Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия – родина "заказухи"?


По мнению некоторых экспертов, настоящая журналистика в России умерла...

По мнению некоторых экспертов, настоящая журналистика в России умерла...

Россия вошла в число стран с максимальной "концентрацией" коррумпированных журналистов. К такому выводу пришли авторы доклада "Деньги за публикацию" Центра международной медиаподдержки из США. По мнению американских экспертов, Россия обогатила мировой журналистский сленг словом "заказуха". Выдержки из этого исследования опубликованы в газете "Новые Известия".

Авторы исследования, американский журналист Билл Ристоу и его коллеги, опросили более 400 представителей "четвертой власти" из 56 развивающихся стран и стран с растущей экономикой. По их данным, половина журналистов из этих государств признали, что в их редакциях взятки за публикацию материала – обычное дело. В том, что лично брал взятку, сознался каждый седьмой работник средств массовой информации. Газета "Новые известия", цитируя выдержки из доклада, пишет, что Россия обогатила мировой журналистский сленг словом "заказуха". "Статью заказывают подобно блюду в ресторане", – поясняют этот термин авторы исследования.

Помимо подкупа рядовых журналистов, политики и бизнесмены подкупают целые средства массовой информации. В докладе говорится, что подобная практика особенно распространена в России и на Украине, где редакции получают деньги "в обмен на определенное количество статей с упоминанием компании". Это влияет на редакционную политику в целом: "Под давлением со стороны рекламодателя редактор указывает журналисту, что писать или что не писать. Ведущие российские СМИ зарабатывают таким образом не менее 3 миллионов долларов в год".

Председатель Союза журналистов России Всеволод Богданов разделяет озабоченность авторов доклада и считает, что в России профессия журналиста становится все более размытой:

– "Если кто-то стал богатым, то почему я должен быть нищим?" Такое настроение, к сожалению, сейчас повсеместно распространено в редакциях. Главное, на мой взгляд, вот что: журналист должен сам для себя решить, кто он – журналист или пиарщик, технолог, который выполняет заказы. В этом вся проблема. Если мы посмотрим, как обстоит дело в немецком обществе, то увидим: там известна роль каждого в медийном пространстве. Человек, который занимается пиаром, технологиями, пропагандой – одна профессия, это бесплатные газеты и так далее. Но человек, который имеет звание журналиста, никогда в жизни не опозорит себя, не купится на то, чтобы сделать заказной материал. С этого момента он потеряет не только престиж, он имя журналистское потеряет, и никогда ни одна газета с хорошим именем не напечатает такого человека. За последние годы мы утратили профессиональный статус. Мы начали оправдывать себя тем, что человек спасает редакцию, спасает семью, у него низкая зарплата... Мол, подумаешь, взял деньги за то, что выполнил заказ какой-то фирмы. Это как некая заразная болезнь, ужасная и постыдная для российской журналистики.

Руководитель Фонда защиты гласности Алексей Симонов считает, что авторы доклада "Деньги за публикацию" близки к истине, но его не устраивает качество исследования этой темы:

– Меня смутили исходные данные этого опроса. Опрошено более 400 журналистов из 56 государств. Это значит, что в среднем из каждого государства – шесть-восемь журналистов. Это, мягко говоря, мало репрезентативная выборка для таких серьезных выводов, особенно в процентах. Это напоминает социологические опросы "Московского комсомольца": два с половиной студента – за такую партию, а восемь с четвертью студентов – за такую партию. Но смысл исследования мне понятен, и его выводы близки к моим представлениям о том, что происходит. В половине вузов нашей страны, где преподают журналистку, ее изучают одновременно с пиаром, буквально в одних и тех же аудиториях, на одном и том же факультете. Поэтому будущие журналисты не понимают, что за свои публикации нельзя брать деньги, иначе как с работодателя. Большинство из выпускников журфаков даже не задумываются об этической стороне своей профессии, им просто забыли об этом рассказать...

И Алексей Симонов, и Всеволод Богданов убеждены, что после распада Советского Союза, в начале 1990-х российская журналистика была чище, разнообразнее и гораздо смелее, чем в последнее десятилетие.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG