Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эколог Алексей Яблоков – о долгоиграющих последствиях аномальной жары и пожаров


Смертность в месяце, когда в Москве стоял густой смог, в разы возросла

Смертность в месяце, когда в Москве стоял густой смог, в разы возросла

В августе нынешнего года в России умерло на четверть больше людей, чем в августе 2009-го, сообщает Росстат. Смертность в последнем летнем месяце была рекордной – 192 тысячи человек. Для сравнения: в прошлом августе умерли 151 тысяча человек. Между тем, до августа смертность в России была на уровне прошлогодней. Наибольший рост смертности отмечен в пострадавших от пожаров Центральном и Приволжском федеральных округах.

Людей убивал, прежде всего смог, пояснил "Новым известиям" директор НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды Юрий Рахманин. Содержавшиеся в дыму микрочастицы проникали в кровь, принося с собой вредные химические вещества, жара в свою очередь ускоряла обменные процессы в организме и вынуждала сердце работать с перегрузкой. Нынешней осенью многие будут чаще обычно болеть простудой, прогнозирует Юрий Рахманин: для организма минувшее лето было стрессовым и привело к снижению иммунитета. Ученый рекомендует москвичам жить за городом как можно дольше, до первых холодов.

Комментирует данные Росстата в интервью Радио Свобода эколог, руководитель фракции "Зеленая Россия" партии "Яблоко" Алексей Яблоков:

– Это очень интересные цифры, они совпадают с расчетами, которые я делал в августе по отдельным показателям. Я думаю, что цифра смертности большая – дополнительное число смертей было вызвано аномальной жарой и задымлением городов. Это цена, в данном случае, экологического неблагополучия, которое связано с разрушением государственного управления лесами. Это прямое следствие Лесного кодекса, принятого в 2006 году.

– Что можно сказать о соотношении 40 тысяч погибших по стране к 9 тысячам погибших в Москве?

– Я не считал отдельно по Москве, поэтому затрудняюсь сказать. Мы знаем из сообщений департамента здравоохранения, что в смертность в Москве в конце июля-в начале августа увеличилась вдвое – при нормальных условиях в Москве погибает по разным причинам около 350 человек в день, а в периоды интенсивного задымления погибало более 700 человек в день. Морги были переполнены, плановые операции были приостановлены, делались только срочные. Это показывает абсолютную неготовность нашей системы здравоохранения к встрече с подобными чрезвычайными ситуациями.

– А что могли предпринять власти, чтобы минимизировать этот чудовищный масштаб катастрофы?

– О том, что надо было предпринимать, к сожалению, было заявлено не нашими властями и не нашими медиками. Европейское отделение Всемирной организации здравоохранения в Брюсселе, которое было страшно обеспокоено тем, что происходит в России и тем, что не предпринимаются нужные меры, прислало специальное заявление. В нем содержались простые рекомендации для людей, как надо себя вести в сложившейся ситуации – ограничивать физическую активность, меньше бывать на воздухе и так далее. Вот такие простые рекомендации пришли к нам из Брюсселя. А что надо было делать властям? Конечно, оснастить все операционные кондиционерами, не говоря уже о том, что надо было, чтобы эти кондиционеры были в палатах. Нужны были, конечно, кислородные подушки, маски. Всего этого не было – не было даже самых обычных сердечных лекарств, они все были сметены, в аптеках ничего не было.

– Согласны ли вы с тем, что осенью следует ждать увеличения числа заболеваемости, о чем предупреждают медики?

– Не просто согласен – я об этом твержу давным-давно на основании печального опыта 1989 года в Хабаровске и в Комсомольске-на-Амуре. Там были огромные очаги задымления, такого же уровня и интенсивности, как в Центральной России минувшим летом, и подобные последствия тогда проследили: заболеваемость и смертность росла на протяжении двух лет, и только через четыре года показатели вернулась к тому состоянию, которое было до задымления. Это научный факт – просто статистика. Поэтому можно совершенно определенно сказать, что последствия задымления центральноевропейской части будут сказываться, может быть, не
четыре года, как на Дальнем Востоке (там задымление продолжалось около четырех месяцев), но, по крайней мере, два года.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG