Ссылки для упрощенного доступа


Александр Генис: Феномен ''чайников'' показывает, какой живой ощущается история в Америке. И понятно – почему. В стране, где никогда не менялась Конституция – самая старая в мире – прошлое перетекает в настоящее так плавно, что и швов не видать. Особенно – на том батальном поле, которое посетил наш корреспондент Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Американцы чтут свою историю и относятся к ней очень бережно. Гражданская война, самая кровопролитная в истории страны, пользуется особым вниманием. В Америке по сей день не утихают споры о ее причинах и последствиях. Формально южные штаты имели право на выход из состава Союза – Конституция не запрещала им это. И лишь в ходе войны, особенно после того, как президент Линкольн издал в сентябре 1962 году прокламацию об освобождении рабов, конфликт Севера и Юга стал войной против рабства. Изучают войну и любители военной истории. Они регулярно собираются вместе, одеваются в костюмы времен Гражданской войны и устраивают публичные шоу на местах былых сражений. Одно из таких мероприятий имело место недавно в городе Саратога-Спрингс в штате Нью-Йорк. Рано утром в субботу энтузиасты военной истории разбили лагерь в городском парке. Здесь можно было видеть и артиллеристов, стреляющих из настоящих пушек того времени, и гарцующих верхом кавалеристов, и женщин-санитарок, и военный оркестр, и девочек, варивших для солдат кашу на походной кухне. Работал призывной пункт. Участники шоу объясняли желающим устройство ружей и пистолетов середины XIX века.

Я решил поговорить с человеком, одетым в форму армии Конфедерации. Выглядел он очень живописно, даже пышные усы у него были закручены по тогдашней моде. Для начала я спросил у него, кто все эти люди.

Участник шоу: Просто местные жители, которые любят историю Гражданской войны. От нее осталось много материалов, которые мы продолжаем изучать. Я лично участвую в этом мероприятии еще и для того, чтобы воспользоваться своим правом на свободу слова, правом не соглашаться. Как видите, на мне военная форма армии Конфедерации, которая противостояла федеральным силам.

Владимир Абаринов: А где вы взяли вашу форму?

Участник шоу: Сохранилось много фотографий отличного качества, на которых эта форма видна во всех подробностях. В эти места во время военных действий приехали многие знаменитые фотографы.

Владимир Абаринов: Фронтовые фотографы – это отдельная глава в истории Гражданской войны. Мэттью Брейди и Роберт Смит работали по обе стороны фронта. Они и их коллеги впервые наглядно показали американцам весь ужас братоубийственной войны. Наряду с фоторепортажами о Крымской войне эти снимки побудили мировое сообщество искать пути для гуманизации вооруженных конфликтов. Эти поиски привели сначала к созданию Международного Красного Креста, а затем к заключению Гаагских конвенций о законах и обычаях войны.

Какие значительные события происходили в Саратоге и ее окрестностях во время Гражданской войны?

Участник шоу: Конкретно мы чествуем 77-й нью-йоркский добровольческий пехотный полк, сформированный как раз здесь, в Саратоге. Он получил почетное наименование ''Бимис-Хайтс'', и это название отсылает нас к другой странице американской истории – к битве при Саратоге. Человек, которого я тут изображаю, - выходец из Ирландии, поступивший на военную службу во время Мексиканской войны. Его часть стояла в Ричмонде – столице Вирджинии, он женился на женщине из Ричмонда. Вдруг началась война. И он, чтобы не расставаться с семьей, вступил в армию конфедератов.

Владимир Абаринов: Человек, о котором вы говорите, - это реальное лицо или просто плод вашего воображения?

Участник шоу: Нет, тот, кого я изображаю, - реальное лицо. Как правило, те, кто участвует в таких мероприятиях, внимательно изучают историю, идут в архивы, находят документальные свидетельства реальных людей того времени, их дневники, стараются восстановить события в их первозданном виде, чтобы другие американцы могли понять, что происходило в то время.

Владимир Абаринов: В известном смысле Гражданская война все еще продолжается. Я имею в виду непрекращающиеся споры о флаге южан, о флаге Конфедерации, о причинах и об итогах войны. Какова ваша точка зрения?

Участник шоу: Ну, если говорить об американской истории, то это уже история. Символы и знаки той войны теперь принадлежат к области права, связанной с свободой слова. В этой стране каждый имеет право говорить о том, во что он верит. Если вы обернетесь, то увидите сразу три конфедератских знамени за нашими спинами. Но спор идет не об этих полковых знаменах, а о так называемом боевом флаге конфедератов – синий косой Андреевский крест на квадратном красном полотнище, и белые звезды на перекладинах креста по числу штатов, входивших в Конфедерацию. Этот символ использовался различными, я бы сказал, социально неприемлемыми организациями, такими как Ку-клукс-клан. Именно они исказили первоначальное значение флага, перевели его в другую смысловую плоскость, не имеющие ничего общего с Гражданской войной.

Владимир Абаринов: Гражданская война – пожалуй, самое ужасное событие в истории этой страны. Как Вы, человек, погрузившийся в то время, считаете, был ли у страны шанс избежать войны?

Участник шоу: Я считаю, что любой войны можно избежать. Но вы сейчас пользуетесь другой логикой, другими понятиями о чести и здравом смысле, чем те, что существовали тогда. Я много читал, проникался образом мыслей людей того времени, особенно солдат-конфедератов. Они считали войска Союза, вторгшиеся на их территорию, захватнической армией.

Владимир Абаринов: Среди участников шоу я заметил командующего вооруженными силами Конфедерации генерала Роберта Ли, но поговорить с ним не успел: на широкую поляну, где уже выстроились войска Союза, вышли президент Линкольн в высоком цилиндре и коренастый генерал Улисс Грант – командующий армией Союза, впоследствии 18-й президент США. Сначала они поговорили между собой, а потом стали отвечать на вопросы публики. Задал свой вопрос и я. Вероятно, для многих он прозвучал слишком наивно или прямолинейно – они засмеялись. Но президент Линкольн ответил мне всерьез.

Господин президент, была ли у страны хоть какая-то возможность избежать этой ужасной войны?

Президент Линкольн: Я испробовал все доступные мне средства, чтобы не допустить войны. Мы не были агрессором. К сожалению, нападающей стороной была Конфедерация. Передо мной стояла высокая задача - предотвратить распад Соединенных Штатов Америки, и в сложившейся ситуации у меня не было иного выбора, кроме ответного применения военной силы.

Владимир Абаринов:
А что плохого в сецессии? Они просто хотели выйти из состава Союза. Что тут неправильного?

Президент Линкольн: Наши отцы-основатели создали Соединенные Штаты Америки как союзное государство. Каждый президент, в том числе и я, вступая в должность, принимал на себя обязательство сохранить этот союз. Так что у меня не было выбора – я должен был сохранить союз, невзирая на желания Конфедерации.

Владимир Абаринов:
Одним из итогов Гражданской войны стал закон, запрещающий вооруженным силам США участвовать в каких бы то ни было операциях по восстановлению порядка внутри страны.
XS
SM
MD
LG