Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лю Сяобо, верящий в Китай


Лауреат Нобелевской премии мира 2010 года Лю Сяобо

Лауреат Нобелевской премии мира 2010 года Лю Сяобо

Нобелевская премия мира 2010 года присуждена "за длительную ненасильственную борьбу за фундаментальные права человека в Китае" китайскому диссиденту Лю Сяобо, который отбывает 11-летний срок заключения. Лю Сяобо несколько раз выдвигался на Премию мира. О том, что сейчас происходит с этим человеком, рассказывает специалист по политике и общественным отношениям Китая Андрей Шароградский:

– Лю Сяобо – известный китайский диссидент. Он родился в провинции Цзилинь. Там закончил первый университет. Потом учился в Пекине. И как раз на время его учебы пришлись события 1989 года, в которых он принимал довольно активное участие. Однако, он не подвергался уголовному преследованию, хотя был в числе тех, кто был задержан в 1991 году без тюремного заключения. Потом он продолжал свою работу в качестве профессора, работал в нескольких западных университетах и начал заниматься активной правозащитной деятельностью. В середине 1990-х годов он опять был арестован и осужден – на этот раз на три года лишения свободы.

Лю Сяобо активно выступал за провозглашение так называемой "Хартии-08", которая прописывает 19 шагов по реформированию китайской политической системы для того, чтобы она соответствовала универсальной системе демократических ценностей. И в этом смысле очень важно подчеркнуть, что "Хартия-08" – документ, который не предлагает какую-то глобальную политическую альтернативу. В этом документе говорится, что Китай – единственная из крупных стран, которая погрязла в авторитарной политике, что сложившаяся политическая система продолжает нарушать права человека и создавать социальные кризисы. Те шаги по реформированию, которые предлагает "Хартия-08", включают внесение соответствующих поправок к конституции, обеспечение свободы слова и собраний, независимый суд, демократические выборы на всех уровнях...
В "Хартии-08" говорится о том, что Китай – единственная из крупных стран, которая погрязла в авторитарной политике, и в результате политическая система продолжает нарушать права человека и создавать социальные кризисы

"Хартию-08" два года назад подписали около 300 человек (сейчас – уже более восьми тысяч). Ее собирались опубликовать 10 декабря 2008 года, когда отмечалось 60-летие Декларации прав человека. Однако Лю Сяобо и некоторые другие подисанты этой хартии были задержаны за два дня до этого. Лю Сяобо оказался за решеткой. Потом его выпустили, а в июне 2009 года вновь арестовали. 25 декабря 2009 года он был приговорен к 11 годам лишения свободы с поражением в гражданских правах на два года. И в феврале 2010-го года высший суд в Пекине подтвердил приговор после того, как рассмотрел апелляцию адвоката Лю Сяобо.

– Китайцы ведут разговоры о соблюдении гражданских прав, о коррупции, о насилии со стороны представителей власти? Или это в китайском обществе для большинства – табу?

– Я бы не сказал, что это табу. Если говорить о классическом диссидентском движении в каком-то российском понимании, то оно не обладает очень сильным влиянием. Такие сферы жизни, как блогосфера, гораздо более влиятельны. Взять хотя бы проблему коррупции. Сейчас очень часто именно в китайской блогосфере можно найти фотографии чиновника с золотыми часами или в окружении женщин легкого поведения. Все это приводит к каким-то расследованиям, иногда к кадровым перестановкам. Если же говорить о Лю Сяобо, я не сомневаюсь, что он больше известен сейчас за рубежом, потому что "Хартия-08" и его выступления больше привлекают внимания в тех странах, где легче эти документы распространять и где они находят большее понимание. Я еще раз вернусь к термину "универсальные демократические ценности". Он отстаивает именно их.

– Сейчас многие эксперты говорят, что власти Китая, России и других государств все с большим трудом контролируют общественные движения в своих странах, потому что активно развиваются средства массовой информации, социальные сети, интернет. В Китае развитие технологий способно изменить ситуацию с правами человека, изменить отношения власти и общества?

– Я довольно долго внимательно наблюдаю за эволюцией китайского общества. Есть две вещи, которые, по крайней мере, дают повод для оптимизма. Это и то, как налаживаются отношения между Китаем и Тайванем, и существование Гонконга после того, как он перестал быть британской колонией. То, что демократия в Гонконге не была полностью мгновенно раздавлена после того, как Гонконг был передан Китаю, говорит о том, что китайские власти могут как-то смотреть в будущее, пытаться сохранить сложившуюся работающую систему. И, может быть, это встречное движение приведет к тому, что и Гонконг останется демократическим, и китайское общество демократизируется.

Лю Сяобо задает вектор этого движения к демократизации. Китайские власти пытались влиять на Нобелевский комитет с тем, чтобы Лю Сяобо эту премию не получил (об этом писала газета "Таймс"). Тем более значимым представляется решение Нобелевского комитета.

Решение Нобелевского комитета вызвало резко негативную реакцию китайских властей. Пекин угрожает разрывом дипломатических отношений с Норвегией. В то же время страны Запада сегодня потребовали освобождения Лю Сяобо. Говорит один из руководителей правозащитной организации Human Rights Watch в Вашингтоне Минки Ворден:
Награждая Лю Сяобо, Нобелевский комитет дал понять, что внешний мир не равнодушен к чаяниям китайских реформаторов

– Мне кажется, что Нобелевскому комитету было совсем не трудно принять решение о награждении Лю Сяобо. Во-первых, у него была возможность создать прецедент, наградив китайского правозащитника, чего он раньше никогда не делал, хотя таких возможностей было предостаточно. Во-вторых, в Осло прекрасно понимали, что Лю – не одиночка, что он отражает взгляды миллионов соотечественников, мечтающих о разумных политических реформах, – например, о свободе слова, свободе собраний, независимом судопроизводстве, то есть, тех идеалах, которые гордо провозглашает сам Нобелевский комитет. Таким образом, награждая Лю Сяобо, Нобелевский комитет дал понять, что внешний мир не равнодушен к чаяниям китайских реформаторов.

Кампания давления со стороны КНР на Нобелевский комитет и правительство Норвегии началась еще несколько месяцев тому назад. Но эффект, сдается, был обратный желаемому: точно так же, как Пекин фактически гарантировал выдвижение Лю Сяобо на Нобелевскую премию, чрезвычайно сурово осудив всемирно известного активиста за малый проступок, так, я полагаю, и нажимом на присуждающие инстанции он лишь укрепил их в решимости наградить номинанта. Никто не хотел быть заподозренным в том, что прогибается под прессингом.

Уверена, что это решение не только не отбросит назад борьбу за демократию в Китае, а, наоборот, придаст ей дополнительный импульс. Миллионы граждан КНР сейчас попытаются обойти сетевые фильтры в интернете и отыскать информацию о Лю Сяобо и о его "Хартии-2008". И китайскому правительству сейчас придется отвечать на настойчивые вопросы о том, почему оно так сурово обошлось с Лю. Это все явно не украшает имидж Китая в мире.

Правительство Китая не монолитно, в нем есть круги, настроенные реформистки, и те, что стоят за сохранение статус-кво. Последние, правда, сейчас наступают, и еще перед Олимпиадой упрятали за решетку многих видных диссидентов. Присуждение премии Лю Сяобо, я полагаю, должно сейчас укрепить позиции реформаторов, которые не хотят, чтобы престиж Китая страдал от неподобающего послужного списка в области прав человека.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG