное, у вас тоже есть еще другие случаи. В принципе, что, возможен опять новый демарш?

Николай Левичев: Ну, поживем - увидим. Во всяком случае, мы не готовимся этому, но действительно, чем ниже опускаешься по уровню вот этой, значит, пресловутой вертикали власти, тем как бы больше таких нанотехнологий на сегодняшний день. Ну, вот из того, что мне раньше не встречалось, а сейчас вот в какой-то багаж можно взять придумок таких, ну, скажем, в Московской области, в Тучково, выборы муниципального уровня. Год назад кандидата от нашей партии во время избирательной кампании убили, были назначены выборы повторные, на них выиграл тоже не нужный местной власти кандидат, поэтому там различными приемами за счет признания недействительными на двух участках выборов выборы отменили. Сейчас назначили выборы на 10 октября, кандидат от нашей партии зарегистрировался - напугались, четыре члены избирательной комиссии из восьми написали заявления о сложении полномочий, кворума нет, больше нельзя принять заявления и зарегистрировать ни одного из кандидатов. Стало быть, выборы безальтернативные, стало быть, они не состоятся. Ну, что еще, вот какие-то последние новости из Нижнего Новгорода, коль скоро я вчера там осматривал, там бьет фонтан такого черного пиара.

Михаил Соколов: В Костроме тоже, там поливает областная телекомпания.

Николай Левичев: Значит, от имени "Справедливой России" делаются всякие пакости, условно говоря, двух лиц неприятной наружности надевают накидки, на которых написано "Справедливая Россия"... Ну, мы-то видим, что они изготовлены похожими, но не по нашему клише. Дальше небольшая съемочная группа сопровождает их, около пунктов сдачи бутылок и вторсырья они предлагают людям уж совсем непритязательной наружности испить из бутылочки водочку, разливают по стаканам...

Михаил Соколов: Ну, "марш бомжей" - это 1997 года технология.

Николай Левичев: Это все снимается на видео, на фото. После этого появляются плакаты, якобы от "Справедливой России", ну, и так далее. И последняя находка. Бедные пенсионеры мне жаловались, что уже третий день за полночь начинаются телефонные звонки до двух часов ночи это продолжается, и им говорят: "Здравствуйте! Вас беспокоит "Справедливая Россия", два три глупых вопроса, и после этого говорят: "Ну, вы можете на выборы не ходить, считается, что вы проголосовали за "Справедливую Россию".

Михаил Соколов: Ну, с чувством юмора люди... Видимо, трудно конкурировать на почве программ и так далее. Кстати, я так понимаю, что во многих регионах продолжается история, когда не получаются теледебаты, то есть партия власти от них уклоняется. Так, вот нам пишет Роза: "После такого страшного лета пожаров, дыма, смертей, отсутствия в больницах кондиционеров, отсутствия пожарной техники что-то изменилось ли в вашей программе? Или она у вас на все случаи жизни?"

Николай Левичев: Вы знаете, есть программа, которая на все случаи жизни, а есть, что называется, злоба дня. Поэтому мы и на встрече с президентом, и на первых же заседаниях после парламентских каникул тоже говорили о том, что Лесной кодекс надо менять, что нужно пересмотреть всю систему превентивных мер. Потому что, ну, мы уж как-то по сказке: теперь мы будем опасаться пожаров, а если весной будет разлив рек? Мы ставим вопросы немножко шире. Мы давно уже, три года, на международном уровне обсуждаем проблему изменения климата, но в своем отечестве три года нас никто не слышал. Сегодня надо понимать, что нужно вносить изменения в бюджет Российской Федерации, подразумевая, что, во-первых, на научную разработку подходов к этой теме нужно деньги выделять, да, нужно восстанавливать систему метеонаблюдений, чтобы улучшить качество прогнозов, и если мы будем готовиться только к пожарам, то нам не захлебнуться бы наводнением.

Михаил Соколов: В общем, к чрезвычайным событиям вы готовитесь. Еще вот сообщение сегодняшнего дня: лидер ЛДПР, вице-спикер Госдумы Владимир Жириновский считает, что выборы в парламент в 2011 году будут досрочными. Уже в декабре текущего года нижняя палата российского парламента объявит о самороспуске, и президент своим указом назначит выбора на второе воскресенье марта, - предрек лидер ЛДПР. Что вы думаете о таком интересном прогнозе?

Николай Левичев: Ну, роспуск Государственной Думы по причине сложения с себя полномочий большей части депутатского корпуса возможен, только если такое политическое решение примет партия "Единая Россия". Мне хотелось бы узнать, с какой аргументацией будет принято решение. Лично я никаких оснований для того, чтобы нарушать Конституцию Российской Федерации, в которой есть прямая строчка - "Государственная Дума избирается на четыре года", - лично я таких оснований не вижу.

Михаил Соколов: Но может же быть, хоть и не было. Недоверие правительству...

Николай Левичев: А я вам привел ноу-хау, если избирательную комиссию в паралич ввести путем снятия с себя полномочий половины ее членов, - ну, можно оставить страну без дееспособного парламента. А представьте себе, что такое новые парламентские выборы с учетом роспуска парламента. Это, по крайней мере, четыре с лишним месяца страна не может...

Михаил Соколов: Ну, раньше, позже - какая разница? Деньги те же.

Николай Левичев: ...ни одного законопроекта принять, нарушается нормальная работа.

Михаил Соколов: Николай Владимирович, но деньги-то те же, что в декабре, что весной. А весной, может быть, настроение лучше, все-таки рост цены будет не такой. Вот прогнозируют, что к следующему году, к декабрю, рост цен будет еще и еще, и партии власти это невыгодно.

Николай Левичев: Лично мне не хотелось бы такого вселенского позора, если вот с такого рода аргументацией мы распустим парламент. Ну, у нас и не то бывало. В 1993 году и постреливали по парламенту, как говорится.

Михаил Соколов: Но выборы провели.

Николай Левичев: Мне кажется, что эти 17 лет все-таки в стране прошли не зря.

Михаил Соколов: Собственно, "Единая Россия" заговорила о том, что надо сместить как-то дату выборов. Это же господин Грызлов сказал по поводу совмещения региональных выборов, осенних, и выборов, которые на декабрь назначены. И я так понимаю, что он слово "октябрь" произнес, а не вы и не ваша партия.

Николай Левичев: Ну, я могу сказать, что наша позиция по вопросу переноса выборов следующая. Мы были бы склонны поддержать перенос выборов региональных с марта 2012 года на декабрь 2011-го, совместив их с выборами Государственной Думы.

Михаил Соколов: То есть все региональные выборы за один раз.

Николай Левичев: Нет, только марта 2012 года. Почему? Если мы в марте 2012 года будем избирать президента, то, в принципе, есть логика разнесения выборов президента, персонифицированных, с выборами региональными, которые проходят по партийным спискам. Вот здесь я понимаю, для того чтобы не увязывать определенные имена с определенными партиями, вот мы такую логику видим. Кроме того, сокращение полномочий регионального депутатского корпуса всего на 3 месяца - это, в общем, понятно, а вот предложение, которое вынашивает "Единая Россия", о переносе выборов региональных с марта 2011 года на декабрь 2011-го - это, извините меня, совсем другая песня. Это продление полномочий на 9 месяцев, не спросясь избирателей. А с другой стороны, если мы нагребем выборы марта, октября 2011 года и марта 2012 года, и все это в кучу совместим с выборами в Госдуму, там получается 35-37, по-моему, субъектов Федерации, это - полстраны. Вот мы категорически против этого. И никаких иных аргументов, кроме удобства "Единой России", в этих предложениях мы не видим.

Михаил Соколов: А что за движение создается - "Вперед, Россия" вашим членом партии, активным, и депутатом Геннадием Гудковым? И почему "Единая Россия" пытается немедленно создать одноименное движение? Это у вас конкуренция на почве модернизации?

Николай Левичев: Ну, давайте расставим здесь, значит, все акценты. Я не вхожу в оргкомитет этого движения "Вперед, Россия". Впервые идея создания такого движения родилась в мае месяце, когда собралось несколько политически активных людей, в числе которых оказались там три депутата нашей фракции - это Геннадий Гудков, Анатолий Аксаков и Валерий Зубов. Но это вещь не запрещенная. Если у людей есть возможность реализовывать свою общественную активность, помимо партийных форматов, в других, я в этом ничего зазорного не вижу. Поэтому четыре месяца оргкомитет готовил эту учредительную конференцию, на конференцию я пришел и своими глазами увидел, что там был полный зал, были представители 56 регионов, более 300 делегатов. То есть с точки зрения процедурной все было выдержано. Значит, эпиграфом висела цитата из статьи Дмитрия Анатольевича Медведева "Россия, вперед", что он приглашает к дискуссии по поводу путей модернизации страны как тех, кто с ним согласен, так и тех, кто с ним не согласен, между прочим. Но вот удивительно, что "Единая Россия", у которой годовщина со дня выхода статьи прошла уже до этого, у них был год для того, чтобы самим как-то взбудоражить общественность и создать какой-то там народный фронт в поддержку президента. Но коль скоро они 9 месяцев молчали, а другие люди начали какую-то активность, конечно, уже эти заявления о том, что они сейчас проведут конференцию по учреждению движения с таким же названием, чтобы не отдать лозунг президента в руки, как они говорят, популистов, это уже, конечно, смешно и попахивает фарсом. Потому что прошла конференция, там выступали вполне уважаемые люди, Андрей Дементьев, член Общественной палаты, и так далее. Я там выступил в качестве гостя, поэтому как бы я не несу персональную ответственность за судьбу этого движения, но всячески его приветствую.

Михаил Соколов: А президенту Дмитрию Медведеву нужно такое движение?

Николай Левичев: Коль скоро он обращался и в этой статье к нации, и в послании к Федеральному Собранию, призывая консолидировать общественные усилия, для того чтобы страна в этом направлении зашагала, а не топталась на месте, я думаю, он не должен быть против.

Михаил Соколов: Ну, да, видимо, какая-то все-таки идет активизация процессов в политической среде. Вот и это движение, и потом либеральная коалиция появилась "За Россию против произвола и коррупции", с нуля, между прочим, и у нее рейтинг стал подниматься. Вы как к этому проекту относитесь? Рыжков, Немцов, Касьянов, другие...

Николай Левичев: Я отношусь скептически и этого не скрываю, потому что одно дело, когда за какими-то персоналиями стоят более-менее сформировавшиеся уже массовые общественные движения... Ну, вы уж простите, но я приведу пример нашей партии. Вот я 8 лет, значит, занимался этой деятельностью, начиналось с Партии Жизни, которая выросла из общественных движений, потом мы объединяли активные силы сначала трех политических партий, потом еще шести политических партий. В итоге вот образовался такой конгломерат, так сказать, который на сегодняшний день представлен в парламенте, мы имеем там 400 с лишним тысяч членов партии, мы имеем уже огромный депутатский корпус на всех уровнях, во всех регионах, на муниципальном уровне.

Михаил Соколов: Ну, это вам разрешили все. Мы понимаем, что их не разрешают, а вас разрешают.

Николай Левичев: Вы знаете, это вам тут легко так вот разговаривать, да, а когда я встречаюсь со своими депутатами уже в регионах и вижу глаза людей, которые прошли через это горнило, ну, им никто ничего не разрешал.

Михаил Соколов: Все-таки давайте про Юрия Михайловича Лужкова поговорим. И слушатели нам уже об этом напоминают. Как вы оцениваете по-партийному такой недобровольный уход Юрия Лужкова с его поста? Что это такое, почему президент не выдержал? Объяснений он не дает. Вот как он доверие-то потеряли? Сколько лет была вера и у Дмитрия Медведева, и у Владимира Путина – и вдруг вера кончилась…

Николай Левичев: Я могу только повторить свой вчерашний комментарий по этому поводу. Основные два момента я бы назвал так. Во-первых, все-таки я считаю, что это в определенном смысле победа гражданского общества. И во-вторых, мне хочется надеяться, что это первый серьезный публичный шаг президента по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти. Разворачивать оба эти тезиса я готов.

Михаил Соколов: Вообще, причин, на самом деле, могло быть много. Если даже взять последние события и разные разоблачения деятельности госпожи Батуриной, земли МИДа, проданные странным образом ей, или там эта пробка на въезде в Шереметьево, или там то, что творилось в "Речнике", но большинство комментаторов считают, что это все могли быть поводу. Тем не менее, вот коррупция. Вы считаете, что Москва – это такое исключение из правил, в других регионах нет коррупционных отношений во власти регионов?

Николай Левичев: А я неслучайно сказал, что это первый серьезный шаг по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти.

Михаил Соколов: А выборы в Московскую городскую Думу еще ту вспоминают. Некоторые политики говорят, что нужно было бы добиться роспуска Мосгордумы и проведения новых выборов. Ну, действительно, ситуация изменилась…

Николай Левичев: Я принадлежу к этим "некоторым политикам", да.

Михаил Соколов: А как этого добиться можно? Вы же судитесь, наверное, по следам.

Николай Левичев: Мы судимся, да, значит, весь этот год, но те судебные иски, которые мы подавали, они касались нарушений на конкретных избирательных участках или в конкретных территориальных избирательных комиссиях. Московская судебная система, вы знаете, она достаточно квалифицированная, эти судебные тяжбы – дело долгое, суды то переносятся, то там отклоняются наши иски по каким-то там формальным основаниям, поэтому мы тут можем еще долго продолжать. Но я не буду скрывать, что я, как лидер списка партии "Справедливая Россия" на московских выборах, готовлю иск в Московский городской суд о признании выборов в Московскую городскую Думу недействительными на основании 74-ой статьи соответствующего закона о том, что лидер списках – партия "Единая Россия", Юрий Михайлович Лужков во время избирательной кампании пользовался преимуществами служебного положения. Есть такая норма, которая позволяет отменить выборы. Ну, дальше доказательство, конечно, лежит на истце, поэтому мы сейчас собираем доказательную базу. И я надеюсь, что в ближайшие дни такой иск будет подан. Ну, прекрасно мы понимали, что до того, как Юрий Михайлович покинул высшую точку московской пирамиды, подача такого иска была обречена на неудачу, а сейчас мы проверим, у нас тут руководство московской судебной системы уже заявило о том, что они нуждаются в защите, да, и у них нет теперь другого выхода, кроме как судить по-честному. Вот мы и посмотрим. Основание такое, юридическое, есть.

Михаил Соколов: Да, тем более что сменить состав Мосгордумы, который был подобран под одного человека, я подозреваю, что есть и у некоторых деятелей "Единой России" такая мысль, они бы, наверное, хотели, чтобы там другие люди появились. Сергей пишет: "Господин Левичев, не кажется ли вам, что Медведева подставили в связи с отставкой Лужкова? Ведь он не кто-нибудь, а крупный политический деятель и чиновник. Позорная отставка! Прежде всего она бьет по власти в целом, а не по недостаткам политического и экономического устройства в стране, с которыми, похоже, никто не собирается бороться".

Николай Левичев: Ну, с уважаемым Сергеем я категорически не согласен. Подчеркну, что Юрий Михайлович Лужков – это тоже не некая константа. За 18 лет своего пребывания в Москве Юрий Михайлович Лужков заметным образом менялся. И если внимательно проследить, на протяжении последнего года я это очень хорошо ощущал, как депутат от города Москвы Государственной Думы, я с Юрием Михайловичем состоял в активной переписке…

Михаил Соколов: Лично поговорить не удавалось?

Николай Левичев: Депутатские запросы писались, открытое письмо Юрию Михайловичу Лужкову после истории в Кадашах я публиковал. И было заметно, что в последний год, когда общественный резонанс получали такие вот скандальные ситуации в городе Москве – "Речник", Кадашевская слобода, пробка на Ленинградке, тот же Химкинский лес, какие-то ситуации с точечной застройкой, то Юрий Михайлович начинал все более и более неадекватно реагировать на вот это возмущение общественного мнения. А общественное мнение консолидировалось. Я просто поминутно знаю ситуацию с Кадашевской слободой. Ведь там в число защитников, которые ночами караулили эти экскаваторы и бульдозеры, были люди самых разных убеждений, самого разного уровня образования, имущественного положения. Юрий Михайлович, конечно, этот пульс жизни уже не ощущал. Он ведь что говорил: "Я своим решением отменил…" При этом постановление правительство Москвы, имеющее номер и дату, еще изменено не было. Он начинал себя чувствовать частью, причем, наверное, большей частью государства, он начинал чувствовать себя вершителем судеб. Ну, и последнее его высказывание, интервью Елены Николаевна Батуриной – я считаю, что это уже был моральный вызов всему обществу, а не только и не столько Кремлю. По моему впечатлению, президенту Медведеву просто, вообще говоря, ничего больше не оставалось, как гаранту общественного консенсуса.

Михаил Соколов: Вот пишут: "Отставка Лужкова – дело сугубо экономическое. Федеральные финансово-политические группы решили: пора забрать под себя экономику Москвы". А мы вот о нравственности, об общественном мнении…

Николай Левичев: Ну, поживем – увидим. История все ставит на свои места.

Михаил Соколов: Геннадий из Ленинградской области, пожалуйста, ваш вопрос Николаю Левичеву?

Слушатель: Добрый вечер! Как можно сделать, чтобы каждый гражданин мог реально защитить себя от произвола чиновников, не желающих выполнять свои обязанности, работников ЖКХ, оказывающих плохие услуги, и всяких различных халтурщиков и нерадивцев? Заявления в суды стоят дорого? Суды у нас несовершенные, а решения, касающиеся чиновников, они просто не выполняются. Единороссы, насколько я понимаю, не хотят менять эту ситуацию. Хотелось бы, чтобы этим занялась "Справедливая Россия". Потому что Иванов, Петров, Сидоров не могут реально повлиять и наказать рублем тех нерадивцев, о которых я сказал. Спасибо большое!

Николай Левичев: Спасибо, уважаемый Геннадий. Мировая практика выработала только один рецепт гарантий гражданам – это отсутствие политической монополии – это все-таки демократическое устройство государства. Я, как депутат, веду прием избирателей, получаю массу писем и вот попросил своих помощников проанализировать за последние два года результаты моей депутатской деятельности. Вы знаете, я сам был приятно удивлен. Еще раз повторю, несмотря на то, что я, как депутат Госдумы от Москвы, не пользуюсь какой-то любовью московских властей, просто скажу, что общественную приемную депутата мне выделили в городе Зеленограде, самом "центральном" районе можно сказать. Тем не менее, больше половины депутатских запросов все-таки приносят конкретную пользу, по ним и отменяют неправедные решения, и пандусы инвалидам делают, и детские площадки удавалось защитить, и восстановить людей на работе, и так далее. Поэтому для того, чтобы не тратиться сами на судебные иски, нужно избирать депутатов, которым вы доверяете, и дальше вот в рамках депутатской деятельности они будут защищать ваши гражданские права. Поэтому, когда будет баланс политических сил, когда каждая социально-значимая группа будет иметь свое представительство во всех органах законодательной власти, как минимум, а лучше еще и иметь, так сказать, в исполнительной власти определенные ниши, вот тогда, наверное, и заработает вот этот институт гражданских гарантий.

Михаил Соколов: Еще один вопрос из Москвы. Лариса Дмитриевна, пожалуйста.

Слушатель: Добрый вечер! У меня к вам такая просьба. Сейчас ломают судьбы и жизнь двух девушек – это Айгуль Махмутова и Алина Жукова. Вот помогите! Ваш лидер, вы – вроде бы нормальные люди. И второе, скажите, как ваша партия голосовала за расширение полномочий ФСБ? Что с учеными-шпионами? Мои приятели, живущие в Кремниевой долине, я им говорю: "Ну, что, приедете?" Они говорят: "Ты что, с ума сошла что ли?"

Николай Левичев: Начну со второго вопроса. При обсуждении закона в первом чтении о расширении полномочий ФСБ наша фракция голосовала против. По первому вопросу, я вам могу признаться, что судьбой Айгуль Махмутовой я занимаюсь уже не протяжение двух лет. Я лично посещал ее еще в следственном изоляторе. Я лично дважды обращался к президенту страны Дмитрию Анатольевичу Медведеву.

Михаил Соколов: Это журналистка, которую неправедно осудили, московская.

Николай Левичев: Да, она сейчас находится в колонии-поселении, уже отбывает срок. Я продолжаю заниматься этим делом. Ну, в таком радиоразговоре всего не расскажешь. Недавно, на прошлой неделе, в "Новой газете" была по этому поводу большая публикация Леонида Никитинского, можете ее почитать, чтобы понимать, в каком состоянии сейчас находится это дело. Ну, судьбой Алины Жуковой, честно признаюсь, я пока лично не занимался, но думаю, что после вашего звонка я постараюсь в интернете найти информацию.

Михаил Соколов: А мы попросим Ларису Дмитриевну вам написать.

Николай Левичев: Или напишите мне в Государственную Думу. Или на сайт "Левичев.инфо".

Михаил Соколов: А вот вопрос об ученых-шпионах – это тема выглядит тоже достаточно актуально, особенно в свете заявления о Сколкове, о модернизации и так далее. Постоянно же возникают эти конфликты и дела, так сказать, об охране государственной тайны, весьма расширительно толкуемой.

Николай Левичев: Что касается государственной тайны, на прошлой неделе обсуждался законопроект по части расширения понятия "государственная тайна". Наша фракция тоже голосовала пока против, потому что там слишком расплывчато толкуется это понятие. Ну, посмотрим, удастся ли нам какие-то конкретные поправки внести во втором чтении, и будем определяться.

Михаил Соколов: Вот я еще вижу вопрос: "А ваша партия за отставку Юрия Лужкова вообще когда-нибудь выступала?"

Николай Левичев: Я могу сказать, что я подавал заявку на пикетирование с 20 по 30 сентября на Тверской улице, напротив здания мэрии. В очередной раз мы получили от префектуры Центрального административного округа отказ. Но дело в том, что когда мы в мае получили на аналогичную заявку отказ, мы подали, значит, обжалование этого решения в суд, и на прошлой неделе районный суд вынес такое странное решение: поскольку в судебном слушании представитель префектуры сказал, что мы неправильно поняли это письмо за подписью зам. префекта, что оно, на самом деле, было не запретительное, а информационное, значит, никаких препятствий для того, чтобы проводить пикеты напротив мэрии, Тверская, 13, нету. Поэтому вот не успели мы пропикетировать мэрию Москвы с требованием отставки Юрия Лужкова, хотя заявка на такие пикеты была подана.

Михаил Соколов: Если вам не дают проводить ваши пикеты в Москве и манифестации, вы не хотите присоединиться к движению "несогласных", которые выступают за нормальное применение 31-ой статьи Конституции? Можно выйти 31-го числа на митинг вместе с ними, на Триумфальную.

Николай Левичев: В отличие от так называемых "несогласных", мы действуем в правовом поле. Если нам не разрешают проводить несанкционированные пикеты, мы проводим одиночные пикеты. Вот мы пикетировали здание мэрии весной путем одиночных пикетов. Познакомились с большим количеством сотрудников УВД Центрального административного округа. И сейчас, после того, как мы получили судебное решение о том, что, оказывается, наши пикеты были правомочны, я думаю, что мы начнем судебное преследование тех милиционеров, которые воспрепятствовали нам в реализации наших конституционных прав. Но подставлять под дубинки своих партийных активистов я, в общем, никогда не считал необходимым.

Михаил Соколов: Звонок из Серпухова. Владимир Павлович, пожалуйста, ваш вопрос?

Слушатель: Добрый вечер, господа! У меня чисто такой теоретический вопрос. Вот вчера утром я узнал такую весть об отставке и впервые за последние годы почувствовал себя гражданином страны, в которой есть не какой-то тандем, а есть президент! Первый шаг сделан. Второй должен быть сделан. Такую фигуру, как Лужков, сковырнуть – это гигант, конечно, это поступок. Но вот второй шаг какой будет? Ведь очевидно, что если придет опять такого же типа мэр – ничего мы от этого не получим. Это будет пустота. А вот если придет порядочный мэр, организует комиссию, которая проведет определенную проверку всей этой власти лужковской, и если человек заслуживает там отставки – пожалуйста, паровозиком за своим шефом.

Михаил Соколов: Понятно. Как вы все-таки видите фигуру нового московского руководителя? Опять же, некоторые российские политики говорят, что нужно добиваться свободных, прямых выборов мэра населением, чего сейчас нет. А вы, наверное, партия такая… социал-реформистская, мы за какой-нибудь компромисс, чтобы хорошего человека назначили, да? Как оппортунисты. Социал-демократы – они же оппортунисты, как нас учили.

Николай Левичев: Давайте разделим, так сказать, зерна от плевел. Нет, мы, в принципе, выступаем за прямые выборы мэров, но дело в том, что в Москве мэр является в то же время и главой субъекта Федерации. Поэтому неслучайно 11 сентября на встрече с президентом лидер нашей партии Сергей Миронов передал президенту разработанный нашими экспертами законопроект о местном самоуправлении в городах федерального подчинения – Москве и Санкт-Петербурге. До сих пор, несмотря на то, что 131-ый закон о местном самоуправлении принят уже давно и вступил в действие, вот это – лакуна в законодательстве. В 131-м законе есть только отсылка, что в этих городах вот местное самоуправление организуется специальным образом.

Михаил Соколов: Оно отсутствует фактически.

Николай Левичев: Поэтому мы считаем, что сейчас в Москве наступила прекрасная возможность предпринять меры для роспуска лужковской Московской городской Думы. В течение того времени, когда будут организованы честные и прозрачные выборы нового состава Московской городской Думы, вот, пожалуйста, давайте обсудим наш законопроект, если надо, внесем туда какие-то поправки и используем эту ситуацию для того, чтобы деперсонифицировать власть в городе Москве и Санкт-Петербурге, распределить властные полномочия по всей вертикали, чтобы заработало местное самоуправление, чтобы люди имели возможность сами решать, где в своем доверии песочницу делать, а где, значит, гаражи и так далее. Вот такой комплексный подход я бы предложил сейчас. Потому что, если мы заменим Иванова на Петрова, а Петрова на Сидорова, но останется вся система управления такой косной и неповоротливой, какой она была, по большому счету, наверное, ожидать больших изменений не приходится. Вот наша позиция.

Михаил Соколов: Ну, это какая-то идеалистическая позиция. Дело в том, что Юрий Лужков – он опередил, в свое время он построил "путинскую" вертикаль гораздо раньше, чем Путин появился у власти. И, собственно, федеральная власть, она копировала все методы московской власти по управлению средствами массовой информации, по уничтожению муниципальной, так сказать, составляющей и все-все абсолютно. И с чего это федеральная власть, которая копировала Лужкова, будет идти вот на такие либеральные, демократические шаги?

Николай Левичев: Ну, во-первых, я считаю, что демократические шаги не обязательно должны быть либеральными, мы приверженцы социальных форм демократии. Во-вторых, такой огульной терминологией – "путинский режим", "путинская вертикаль" – я бы предпочитал не пользоваться, потому что за эти 8 лет…

Михаил Соколов: Но это же не вы сказали, это я сказал.

Николай Левичев: Да. Нам, например, удалось все-таки создать партию, удалось стать парламентской партией. Мы сейчас бьемся до крови в регионах за то, чтобы увеличить представительство социал-демократов в муниципальных органах и в региональных органах власти. И поверьте, люди, которые жертвуют своей карьерой, своим благополучием ради того, чтобы страна осуществляла эти маленькие шаги в сторону демократизации, они заслуживают всяческого уважения.

Михаил Соколов: Да, все-таки есть еще идеалисты в российской политике. Ну, вот о политике все-таки. Анатолий Чубайс сказал о Юрии Лужкове, что о бывших политиках ничего или хорошо. С другой стороны, вот есть утечки, что Лужков сказал, что уйдет в политику, что будет бороться за возвращение прямых выборов глав регионов. И некоторые говорят, что единственное его спасение сейчас – это как раз уход в открытую политику, заявить о себе как о кандидате в президенты. Это возможно?

Николай Левичев: Да, мне очень понравилась такая формулировка: Лужков ушел из "Единой России" в политику, - поскольку онам тем самым косвенно подтверждает, что то, что называется "Единой Россией", это, мягко говоря, не совсем политика, чтобы не сказать совсем не политика. У меня есть такой совет. Поскольку отставной мэр не может быть субъектом политических отношений, значит, вот я бы рекомендовал московскому городскому отделению партии "Единая Россия", которое неделю назад на своей конференции присягнуло единогласно, и сказали они вслух, что Юрий Михайлович Лужков – единственный человек, за которым они пойдут на выборы, последовать из "Единой России" в политику за Юрием Михайловичем Лужковым. Они могли бы, в соответствии с законодательством, зарегистрировать инициативную группу по выдвижению кандидатуры в президенты, и вот тогда легитимным образом Юрий Михайлович Лужков вместе с инициативной группой мог бы стать субъектом политических отношений в Российской Федерации.

Михаил Соколов: Еще рановато группу создавать. Может быть, с партии начать, движения?

Николай Левичев: Ну, Лимонову было не рано заявить о том, что он пойдет на президентские выборы.

Михаил Соколов: Но он и партию создает. Даже в "Российской газете" программу напечатал.

Николай Левичев: Поэтому Юрий Михайлович был бы только "номером 2" в этой ситуации. Ну, насчет партии, думаю, что ни одна из семи зарегистрированных партий Юрия Михайловича под свои знамена звать не будут.

Михаил Соколов: Ваша не будет?

Николай Левичев: Наша уж точно не будет.

Михаил Соколов: А он ведь социалист по взглядам, публично высказанным.

Николай Левичев: Ну, это такой, значит, специфический социализм.

Михаил Соколов: Спрошу вас про господина Ресина. Вот появился исполняющий обязанности и сразу же принял решение приостановить строительство на Боровицком холме. Это какой-то позитивный шаг сразу или это от испуга что ли?

Николай Левичев: Ну, если он извлек уроки как раз из неадекватности как раз реагирования Юрия Михайловича Лужкова на аналогичные ситуации, то я могу его только похвалить. Я уже комментировал сегодня эту ситуацию, и не хотелось бы, чтобы общественные движения окружали Боровицкий холм, святое место для каждого россиянина, для того чтобы приостановить это строительство до тех пор, пока мы разберемся, что к чему. Я сегодня призвал объявить мораторий на любое строительство, потому что последние месяцы, когда кресло под Юрием Михайловичем Лужковым зашаталось, мы увидели, как скоропалительно начали сноситься здания, которые, может быть, в иных условиях еще постояли бы, а сейчас инвесторы и строители торопились их разрушить, пока суд да дело, чтобы не потерять эти жирные куски московской земли, о которых было так смачно сказано с трибуны Государственной Думы Владимиром Владимировичем Путиным.

Михаил Соколов: А вы думаете, все-таки назначение нового мэра, предположим, появится какой-то человек, оно гарантирует от того, что ваша партия снов не окажется к нему в оппозиции?

Николай Левичев: Ну, конечно, не гарантирует. Но мне бы все-таки хотелось, чтобы процедура утверждения внесенного президентом кандидата проходила в новом составе Московской городской Думы.

Михаил Соколов: Ну, это не успеть. Они сказали, что через неделю уже кандидатов, то самое отделение "Единой России", выдвинут, предложат своему федеральному руководству.

Николай Левичев: К сожалению, тогда, смотрите, в случае, если Мосгордума ответит пионерским "всегда готовы" на предложение президента, мы будем иметь не просто избранную, мягко говоря, некорректным образом Московскую городскую Думу, но еще и Московскую городскую Думу, которая демонстрирует политическое лицемерие. Неделю назад они присягали на верностьЛужкову, сейчас, если столь же единодушно они поддержат любую внесенную президентом кандидатура, ну, я как москвич не хотел бы жить в ситуации, когда Москвой управляет законодательный орган, состоящий в основном из лицемеров.

Михаил Соколов: Наши слушатели нам говорят, что хотели бы увидеть еще и уголовные дела, но это, наверное, дело дальнейшего, возможно, будущего и зависит, безусловно, от поведения Юрия Лужкова.

Николай Левичев: Мне кажется, что неслучайно по времени совпали эти события вокруг снятия Лужкова и инициатива президента, внесенная в Госдуму, о создании единого Следственного комитета. Я думаю, что такому мощному следственному органу будет по плечу борьба с коррупцией в высших эшелонах власти.

Михаил Соколов: Я, кстати, замечу, что господин Рябинин, вице-мэр, который находился под следствием, сегодня подал в отставку.

Николай Левичев: Видите, как много "случайных" совпадений.

Михаил Соколов: Да… Я благодарю нашего гостя!

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG