Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Жюри "Русского Букера" обнародовало короткий список финалистов литературной премии 2010 года. В него вошли произведения шести авторов. Лауреат премии "Русский Букер" определяется в девятнадцатый раз.

"Счастье возможно" Олега Зайончковского, "Путешествие Ханумана на Лолланд" Андрея Иванова, "Цветочный крест" Елены Колядиной, "Дом в котором…" Мариам Петросян, "Шалинский рейд" Германа Садулаева, "Клоцвог" Маргариты Хемлин. Один из авторов этих шести книг получит в декабре одну из самых престижных литературных премий – "Русского Букера 2010". Короткий список "выкристаллизовывался" гораздо мучительнее, чем длинный, и "не смог вместить всех достойных произведений", – сказал председатель жюри премии этого года, прозаик Руслан Киреев. Членам жюри – в которое на сей раз вошли критики Марина Абашева и Мария Ремизова, прозаик Валерий Попов, режиссер и сценарист Вадим Абдрашитов – было нелегко с самого начала. Им пришлось прочитать 95 произведений за полгода. Это задача нелегкая даже для людей читающих, признался Вадим Абдрашитов:

– Когда пространство очистилось от явно случайных, забредших непонятно каким образом персонажей – я имею в виду писателей и их творения, – стало проще. Я, честно говоря, не ожидал, что этот год окажется таким плодородным. Я – читающий человек, очень многие вещи были прочитаны с огромным интересом. А жизнь внутри жюри меня поразила единодушием: по сравнению, скажем, с жюри какого-нибудь фестиваля это практически какой-то санаторий.

Несмотря на то, что в последние годы особых конфликтов в жюри "Русского Букера" не было, в литературных кругах до сих пор помнят скандал 2005 года. Тогда жюри и его председатель Василий Аксенов разошлись во мнениях о победителе. Быть председателем жюри "Русского Букера" почетно, хотя это и нелегкая ноша – считает Александр Кабаков, который возглавлял жюри премии в 2006 году:

– Реально за полгода надо прочесть около 60 книг. Очень тяжело. И потом, для председателя жюри что нужно? Чтобы не переругались члены жюри, чтобы не было скандала. Я, во всяком случае, так считал. "Букер" – почтенная премия, это не "Национальный бестселлер", и скандалы этой премии совершенно не нужны. Я вообще считаю, что литературный скандал – это скандал в тексте; а просто скандал, когда люди ругаются словами – это не литературный, а коммунальный скандал. Все – взрослые люди, у каждого свой выработанный вкус. Мы никого не будем воспитывать, мы будем только голосовать. Без мотивации. Никто не будет объяснять, почему его голосование правильное, а другое неправильное. Голосуем – и все.

Определение победителя литературной премии – вещь субъективная. И неудивительно, что выбор финалистов удовлетворил не всех. Заместитель главного редактора журнала "Знамя" Наталья Иванова, назвала тех, кто, по ее мнению, должен был попасть в короткий список:

– Мне кажется, что в списке отсутствую разные, но, безусловно, интересные романы. Например, Андрей Аствацатуров, "Люди в голом" – как ни относиться к этой провокативной вещи, но в ней есть безусловная свежесть. И то, что она здесь не замечена, мне жаль. Как ни относиться к "Лада, или Радость" Тимура Кибирова, – а мне кажется, что это просто событие в литературной жизни. И то, что его не заметило жюри, мне не просто жаль, а даже как-то странно. Мне жаль, что сюда не вошел роман Антона Уткина "Крепость сомнения". Конечно, мне не хватает Виктора Пелевина; я вам скажу, что это какой-то букеровский заговор против Пелевина, уже не первый год. Вот сколько Пелевин написал романов – его в длинном списке читаешь, а в короткий он не проходит. Непонятно, почему в этом списке, скажем, нет Павла Крусанова и его романа "Мертвый язык". Моя шестерка, может быть, была бы совсем другая.

2 декабря станет известен автор лучшего романа года – лауреат премии "Русский Букер 2010". Тогда же объявит своего победителя и жюри "Студенческого Букера".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG