Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперты - об утечке красного шлама в Венгрии


Экологическая катастрофа в Венгрии одна из самых крупных за последние несколько десятков лет

Экологическая катастрофа в Венгрии одна из самых крупных за последние несколько десятков лет

Ядовитые отходы производства глиноземного завода в венгерском городе Айка достигли вод Дуная. Что дальше?

4 октября при невыясненных пока обстоятельствах прорвало резервуар с красным шламом – побочным продуктом получения глинозема, который используется при выплавке алюминия. Около миллиона кубометров содержащего тяжелые металлы и щелочь вещества затопили несколько деревень в окрестностях завода. Погибли, по крайней мере, четыре человека. От ожогов, вызванных соприкосновением красного шлама с кожей, пострадали около 120 человек. На западе Венгрии объявлено чрезвычайное положение. Проведена эвакуация, в местные водоемы заливают гипс, который помогает нейтрализовать ядовитые отходы. Об экологическом бедствии в Венгрии в интервью Радио Свобода рассказывает руководитель токсической программы экологической организации "Гринпис-Россия" Алексей Киселев:

– Для Венгрии, я думаю, это действительно экологическая катастрофа, последствия которой будут ощущаться достаточно долго. Эвакуация была проведена быстро, но смогут ли венгерские власти справиться с последствиями? В этом пока нет уверенности.

– Известно, что ядовитые вещества уже попали в Дунай…

– Дунай – вторая по величине река Европы после Волги, достаточно полноводная и быстрая. По моим данным, водородный показатель в районе Дуная, который последние два дня держался на отметке 13, уже снижается до 10-ти. То есть концентрация ядовитых веществ снижается. То есть разбавление идет достаточно быстро. Хотя я не сторонник очистки путем разбавления.

– Чего следует опасаться людям, которые живут в районе этой катастрофы?

– Некоторые мои коллеги, которые наблюдали за похожими накопителями в Австралии, говорят, что нужно смотреть за тремя вещами: во-первых, красные шламы содержат большое количество фтора, превышение которого в организме приводит к весьма нехорошим последствиям, в том числе для зубов. Во-вторых, необходимо вести тщательный контроль за содержанием тяжелых металлов. И, в-третьих, доказано, что красный шлам содержит в себе достаточно большое количество радиоактивных элементов. Поэтому необходимо вести мониторинг по трем этим направлением.

Вообще алюминиевое производство, включая производство глинозема, оказывает достаточно серьезное воздействие на окружающую среду. Именно поэтому, кстати, как бы смешно это сейчас ни звучало, сбор алюминиевых банок крайне важен – ведь мы с таким трудом, с такими угрозами и последствиями получаем этот материал, что просто преступно его так просто выбрасывать. Собственно говоря, теперь все увидели последствия.

– Для России эта проблема актуальна?

– Для России проблема шламонакопителей актуальнее в разы. Сейчас у нас примерно 8-10 миллиардов тонн разного рода опасных отходов находятся в шламонакопителях, которые представляют собой 30-ти, 40-летние гидротехнические сооружения. На ряд этих сооружений вообще исходная документация отсутствует, и что в половодье происходит с этими накопителями, остается только догадываться. Поэтому в России похожие аварии могут случаться с завидной регулярностью.

– Что дальше будет с этим шламом, который "вырвался на волю"?

– Как мы знаем из репортажей, в четверг, 7 октября начали использовать гипс, чтобы снизить щелочную активность того, что пролилось. По логике вещей, после заполнения этого шламонакопителя компания-владелец должна будет приступить к его рекультивации. То есть укрепить дамбу, придумать, как нейтрализовать накопленные отходы, сделать крышу, закрыть накопитель, принять меры для того, чтобы туда никто не проникал и так далее, и так далее. Через какое-то время, условно говоря, через 50-70 лет, возможно, его активность резко снизится и с ним можно будет что-то сделать. Но пока этого не произошло, будет храниться в таком виде.

– Венгрия – страна небольшая, насколько значительный ущерб нанесло ей произошедшее? Это крупная катастрофа?

– Мои коллеги в Венгрии оценивают ее как самую крупную экологическую катастрофу в Европе за последние 20-30 лет. Есть миф: в Европе все настолько благостно, что никакие угрозы ей не страшны. Это заблуждение. В Европе и загрязнение водоемов случается, и периодически вскрываются случаи захоронения нелегальных токсичных отходов, как это было, например, в Швейцарии. Произошедшее в Венгрии показало, что надо пересматривать свое отношение к подобным вещам – похожий шламонакопитель может быть и в Чешской республике, и в Словакии, и так далее, – предупреждает Алексей Киселев.

О социальных и политических аспектах трагедии в Венгрии размышляет будапештский историк и политолог Золтан Биро:

– Такой катастрофы в Венгрии никогда не было, как, возможно, и во всей Европе. Примерно один миллион кубометров вредного материала отправил нам несколько деревень. В ближайшее месяцы или даже годы жить в этих краях скорее всего, будет невозможно.

– Как себя проявляют венгерские власти в этой ситуации?

– Любое правительство, сталкиваясь с такими проблемами, наверное, с трудом решает важные вопросы. Все это было до такой степени неожиданно... Было непонятно, как противостоять этой катастрофе. Никто в этой ситуации не решился критиковать действия властей. Другое дело, что сейчас уже начинают искать виновных, придавать случившемуся некую политическую окраску, что, на мой взгляд, просто некорректно. В эти дни, по-моему, самое важное как можно быстрее помочь людям, которые оказались беде.

– Уже есть какие-то более-менее определенные версии, почему произошло несчастье?

– В основном рассматриваются две версии. Первая: до катастрофы достаточно долго шли дожди и прибывающие воды, возможно, разрушили дамбы. Вторая: слишком много вредных материалов скопилось в дамбах к тому времени – и правительственные чиновники все больше склоняются именно к этой версии. Речь, безусловно, в данном случае, идет о вине конкретных людей, которые не уследили за состоянием дамб. Примерно за две недели до катастрофы соответствующие инстанции провели там очередную проверку и дали согласие на дальнейшую работу этого сооружения. Чисто бюрократически все как будто бы в порядке, но насколько тщательно или формально происходила проверка, мне не известно.

Этот и другие материалы из итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG