Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экологические последствия российско-китайской газовой сделки



Ирина Лагунина: Россия и Китай подписали пакет соглашений по транспортировке российского газа в Китай. Предполагается, что газопровод "Алтай" пройдет через уникальную природную территорию – природный парк "Зона покоя Укок", который входит в участок всемирного природного наследия "Золотые горы Алтая". Экологи считают, что проект нанесет непоправимый ущерб объекту всемирного наследия, и требуют перенести газопровод. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Российско-китайские договоренности по поводу транспортировки российского газа в Китай были подписаны в ходе официального визита в эту страну российского президента Дмитрия Медведева. Председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер и президент Китайской национальной нефтегазовой корпорации Цзянь Цземинь подписали Расширенные условия поставок газа из России в Китай. Этот документ, как говорят эксперты, носит юридически обязывающий характер. Подписание экспортного контракта ожидается в середине 2011 года. Начало поставок запланировано на конец 2015-го. Согласно достигнутым договоренностям, срок действия контракта составит 30 лет, объемы поставок – 30 миллиардов кубометров в год. Пока сторонам, правда, не удалось договориться о цене, по которой Китай будет получать российский газ. Экологов беспокоит, что газопровод из России в Китай пройдет по территории природного парка "Зона покоя "Укок", который входит в участок Всемирного природного наследия "Золотые горы Алтая". Говорит руководитель проекта Гринпис по особо охраняемым природным территориям Михаил Крейндлин.

Михаил Крейндлин: Это совершенно уникальная территория, которая включает в себя самые разные природных зоны от горных до полупустыни, там огромное количество редких видов, включая снежного барса, горного барана. Действительно совершенно уникальная территория, которая абсолютно справедливо включена в список Всемирного наследия. Естественно, что столь масштабное вмешательство, строительство газопровода в середине этой территории приведет к очень серьезным разрушениям природных комплексов на ней. Это не только мы отмечали как минимум на двух сессиях, если не больше, комитета Всемирного наследия, этот вопрос рассматривался. Последний раз это было в 2009 году, когда комитет Всемирного наследия в очередной раз отметил абсолютную недопустимость строительства этого газопровода и потребовал от России четких обязательств. Вместо того, чтобы представить эти обязательства, Российская Федерация заключает с Китаем очередные соглашения по строительству этого газопровода.

Любовь Чижова: Если я не ошибаюсь, четыре года этот маршрут согласовывался. Почему так долго это продолжалось, и почему именно этот вариант был выбран, как вы считаете?

Михаил Крейндлин: Первое соглашение о транспортировке газа было в 2006 году. После этого проблемы, которые были, те и остались. Главная проблема – это цена на газ, которая не решена до сих пор. Соответственно, какие-то соглашения рамочные подписаны, но пока еще ничего не решено.

Любовь Чижова: Я знаю, что экологи предлагают свой альтернативный вариант прохождения газопровода "Алтай".

Михаил Крейндлин: Мы предлагаем даже несколько альтернативных маршрутов. Основная цель, чтобы они обошли плато Укок. Самый простой вариант – это пустить газопровод вдоль тракта, чтобы он шел через территорию Монголии и дальше повернул на Китай. Он получается и короче, и гораздо более дешевым. Чтобы пройти через плато Укок, надо поднять на перевал на высоту два с половиной километра. Очень сложные природные условия – это не мы говорим, это сам Газпром заявляет.

Любовь Чижова: Что-то известно о сроках начала строительства этого газопровода? И вообще как-то могут экологи повлиять на ситуацию?

Михаил Крейндлин: Говорят, что в конце 2011 года. В это я не очень верю, хотя у нас все может быть. Потому что пока нет, насколько я знаю, даже проекта. Пока были только обоснования инвестиций, а еще должно быть технико-экономическое обоснование, которое должно пройти процедуру общественных слушаний, как минимум пройти экологическую экспертизу. Но это формально, понятно, все делается у нас. Понятно, что если бы экспертиза была объективная, то этот проект никогда бы не прошел. Но скорее всего пройдет. Поэтому у нас надежда на международное сообщество, как обычно. Потому что если этот проект будет продвинут, то вероятность того, что Алтай будет переведен в список Всемирное наследие под угрозой, он очень высок, даже более высок, чем ситуация с Байкальским ЦБК, потому что там все-таки это точечный объект, а здесь фактически вся территория, включенная в список Всемирного природного наследия.

Любовь Чижова: Вы говорите, что есть надежда на международное сообщество. ЮНЕСКО уже несколько раз обращала внимание на то, что там нельзя вести газопровод, тем не менее, его там вести собираются. На ЮНЕСКО есть какая-то надежда в этой ситуации?

Михаил Крейндлин: Я надеюсь, что да. Если будет мощная международная кампания, равная кампании против трубы по берегу Байкала, то сложно будет с этим бороться. Есть статья 6, которая говорит, что никакое государство не имеет права осуществлять какие-либо действия, которые могут причинить вред объекту Всемирного наследия на территории другой страны. То есть для Китая более жесткие требования в отношении конвенции, чем для России.

Любовь Чижова: Говорил Михаил Крейндлин из проекта по особо охраняемым природным территориям Гринпис в России. Получить комментарии в компании "Газпром" мне не удалось. На сайте Газпрома говорится, что российский природный газ будет поступать в КНР из Единой системы газоснабжения России по двум маршрутам – западному, из районов традиционной российской газодобычи в Западной Сибири, и восточному – с месторождений Якутии и острова Сахалин. Для реализации поставок на первом этапе из западной Сибири предусматривается создание новой трубопроводной транспортной системы "Алтай" в уже существующем транспортном коридоре до Новосибирска с последующим продолжением через горы до западного участка российско-китайской границы. Там он вольется в китайский трубопровод "Запад-Восток", по которому газ дойдет до Шанхая. При строительстве газопровода предполагается использовать трубу диаметром 1420 мм, современные и мощные компрессорные станции. Протяженность магистрали составит более 2600 км. Также на сайте Газпрома сообщается, что проект "Алтай" пройдет не только все обязательные в таком случае общественные слушания и экологические экспертизы, но и независимую экологическую экспертизу. Подготовка проекта и его реализация будут проходить максимального прозрачно с привлечением научной и экологической общественности и средств массовой информации.
Кроме того, Газпром говорит и о социальной значимости реализации проекта "Алтай": строительство газопровода позволит обеспечить газом населенные пункты вдоль его трассы, создать новые рабочие места, за счет соответствующих налоговых отчислений существенно пополнить региональный и местные бюджеты. Соглашение о сотрудничестве между ОАО "Газпром" и Администрацией Республики Алтай предусматривает финансовое участие "Газпрома" в реализации социальных проектов на территории региона. В частности, предусмотрены газоснабжение сел региона, реконструкция дорог и мостов, взлетно-посадочной полосы Горно-Алтайского аэропорта. "Газпром" будет готовить в вузах местные кадры для дальнейшей работы по обслуживанию газопровода. Кроме того, компания намерена осуществить финансирование и других социальных проектов – напомню, это информация с сайта компании "Газпром". О том, как относятся к строительству газопровода и другим планам Газпрома жители Алтая, рассказывает корреспондент РС в Барнауле Олег Купчинский…

Олег Купчинский: Достроит ли "Газпром" саркофаг для "ледяной принцессы"? Этот вопрос занимает многих жителей Алтая. Мумию этой знатной скифской девушки в 90-е годы нашли археологи в слое вечной мерзлоты на высокогорном плато Укок. С тех пор она хранится в Новосибирске, а алтайцы считают ее священной и требуют возвращения. Профинансировать строительство нового музея в Горно-Алтайске и саркофага для знаменитого артефакта обещал газовый концерн.
Однако куда больше, чем судьбой археологической находки, жители региона обеспокоены вновь озвученными планами строительства газопровода "Алтай" для поставок "голубого топлива" в Китай. Его строительство должно начаться в 2011 году. Транзитная труба пересечет 50-километровый участок границы с Китаем на высокогорном перевале Канас и плато Укок, где хранятся ценнейшие памятники археологии и культуры. Именно здесь расположен природный парк "Зона покоя Укок", включенный в список Всемирного природного наследия ЮНЕСКО. Плато Укок - одно из последних мест обитания снежного барса. Кроме того, это культовое место алтайского народа. Многие общественники и экологи считают, что в результате строительства газопровода хрупкая экологическая система будет подорвана, а многие памятники культуры – уничтожены. Говорит Алексей Грибков, руководитель экологической организации "Геблеровское общество".

Алексей Грибков: Об этом все знают, и в Газпроме знают, не раз мы это обсуждали, говорили, доносили тревоги свои до правительства Российской Федерации, в том числе до президента, до Газпрома. Собственно само ЮНЕСКО, под патронажем, покровительством которой находятся все объекты Всемирного культурного наследия, однозначно высказалась, что строительство газопровода причин прямой ущерб этой территории. И в случае, если газопровод начнет строиться, этот объект "Золотые горы Алтая", объект Всемирного природного наследия будет переведен в номинацию Всемирное природное наследие под угрозой. Из этого вытекает напрямую нарушение Россией заключенных ею соглашений на международном уровне, это значит, что Россия автоматически становится нарушителем международного права.

Олег Купчинский: Противники проекта говорят и о рисках, связанных с эксплуатацией газопровода – нагретая труба может растопить вечную мерзлоту, и тогда не исключены аварии и техногенные катастрофы. При этом их возмущают подтасовки фактов, когда местному населению обещают, что вместе с газопроводом "Алтай" голубое топливо подойдет к каждой чабанской стоянке. Ведь это будет транзитный газопровод высокого давления, из которого отвод или забор газа невозможен. Местное же население, в свою очередь, боится того, что под предлогом строительства газопровода республику Алтай присоединят к соседнему Алтайскому краю. Ведь большая часть газопровода уже построена и проходит по территории этого региона. Но еще больше люди опасаются возможной экспансии соседнего Китая. Их тревоги разделяет и эколог Алексей Грибков.

Алексей Грибков: Для Китая по большому счету газопровод – это предлог для того, чтобы создать инфраструктуру. В данном случае пока трубопровод, а в дальнейшем это будет дорога. Пример Дальнего Востока никаких дополнительных пояснений не требует. Следом, если появится дорога, пойдет и лес, и все остальное, биологические ресурсы. Честно говоря, я бы не хотел, чтобы у нас появилось прямое транспортное сообщение с Китаем.

Олег Купчинский: Многие общественные организации двух регионов намерены вновь ставить вопрос о пересмотре маршрута строительства. Они призывают обратить внимание на территорию Монголии. Это удлинит маршрут, но сделает и строительство, и эксплуатацию газопровода более безопасными и не нанесет ущерба природе и культуре. Общественники готовят соответствующие обращения в адрес правительств России и Китая.

Любовь Чижова: Подписание экспортного контракта между Россией и Китаем ожидается в середине 2011 года. Пока странам не удалось договорить о главном – о цене российского газа для Китая. Возможно, переговоры затянутся, и поэтому экспертам пока трудно оценить экономическую выгоду, которую получает Россия в случае окончательного подписания документа. Кроме того, протесты российских экологов, которые просят перенести газопровод Алтай, вполне могут быть услышаны властями: несколько лет назад благодаря активным выступлениям защитников природы Восточный нефтепровод был перенесен на сотни километров от озера Байкал. Об этом напоминает старший аналитик инвестиционно-финансовой компании Метрополь Александр Назаров

Александр Назаров: Насчет того, как экологи могут влиять на проект, я думаю, что вы помните, когда по экологическим соображениям перенесли маршрут трубы значительно от берега Байкала. Таким образом пример реального воздействия есть. Другое дело, по поводу важности. Вообще по поводу важности с точки зрения экологии говорить сложно. С точки зрения экологии, насколько я понимаю, важно вообще ем меньше строить – тем лучше.

Любовь Чижова: С точки зрения экономики скажите о важности.

Александр Назаров: С точки зрения экономики пока комментировать не готов. Дело в том, что ценовая часть договора еще не заключена, не подписана, то есть пока неизвестно на самом деле, сколько Газпром, в частности, и Россия вообще от этого заработает. Поэтому я бы сказал, что когда говорятся о цене, тогда можно говорить о каком-то ТО. Цена, которую предлагает Россия, не устраивает Китай, цена, которую предлагает Китай, не устраивает Россию. Стороны пытаются подвинуть друг друга.

Любовь Чижова: Представители экологических организаций напоминают, что в случае строительства газопровода "Алтай" на территории объекта всемирного наследия Россия нарушит Конвенцию об охране всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО .

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG