Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Имеет ли смысл бороться с незаконными увольнениями (Челябинск)


Можно ли добиться соблюдения закона, если вас уволили? Четкий ответ на этот вопрос получили челябинские железнодорожники, уволенные по сокращению штатов.

Александр Валиев: В Челябинской области даже если люди, пострадавшие от действий работодателей, смогли добиться правды в суде, это еще ни о чем не говорит. В этом убедились несколько сотрудников Федеральной пассажирской компании. Проработав по нескольку десятков лет на железной дороге проводниками, ревизорами, инструкторами, они стали не нужны предприятию, и их сократили. Рассказывает Василий Канашкин.

Василий Канашкин: Мне 52 года. На железной дороге я проработал 19 лет. Начинал работу проводником пассажирских вагонов, инструктором производственного обучения. Остальные годы проработал контролером-ревизором пассажирских поездов в организации "Южно-Уральской региональной дирекции". 30 марта меня уволили по сокращению штата. Я с этим решением был не согласен, т. к. уволили незаконно. Вакантной должности в новой организации "Федеральной пассажирской компании" мне не предлагали. Сказали, что в новой организации мест нет, предприятие прекращает свою хозяйственную деятельность и сокращение численности штатов предприятия. Для вас работы нет и не будет.

Александр Валиев: Суд вынес решение в пользу истцов 17 сентября в пятницу, а 20 го они вышли на работу. Но там их никто не ждал.

Василий Канашкин: В отдел кадров предоставили исполнительный лис. И в течение всего дня просидели мы на металлической скамейке, ожидая приказа о восстановлении на работу. Уже в 5 часов нам выдали приказ, где мы расписались, что мы восстановлены. Мы зашли к руководителю предприятия филиала новой организации "Федеральной пассажирской компании" Каширскому Федору Никифоровичу, который издал приказ, конкретно назначив нам рабочее место – это между 9-м и 12-м кабинетом. В холле поставить стол, поставить четыре табуретки – охранять цветы. Это наше рабочее место, согласно приказу.

Александр Валиев: Итак, расположившись на металлических сидениях в коридоре, они охраняют цветы на подоконнике. Другой работы для них не нашлось. Однако Виктор Ефременко уверен - такой шаг руководства предупреждение всем остальным.

Виктор Ефременко: Каширский так сказал, что другое рабочее место, как вам написали в исполнительном листе, я предоставить не могу. Мы на вынужденном простое. А это в назидание другим работникам. Мы не побоялись, осмелились выступить против руководителя. Обратились в суд. Суд нас восстановил. Признал сокращение наше незаконным и восстановил. Но для того, чтобы у других не было желания спорить с руководством и пытаться судиться, вот мы сидим как изгои. На нас люди смотрят, кто-то хихикает, кто-то злорадствует, кто-то подходит и сочувствует. В основном, тема такая – показать, унизить нас перед другими коллегами, что будет с каждым, если попытается добиться правды.

Александр Валиев: Им не разрешается ходить по зданию, покидать зону между двумя кабинетами, где стоят их сидения, можно лишь в обеденный перерыв. Спустя несколько дней сокращенных и восстановленных по одному стали приглашать в отдел кадров, где с каждым состоялся серьезный разговор.

Василий Канашкин: По очереди нас вызвали в кабинет, в котором находился независимый профком Карташов Егор Борисович, начальник отдела кадров Кузнецова, юрист Малова и второй работник отдела кадров Чупуштанова. В присутствии всех Малова, юрист, мне показала листочек, то есть заготовленный бланк, правда, не подписанный еще никем, и номера приказа нет, мировое соглашение, чтобы каждый подписал это соглашение, и убирались из этой организации. Значит, нам выплатят 3-месячное пособие, и чтобы духу нашего не было. Я от этого дела отказался. Заявил им всем, что я пришел работать, а не деньги собирать. По истечении, допустим, трех месяцев деньги иссякнуть, а дальше – куда? Мне 52 года. Ходил я по организациям, пробовал устроиться. Никому мы не нужны в этом возрасте.

Александр Валиев: Трое из пяти человек не выдержали, решили уйти с предприятия, убедившись, что решение суда вряд ли будет исполнено так, как они рассчитывали. Виктор Ефременко и Василий Канашкин решили бороться до конца. На это юрист компании им заявила, что приложит все усилия, чтобы ни на одном из железнодорожных предприятий они себе работу не нашли. Представитель независимого профсоюза, присутствовавший при этом, скромно молчал.

Еще одной иллюстрацией бессилия судебных инстанций в защите трудовых прав является история с бывшими сотрудниками Кыштымского автотранспортного предприятия. После его закрытия без работы остались около 150 человек с пятимесячным долгом по зарплате и без выходного пособия. По мнению людей, судебные приставы просто не хотят ничего предпринимать. Недавно, во время визита губернатора Михаила Юревича в Кыштым, уволенные транспортники улучили момент и обратились к нему с жалобой.

- Пять месяцев нам не дают зарплату и ни рубля пособия. Нас вышвырнули на улицу, отдали нам трудовые книжки – и до свидания! Как мы должны жить?!

Александр Валиев: Во время кризиса количество обращений в различные инстанции по нарушению трудового законодательства увеличилось в несколько раз. По последним данным, около 5000 жителей Челябинска и области рискуют остаться без работы в ближайшее время. Почти 180 предприятий города заявили о предстоящих увольнениях в августе-декабре этого года по причине сложной экономической ситуации.
XS
SM
MD
LG