Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги ''Киношока''



Марина Тимашева: В Анапе завершился 19-й Открытый фестиваль кино стран СНГ и Балтии – ''Киношок''. Фильмы привезли практически все бывшие республики Советского Союза. В основном конкурсе отсутствовали только картины Латвии и Грузии. О событиях ''Киношока'' – в репортаже Павла Ходасевича.

Павел Ходасевич: Программа всех конкурсов была разнообразной и интересной, хотя начало ''Киношока'' огорошило и заставило тревожиться. На открытии фестиваля, в рамках программы ''В фокусе - Беларусь'' была показана на редкость невразумительная картина режиссера Андрея Кудиненко ''Масакра'', представляющая собой эклектичную смесь разных жанров: мистического триллера, любовной драмы, стёба, примитивного ужастика, и так далее. Но, судя по всему, это не смутило молодого самонадеянного режиссера, который уверенно провозгласил, что изобрел новый жанр под названием ''Бульба-хоррор''.
Понятно, что зрители с нетерпением ждали показа фильма Алексея Федорченко ''Овсянки'', который получил три приза на недавнем Венецианском фестивале. Ему априори прочили первенство и на ''Киношоке'', но жюри под руководством Павла Каплевича присудило ему только приз за лучшую режиссуру. Продюсер картины Игорь Мишин с явным удовольствием рассказывал о перипетиях создания фильма совместно с режиссером Алексеем Федорченко.

Игорь Мишин: Два с половиной года назад, в марте 2008 года, я попросил Лешу прислать какие-нибудь сценарии, над которыми он работает или мечтает снять. Я искал разные истории, не только его спрашивал, но и разных других режиссеров, авторов сценариев спрашивал. Начал ночью читать ''Овсянок'' и, не дочитав даже до середины сценария, уже понял, что мы будем снимать это кино. Еле дождался утра, позвонил Леше, сказал, что я не знаю в какие сроки, когда мы договоримся, с каким бюджетом, но мы точно будем снимать ''Овсянок''. История очень сильно потрясла меня. Потом возникла идея познакомить Лешу с Мишей Кричманом. Они проехали весь путь предстоящего путешествия своих героев на машине, выбирая объекты. Потом проехали этот путь еще раз уже с художником-постановщиком, с Андреем Панкратовым, которого Кричман порекомендовал, тоже из творческой группы, с которой они работали над проектом Звягинцева. В общем, выбирали эти объекты. Потом Леша достаточно быстро принял решение по кастингу. Мы очень быстро запустились - 33 съемочных дня, 15 декабря 2008 года был последний съемочный день. Снимали в четырех экспедициях: в Республике Коми, на Волге, на Оке, на Урале. То есть по крупицам собирался этот мерянский мир. В России это достаточно традиционная история - быстро запуститься, но долго делать. В Америке - наоборот. Да, мы долго делали, и к финальной версии фильма, которую вы видели и которая сейчас на фестивалях, мы шли года полтора. И мне кажется, что группа вся не просто работала над этой картиной, группа ее выстрадала.

Павел Ходасевич: ''Овсянки'' были приняты зрителями ''Киношока'' на ура. Хотя, на мой взгляд, книга замечательного молодого писателя Дениса Осокина, положенная в основу фильма, интереснее и тоньше сценария. Фильм, в отличие от книги Осокина, воспринимается умозрительно и душевного потрясения не вызывает. Хотя, безусловно, в нем много удач и, прежде всего, работа оператора Михаила Кричмана - лауреата Венецианского кинофестиваля.

Специальный приз жюри получил фильм казахского режиссера Жанны Исабаевой ''ОЙПЫРМАЙ, или дорогие мои дети...''. Трогательная и смешная история взаимоотношений матери со своими детьми. Картина, кстати, получила и приз журналистов, аккредитованных на фестивале. Не могу не отметить блестящую актрису Алихан Идришову, сыгравшую главную роль. Как выяснилось впоследствии, на пресс-конференции, это был дебют в кино 59-летней актрисы, и режиссер с гордостью говорила о том, что она, по сути дела, открыла эту замечательную актрису для широкой публики.

Фильм симпатичного человека и тонкого режиссера Актана Арыма Кубата ''Свет-аке'' был также награжден дважды: во-первых, традиционным ''Слоном'' кинокритиков, а, во-вторых, призом за лучшую мужскую роль, сыгранную самим режиссером. ''Свет-аке'' это чистая и очень человечная история о неунывающем электрике, всегда готовом подарить людям электрический свет и свет своей души.

Андрей Эшпай показал на фестивале новый фильм ''Элизиум'', снятый по его же сценарию, написанному в соавторстве с Эльгой Лындиной. На обсуждении картина вызвала резкую критику кинопрессы, порой вполне справедливую. Хотя, наверное, у этого непростого, перенасыщенного символами и текстом фильма найдутся свои приверженцы. Во-первых, потому, что очень хорош актерский ансамбль. Достаточно назвать таких актрис как Евгения Симонова, Роза Хайруллина, Зоя Кайдановская, а также молодых актеров Алексея Верткова и Алексея Колубкова. Кроме того, свое дело блистательно сделали художники Марфа Ломакина и оператор Сергей Юриздицкий. Последний получил приз жюри ''Киношока'' за лучшую операторскую работу.

Гран-при фестиваля был присужден фильму Шарунаса Бартаса ''Евразиец''. Наверное, сердца членов жюри тронула тягучая и мрачная история о похождениях некоего неприкаянного криминального субъекта, выбивающего денежные долги у подельников, и, в конце концов, гибнущего от руки своего, если так можно сказать, коллеги. Хотя, допускаю мысль, что жюри отдало предпочтение этому фильму, стремясь, прежде всего, оправдать название фестиваля.

Главной героиней в полном и фигуральном смысле слова холодного фильма эстонского режиссера Марко Раата ''Снежная королева'' стала 40-летняя несчастная, надломленная страшной болезнью бизнес-леди, которая, по совету некоего отшельника-лекаря, влюбляет в себя подростка и завлекает его в таинственный ледяной дом, надеясь тем самым излечиться от своего недуга. Странный и трагический фильм запомнился, прежде всего, ролью главной героини, блистательно сыгранной актрисой Хеленой Мерзин, дочерью знаменитого в прошлом эстонского артиста Леонхарда Мерзина. Прекрасная актриса стала лауреатом ''Киношока'', получив приз за лучшую женскую роль. Но говорили мы с Хеленой после показа не только о фильме. Осталось ли у эстонцев недоверие в россиянам, и как воспринимается в связи с этим российские искусство?

Хелена Мерзин: Я думаю, что хорошо относятся. Московские театры играют в Таллине, и много людей идут посмотреть эти спектакли. И эстонцы очень много ездят в Москву смотреть театры и фильмы. Я думаю, что это очень хорошо. Я думаю, что русские актеры - очень хорошие. Они вообще как-то по-другому играют, и мне это очень нравится. Жаль, что мало эти русские фильмы сейчас я смотрю, я думаю, что мне там многому учиться.

Павел Ходасевич: Теперь - о вашем фильме. Вы сказали совсем недавно, что это было счастье для вас играть в ''Снежной королеве''. Это так? Действительно?

Хелена Мерзин: Да. Когда я скрипт читала, я как-то сразу влюбилась в эту историю.

Павел Ходасевич: В программе ''Неформат'' были собраны, в основном, полнометражные документальные ленты, снятые в цифровом формате. Главный приз был присужден эстонцу Яаку Килми за картину ''Диско и атомная война'' с формулировкой ''за остроумный киноучебник по сопротивлению идиотизму власти в домашних условиях''. Сами авторы предствляют свой забавный фильм, как историю об информационной войне, в которой тоталитарный режим лицом к лицу сталкивается с героями поп- культуры и проигрывает.
Два диплома жюри в этом конкурсе получили российские картины - ''Клюквенный остров'' режиссера Елены Демидовой и '''Алле, гараж!'' Анджелы Абзаловой. Особенно хочется отметить последний фильм, в котором беспристрастно и без какой бы то ни было иронии прослеживается процесс постепенного превращения простого рабочего в самоуверенного и хамоватого профсоюзного деятеля, считающего себя истиной в последней инстанции.
Анимационно-игровая фантазия Ирины Евтеевой по мотивам ''Маленьких трагедий'' Александра Сергеевича Пушкина, казалась белой вороной на фоне остросоциальных документальных картин, представленных в конкурсе ''Неформат''. Но жанр, придуманный Евтеевой, настолько не похож ни на какой иной, что ее картины просто невозможно вместить в прокрустово ложе каких-то определений и формулировок. Наверное, поэтому жюри и не присудило ей никаких премий, хотя, на мой взгляд, ее новый фильм вполне можно было бы назвать маленьким шедевром. В этом фильме реальные персонажи, сыгранные блистательными актерами, среди которых Сергей Дрейден и Елизавета Боярская, вплетены в изумительную вязь анимационной живописи, трансформирующейся на экране, как в каком-то волшебном калейдоскопе. При этом автор едва прикасается к поэзии Пушкина, оставляя в каждой из трех взятых за основу фильма пушкинских трагедий, лишь отдельные реплики, вполне доверяя своему образованному зрителю и пробуждая его творческую фантазию. О своем уникальном жанре рассказывает Ирина Евтеева.

Ирина Евтеева: Сейчас всем понятно, как делаются компьютерные какие-то вещи, ну, вот я делаю, только в живую, в отличие от компьютера, где я не владею этим пространством.

Павел Ходасевич: Ваша, пожалуй, техника сложнее, чем компьютерная. Вам, наверное, ничего не стоило бы освоить и компьютерную графику, но вы просто не хотите?

Ирина Евтеева:
Я пыталась. Дело в том, что компьютерная графика... Такой есть парадокс, наверное. Вы прекрасно знаете, что такое спецэффекты в кино, и вы знаете среду, генерированную на компьютере. Прекрасные есть примеры - фильм ''Аватар''. Допустим, там все это сделано, это понятно, но вы верите в ту безусловную среду, в которой живут эти аватары, в этот придуманный мир, который сделан очень достойно. И спецэффекты, которые там существуют, они не спецэффекты, они просто та реальность, в которую вы верите. В отличие от анимации, где есть условность. Мне не нужна безусловная реальность, иначе я погублю себя. Мне нужна условность. Так же как и в балете, и в опере, и в других изобразительных искусствах, начиная с живописи и графики, мы прекрасно понимаем, что перед нами рисунок, перед нами некоторая условность, и в этой условности мы верим автору и соглашаемся, что такое может быть прочтение вещи. В отличие от ''суперреального кино'', как я его называю, хотя, собственно, принципы работы с пространством, наверное, подобные. Настало время и я собираюсь переходить в заготовках на цифру. Это не значит, что я буду генерировать в компьютере. Нет, я буду снимать на цифру актеров и иметь возможность, допустим, вырезать фон, там еще что-то делать, какие доработки, небольшие спецэффекты, которые потом могут уже пойти, как некая заготовка для ручной обработки дальнейшей. Потому что материал руками - для художника это совсем другое.

Павел Ходасевич: Самым дерзким, и поэтому оправдывающим название фестиваля - ''Киношок'' - обычно выглядит конкурс короткого метра. О том, что сейчас происходит в жанре короткого метра, рассказывает одна из отборщиков конкурса, молодой кинокритик Лидия Канашова-Осокина.

Лидия Канашова-Осокина: Что касается игрового кино, есть желание снимать динамичное, яркое, законченное по форме и берущее зрителя, запоминающееся, как такая вот яркая история. Что касается документального кино, то здесь намного интереснее ситуация. То есть, попытки найти какие-то новые формы, потому что уже найденные формы, например, теледокументалистики совершенно не устраивают. Неинтересно делать документальное кино, которое делали до тебя множество раз. Что касается видеоарта, то тут каждый художник работает в своей мифологии, тенденции выделить совершенно нельзя. Ты просто попадаешь в образный мир художника, и он отдельно существует. По крайней мере, мы стараемся брать и показывать такие работы, хотя они, безусловно, сложны для восприятия. И анимация, конечно, она тоже совершенно разная. Потом анимация, вот в таком как чисто жанр анимация, к нам попадает редко - мы стараемся брать работы в такой смешанной технике. То есть анимация, которая использует, предположим, хроникальные кадры, какие-то игровые вставки. То есть тоже должны быть видимы попытки найти некие новые формы, свое понимание языка.

Павел Ходасевич: И - последнее. В прошлом году на фестивале ''Киношок'' был учрежден новый конкурс совместных кинопроектов, участвуя в которых известные и молодые кинематографисты стран СНГ и Балтии претендуют на получение, хотя и не больших, но важных для начала работы над фильмом денежных средств. На прошлогоднем фестивале абсолютным лидером в этом конкурсе стал известный грузинский сценарист и режиссер Ираклий Квирикадзе. На этот раз он защищал свой новый проект под названием ''Параджанов'', и опять стал победителем

Ираклий Квирикадзе: Как-то однажды я сам себе сказал, что тема ''Параджанов'' это все равно, что подняться на Эверест в тапочках - ты ничем не вооружен, ты не знаешь альпинизма, ты никогда не поднимался на такие вершины. Если у тебя есть опыт, то он может как-то интуитивно тебе пригодиться. А, в общем-то, это подняться на Эверест. Это грандиозная фигура, не мне это вам говорить, это тот случай, когда какие бы слова ни были сказаны, все равно мы не дотянемся до этого совершенно грандиозного человека. ''Централ Партнершип'' мне предложил написать о Параджанове игровой сценарий. Потому что существует огромное количество документальных фильмов, а игровой - это первый случай. Когда меня позвали в ''Централ Партнершип'', я был удивлен и не скрыл своего удивления. Есть Армения, есть замечательные армянские авторы. Без всякого кокетства скажу, что мне так казалось, что это национальная гордость, хотя его жизнь распространяется на все Закавказье — он, как Саят-Нова, на всех языках пел. Так же и Параджанов. Это удивительно. Это мое наблюдение, что этот человек, при том, что у него было несметное количество сценариев (есть замечательная книга его сценариев, очень малым тиражом изданная), но так получилось, вот какая странность судьбы художника, он всем четырем народам сделал подарок. На Украине он сделал ''Тени забытых предков''. В Грузии он снял ''Легенду о Сурамской крепости ''. ''Саят-Нова'' - это как бы его любовь к Армении. И к Азербайджану, в самый что ни на есть драматический момент, когда шли войны, он, армянин, снял ''Ашик-кериб''. Хотя бы ради этого стоит сделать фильм об этом человеке.
XS
SM
MD
LG