Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Превзойдет ли воскресный единый день голосования прошлогодние аналоги по количеству нарушений? Об этом говорим с политологами Валерием Хомяковым и Андреем Бузиным (Москва), Николаем Сорокиным (Кострома) и адвокатом Вадимом Прохоровым


Владимир Кара-Мурза: Выборы в законодательные органы власти шести субъектов Российской Федерации, намеченные на 10 октября, пройдут в условиях острой конкурентной борьбы - об этом заявляют чиновники Центризбиркома. Глава ЦИК Владимир Чуров предложил депутатам всех уровней подумать над ужесточением ответственности участников выборов за недостоверное информирование избирателей. Министр внутренних дел Нургалиев рапортовал о готовности к обеспечению правопорядка и общественной безопасности при проведении единого дня голосования 10 октября. Отметим, что 10 октября в России пройдет семь с половиной тысяч выборных кампаний различного уровня, включая выборы глав двух с половиной тысяч муниципальных образований и законодательных собраний шести субъектов федерации. О том, превзойдет ли воскресный единый день голосования прошлогодние аналоги по количеству нарушений, мы сегодня говорим с политологом Валерием Хомяковым, генеральным директором Совета по национальной стратегии, Андреем Бузиным, председателем межрегионального объединения избирателей, политологом Николаем Сорокиным из Костромы и Вадимом Прохоровым, адвокатом, бывшим членом Центризбиркома от Союза правых сил с правом совещательного голоса. Каковы, по вашим данным, наиболее типичные формы злоупотреблений в период предвыборных кампаний?

Вадим Прохоров: Во-первых, хотел бы сказать, что нынешняя избирательная система, наперсточная избирательная система, которая сейчас по факту сложилась и которая усиленно поддерживается действующей властью, привела к тому, что значительный спектр политических сил остался просто за пределами избирательной кампании вообще. То есть целому ряду партий, причем и левого, и правого толка, отказано в регистрации – это общеизвестно. Многие, как, например, КПРФ, входят в список из семи зарегистрированных Минюстом партий, тем не менее, всячески им ставятся препоны при осуществлении любых избирательных действий. Конечно же, все ресурсы власти брошены на поддержку одной партии - это, разумеется, "Единая Россия". Вот собственно использование административного ресурса, говоря языком закона, это преимущество должностного и служебного положения, причем на всех уровнях, начиная от дворника ЖЭКа и заканчивая президентом страны, вот это и является основным, а сотрудники избиркомов опять же всех уровней содействуют сложившейся ситуации. Вот та картина, которая мне представляется.

Владимир Кара-Мурза: В чем специфика нынешнего единого дня голосования?

Валерий Хомяков: Мне кажется, этим выборам немножко не повезло. В самую активную часть избирательной кампании появился мощнейший информационный повод под названием "Юрий Михайлович Лужков и его отставка", и безусловно, это, конечно, затмило то, что у нас проходят выборы. Я просто смотрю федеральные каналы в силу некоторых обстоятельств постоянно, новостные передачи, и хоть бы где-нибудь сказали, что 10 октября будет единый день голосования. Я уж не говорю о фактуре, где, кого сняли, где, кто какие нарушения делает и так далее. Вот это, мне кажется, один из недостатков, и в том числе серьезные претензии к нашим государственным СМИ. То ли это делается специально, либо по недомыслию. Отсюда вывод номер один: явка, мне кажется, будет очень низкой, что, естественно, снижает легитимность этих выборов.
Второе, то, о чем говорил Вадим Прохоров – это, наверное, естественно, будет использоваться административный ресурс. Хотя, если вспомнить, сравнить, допустим, выборы годичной давности и весенние выборы, то весенние выборы, все эти признали, были чище. Я внутри надеюсь, что эти выборы будут чище, чем годичной давности, и чище, чем весенние выборы.
Мы, часть независимых экспертов, внепартийных, политологи, журналисты создали примерно год назад общественный совет под названием "Честные выборы". У нас достаточно много информации, я сейчас не буду ей делиться в силу того, что мы не хотим вмешиваться в избирательный процесс, но по окончанию избирательной кампании мы, безусловно, общественности доложим о своих выводах, что состоялось 10 октября. Здесь речь идет, конечно, идет не о результатах, а речь идет, насколько мы сделали шаг к тому, чтобы выборы как инструмент формирования власти хоть какое-нибудь минимальное уважение стал испытывать у наших российских граждан.

Владимир Кара-Мурза: Какие предвыборные скандалы уже зафиксированы в вашем городе?

Николай Сорокин: Если посмотреть на эту избирательную кампанию, то создается впечатление, что она вся сплошь состоит из скандалов, потому что ничего другого мы сейчас не видим. Избирательная кампания совершенно беспрецедентная. Во-первых, поражает количество той грязи, которая льется на оппозиционных кандидатов со стороны средств массовой информации. Областная телекомпания "Русь" практически каждый день весь свой вечерний эфир посвящает Андрею Озерову, руководителю регионального отделения партии "Справедливая Россия", его бизнесу, его банку. И в чем его только ни обвиняли, начиная от того, что в 2005 году он якобы продал некачественный триммер в своем магазине, и заканчивая тем, что якобы сотрудники его службы безопасности от кредитора, который не мог банку вернуть кредит, предлагали вырезать почку и эту почку продать. То есть такое количество бреда, которое мы видим, оно просто зашкаливает все разумные пределы.
Кроме того, эта кампания наполнена парадоксами. Например, в официозных средствах массовой информации активно льют грязь на Дмитрия Аникина, руководителя партии "Патриоты России" в Костромской области, при этом самое любопытное заключается в том, что "Патриоты России" вообще в выборах ни в областную, ни в городскую думу не участвуют, никто из них никуда не баллотируется, но тем не менее, почему-то их тоже постоянно подвергают информационной атаке.
Ну и наконец, самая главная отличительная черта этой избирательной кампании. Все мы знаем, что на выборах нечестные кандидаты нередко стараются скупить голоса алкоголиков и других маргинальных жителей. Такое бывало и раньше, но это всегда было спрятано и в очень небольших количествах. Сейчас в Костроме идет массовая скупка голосов. Агитаторы прямо ходят по квартирам и предлагают жителям двести рублей за то, чтобы они проголосовали за нужную партию. Потом им обещают после голосования еще триста рублей. Вот вы, уважаемые радиослушатели, можете зайти на сайт "Озеров.инфо" и там висит аудиозапись как раз такого инструктажа, где людям говорят, где и за сколько могут оплатить этот голос на выборах. В интернете висят аудиозаписи, в интернете висят видеозаписи. Но правоохранительные органы до сих пор эту противоправную деятельность почему-то не пресекают. Это, конечно, вызывает большое удивление. Ну, а о том, почему так происходит, я думаю, радиослушатели Радио Свобода сами могут догадаться. По крайней мере, когда идет агитатор от партии "Единая Россия" и расклеивает плакаты, то его милиция не задерживает, других агитаторов по странному стечению обстоятельств у нас задерживают постоянно.

Владимир Кара-Мурза: Ощущается ли использование административного ресурса партией власти в нынешней кампании?

Андрей Бузин: По данным ассоциации "Голос", она опубликует в ближайшее время доклад, это влияние ощущается очень сильно. И по уровню влияния я бы, пожалуй, эти выборы, в отличие от господина Хомякова, сравнил с выборами октября 2009 года. Действительно, в марте было некое затишье на едином дне голосования, а сейчас это ощущается очень сильно на всех этапах избирательной кампании. В первую очередь на этапе регистрации кандидатов. Я подчеркиваю - именно кандидатов, потому что у нас, собственно говоря, у нас после создания достаточно искусственной партийной системы и при оставшихся семи партиях практически всегда, во многих случаях на региональных выборах партии регистрируются все-таки, я имею в виду даже не парламентские партии. Лишь один случай был нерегиистрации из всех шести выборов, которые сейчас в региональные парламенты проходят – это нерегистрация "Правового дела" в Костроме.
Что касается отказов в регистрации самовыдвиженцам, тут наблюдается такая же точно картина, как это наблюдалось в 2009 году в октябре месяце. Например, Самара практически повторяет выборы в Московскую городскую думу, где совершенно по надуманным поводам, не правовым основаниям отказывают в регистрации кандидатам. Дальше идет соответственно этап агитации, тут и отмена регистрации многочисленная, причем по основаниям, которые никогда не применяются к кандидатам, которые выдвинуты администрацией. И я здесь, между прочим, в отличие от Вадима Прохорова буду употреблять не партия "Единая Россия", а именно слово "администрация", потому что партия "Единая Россия" - это вершина только айсберга.
Отмена регистрации и многочисленные формы использования административного ресурса. Я их сразу перечислю: это влияние милиции, поскольку участие милиции, органов внутренних дел, изъятие агитационных материалов, эта тема Вадиму Прохорову очень хорошо знакома по 2007 году, и участие должностных лиц в избирательной кампании, и неравномерный допуск к средствам массовой информации, так называемое информирование, под видом которого проходит агитация, и невозможность работы с наружной рекламой, то есть вывешивание наружной рекламы, потому что якобы все места заняты и несколько других способов, которые относятся к методам использования административного ресурса. Это проявляется сейчас повсеместно, примеров достаточно много.

Владимир Кара-Мурза: Анатолий Локоть, депутат Государственной думы, первый секретарь новосибирского обкома КПРФ, наблюдает неслыханное давление на оппозицию.

Анатолий Локоть: Колоссальное давление административного ресурса на оппозицию, прежде всего на КПРФ. На наших кандидатов оказывалось давление с целью, чтобы сделать все, чтобы они не регистрировались от КПРФ. В районе кандидат у нас был уволен с работы только за то, что выдвигался по спискам КПРФ. Можно приводить много других примеров, но давление оказывается просто колоссальное. Наши кандидаты подвергаются атакам, избиениям, на них нападают с целью отобрать у них агитационные материалы. Я уже потерял счет этим случаям. Многочисленные обращения в милицию ни к чему не приводят. Началось все в Советском районе, где в одном и том же округов двоих наших агитаторов избили с целью отнять агитационные материалы, затем произошло в Зальцовском районе, сейчас произошло только что в Кировском районе, на двух девушек напали. А позавчера уже напали и избили нашего кандидата от КПРФ. Уже началось не просто административное давление, начался прямой разбой.

Владимир Кара-Мурза: Какие методы дискриминации оппозиции показали себя наиболее эффективными в годы предыдущих кампаний?

Вадим Прохоров: Я остановлюсь на том, о чем говорили только что коллеги - по поводу отказов в регистрации. Очень характерно, что ровно год назад на московских выборах все практически кандидаты, которые выдвигались как самовыдвиженцы, потому что иной способ выдвижения закон не позволяет в данном случае, но, так или иначе, были связаны с движением "Солидарность", общероссийским демократическим движением "Солидарность", были сняты, им отказали в регистрации. Причем зачастую по взаимоисключающим обстоятельствам, за одно и то же иных кандидатов, иные списки партийные регистрировались. Я поясню, о чем идет речь. Подписные листы, там есть такой подстрочник – фамилия, имя, отчество, собственно, как заполнять эти подписные листы. Подстрочник ни одна партия нигде не указывала, в своих подписных листах всегда были непосредственно графы, подстрочник здесь не нужен, он вполне очевидно. Например, партийные списки "Яблока" и "Патриотов России" были зарегистрированы на основании таких подписных листов, и слава богу. Иные же кандидаты, в частности, выдвинутые в порядке от самовыдвижения, но относящиеся к движению "Солидарность", связывающие себя с этим объединением, они на разных этапах, но практически никто абсолютно из них не был зарегистрирован по мере того, как власти выясняли, кто из них связан с нашим движением. Дело в том, что изначально, видимо, это не было понятно, потом вычислили всех. У некоторых нашли 107% недостоверных, недействительных подписей, как, например, у Яшина. То ли 104, то ли 107%. У некоторых собственную подпись признали недостоверной, как, например, у господина Милова и так далее. То есть под любым предлогом сняли всех.
Теперь об изъятии агитационных материалов, то, о чем говорили. Здесь выдающийся специалист по избирательному праву и технологиям Андрей Бузин, он как раз упомянул об изъятии агитационных материалов. Конец 21007 года, у Союза правых сил, тогда еще существовавшего и не слившегося под Кремль, как это произошло позднее, было изъято, как это установлено судами, по нашим данным порядка 36 миллионов агитационных материалов, это милицией, иными правоохранительными органами, потом большая часть была возвращена, когда уже было не нужно. По данным, которые приводил ЦИК в Верховном суде, 22 миллиона, несколько меньше, но все равно, как вы понимаете, счет идет на миллионы.
Примерно то же самое, это мне известно, потому что я сам этим занимался, примерно то же самое идет на всех выборах, потому что руководство Центризбиркома, в отличие от предыдущего председателя, к сожалению, во многом отдал избирательную кампанию на откуп правоохранительным органам, которые под любым предлогом изымают на основании надуманных предлогов, в том числе и пожарной безопасности, как в некоторых случаях с помощью пожарных изымали, а потом уже все это дело возвращали после проведения надуманных экспертиз только после дня голосования. А оппозиционным партиям, которые, как известно, не имеют реального доступа ни к печатным средствам массовой информации, ни к электронным, для них агитационный материал по сути является единственным возможным средством вести агитацию. Поэтому я тоже не могу согласиться с тем, что идет окультуривание выборов. Можно говорить про какие-то отдельные частности, допустим, на весенних было чуть меньше, на осенних чуть больше, но в целом идет накат по всем фронтам. Поэтому здесь, к сожалению, ни о какой реальной избирательной кампании говорить не приходится.

Владимир Кара-Мурза: Ощущается ли, по-вашему, неуверенность партии власти в симпатиях избирателей, раз она пользуется недозволенными приемами?

Валерий Хомяков: Я думаю, здесь дело не совсем в неуверенности. И, кстати, я хочу оппонировать, я еще не сказал, что эти выборы будут чище, чем мартовские, просто сказал, что мартовские были чище, чем осенние прошлого года, которые были грязнее грязи. Вадим Прохоров говорил, что сняли из "Солидарности", я сам подписывался за Романа Доброхотова, который шел от "Солидарности", как независимый, естественно, но шел от "Солидарности". Мы собрали ему в Сокольниках довольно много подписей, "живые" были подписи, просто люди ставили, сам это все это видел, наблюдал, поскольку борьба была с Генпланом, были собрания, собиралось много людей, очень удобно собирать подписи. Эти подписи взяли и забраковали. Поэтому тут я просто подтверждаю, что действительно это одна из технологий, есть целевое указание не пустить "Солидарность". Год назад в Москве от "Солидарности" ни один не был, ровно как и от "Справедливой России", кстати сказать, по выборам в Мосгордуму.
Теперь по поводу партии власти. Я думаю, дело здесь не в неуверенности, дело в том, что опять-таки план по сдаче голосов в государство стараются выполнить, чем больше, тем лучше. Хотел бы все-таки напомнить историю с Юрием Михайловичем. Я думаю, что вопрос, связанный с утратой доверия президента начался именно с грязных московских выборов. И поэтому хотелось бы, чтобы руководители субъектов федерации это тоже понимали, что как бы не перестараться. Потому что Юрия Михайловича вызывали в Кремль год назад и сказали: Юрий Михайлович, честные и чистые выборы. Перед этим появилась статья "Россия, вперед!", где президент совершенно четко и ясно сказал, что нам нужна нормальная избирательная система, честная и прозрачная. Тем не менее, выборы были такие, какие были. Что делали партии, представленные в думе, тоже видели. Наверное, президент был не в восторге от исполнения его пожеланий. Поэтому хотелось бы, чтобы руководители субъекта федерации и чиновники всех уровней как раз осознавали, что они делают и что они творят и не получится ли, что к ним будут предложен тот же термин по недоверию спустя какое-то время.

Владимир Кара-Мурза: Сергей Митрохин, председатель партии "Яблоко", следит за развитием событий в Челябинске.

Сергей Митрохин: Кампания в Челябинске у нас довольно активно идет. И сейчас уже мы сталкиваемся с применением административного ресурса. Губернатор возглавляет список "Единой России" и выступает с такими заявлениями по средствам массовой информации, которые напрямую подпадают под запрет избирательного законодательства. В частности он обещает с экранов телевизоров каждому пенсионеру по 500 рублей, он говорит о том, что "Единая Россия" финансирует строительство дорог в Челябинской области и выделяет эта партия миллиарды рублей на различные цели дорожного строительства и социальной политики. Это является прямым мошенничеством, потому что деньги налогоплательщиков. "Единая Россия" в своей рекламе присваивает себе деньги налогоплательщиков. "Яблоко" в Челябинске уже подавало жалобу в избирательную комиссию - это, конечно, бесполезно. Оно будет судиться. Если "Единая Россия" победит на этих выборах, мы будем требовать отмены результатов этих выборов.

Владимир Кара-Мурза: Политолог Дмитрий Орешкин ожидает массированных фальсификаций.

Дмитрий Орешкин: Владимир Путин дал ясно понять, что от "Единой России" ждут результатов даже больших, чем весной. А уже весной результат был достигнут по максимуму на фоне массового применения административного ресурса. Понятно, что мы будем иметь массированные фальсификации, от этого никуда не денешься. Потому что реальный рейтинг "Единой России" падает, а на бумаге он должен расти. Что касается конкретных нарушений, то они вполне тривиальны: снимают с дистанции тех, кого боятся, и не позволяют сойти с дистанции тем, кто хочет. Например, в Краснодаре коммунисты решили бойкотировать это постыдное явление, им не позволяют снять свой список. В Костромской области сняли "Правое дело". В Татарстане очевидные фальсификации в связи с размещением в бюллетени последовательности партий. Так что на самом деле страсти кипят, просто, видимо, наверху принято такое решение, чтобы об этих выборах говорить поменьше до того, как они состоятся, а после того, как они состоятся, будут говорить побольше, но в победной стилистике.

Владимир Кара-Мурза: Какие политические силы составляют главную конкуренцию партии власти на выборах в вашем городе?

Николай Сорокин: Главную конкуренцию для партии власти сейчас очевидно абсолютно составляют "Справедливая Россия". В Костроме региональное отделение этой партии возглавляет очень крупный и богатый костромской предприниматель Андрей Озеров. К тому же он является депутатом областной думы и на своем одномандатном округе имеет очень большой рейтинг. Разумеется, сочетание всех этих качеств не могло не усилить региональное отделение партии "Справедливая Россия" и именно поэтому против них сейчас очень активно задействован административный ресурс.
Что касается коммунистов, то кампанию они ведут значительно более вяло, чем в прошлые годы. И даже Геннадий Андреевич Зюганов, который пару дней назад приезжал в Кострому, в своем выступлении перед костромичами ругал исключительно федеральные власти, Чубайса, приватизацию, Ельцина и некий неправильный курс. Какие-либо костромские фамилии местных единороссов Геннадий Андреевич предпочел лишний раз не называть. И вообще вся риторика коммунистов, она максимально безопасна для партии власти на конкретных костромских выборах.
Что касается ЛДПР, то у них кампания идет очень простая. Они вбивают избирателям одну простую мысль в голову о том, что они партия Жириновского, соответственно, все кандидаты поддерживаются Жириновским и стараются с ним проассоциироваться. Какой-либо содержательной нагрузки эта кампания не имеет. И всего у нас сейчас в Костромской области четыре партии – "Единая Россия", "Справедливая Россия", коммунисты и ЛДПР.

Владимир Кара-Мурза: Можно ли ожидать повышенного уровня активности в единый день голосования по сравнению с весенним днем?

Андрей Бузин: Так это тяжело говорить, поскольку очень разные регионы все-таки и тогда, и здесь были региональные выборы. Но я думаю, где реальная конкуренция осталась, там возможно ожидать такого, например, в Челябинске можно ожидать. А если говорить о Самаре, то в Самаре вряд ли, потому что избирательный бюллетень зачищен. Что касается уровня явки, не думаю, что он будет в среднем выше по этим шести регионам, чем по тем выборам, которые были в марте месяце. Другое дело в том, что за явку у нас головой отвечает администрация и поэтому, конечно, будет, по-видимому, больше всего в увеличении привлечение избирателей, голосующих вне помещения для голосования, то есть на дому. Потому что у нас отменено досрочное голосование сейчас, а технологии, связанные с открепительными удостоверениями пока не так разработаны, как в Украине в 2004 году.

Владимир Кара-Мурза: Илья Яшин, член политсовета движения "Солидарность", смотрит на происходящее с точки зрения внесистемной оппозиции.

Илья Яшин: Наши возможности участия в выборах весьма ограничены, хотя в ряде регионов у нас есть кандидаты и члены "Солидарности", и те люди, которые мы оказываем поддержку. Не самое массовое явление, потому что наше движение выдавлено в разряд так называемой несистемной оппозиции, которая сознательно властью отстраняется от этого процесса, который по большому счету носит имитационный характер в современной России.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Сергея Владимировича.

Слушатель: Здравствуйте. Сейчас на выборы ходить бесполезно, выборы сейчас – это профанация. Пока существует эта антинародная, бандитская, коррумпированная власть, на выборы ходить бесполезно.

Владимир Кара-Мурза: Велика ли апатия избирателей сегодня?

Вадим Прохоров: Апатия избирателей или, как по научному называется, абсентеизм - есть такой термин, даже специально изучается исследователями, конечно, велика по всем вышеозначенным причинам. Вот эти семь так называемых партий, допущенных к выборам, по большому счету не сильно отличаются от того, что было в Чехословакии при коммунистах. Мы же помним, что там было пять партий, а вовсе не только КПЧ. Всем понятно было, у кого реальная власть. Примерно та же ситуация, насколько я понимаю, была в ГДР или в Болгарии. Было несколько соцстран, где вполне себе с тоталитарными зачищенными режимами, где формально допускалась некая многопартийность. Вот сейчас то же самое практически. Конечно, не в той мере, надо признать, но тем не менее.
Избиратель это, конечно же, видит, и в общем-то апатия велика. Но я думаю, что определенные изменения возможны, и в конечном счете они неизбежны. Вот сейчас пошел какой-то политический процесс в России, связанный с московскими перестановками, может быть он будет продолжаться. Я думаю, что, например, сейчас если бы проводились московские выборы, я не верю, что будет распущена Мосгордума, но проведи их сейчас даже при том же самом избиракомы, при тех же самых проблемах, москвичи были бы весьма заинтересованы в участии в выборах. Все-таки хотелось бы верить, что и доверие к выборам будет восстановлено, а самое главное, что сами выборы перестанут быть имитационными, которыми они являются сейчас.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Брянска от радиослушателя Тимура.

Слушатель: Добрый вечер. Я считаю, главное в наше время не то, что "Единая Россия", а в том, что путем "против лома нет приема" и отмены порога выборов власть добилась одного, что люди просто не ходят на выборы, заранее понимания, что это все бесполезно.

Владимир Кара-Мурза: Падает ли, по-вашему, доверие российского населения к выборам?

Валерий Хомяков: Безусловно. И это уже процесс не этого года, это давний процесс. Это началось в конце, наверное, 99 года, в 2000 году, если говорить о выборах, пошло некоторое разочарование. Тогда еще была интрига, но уже было понятно, что интерес избирателей к тому, что надо идти на выборы или нет, в значительной степени стал исчезать. Наибольшая активность была 93, 95 год, 99 тоже была высокая активность, потому что была реальная конкурентность, и тогда неплохие результаты показал тот же СПС, "Яблоко", дума была действительно место для дискуссий. И "Отечество - Вся Россия", которая считалась лидером избирательной кампании, проиграла, "Единство". То есть был выбор, каждый избиратель в бюллетени мог найти свою партию.
Теперь, согласен с Вадимом, он вспомнил европейские страны, я скажу, что в Китае тоже много партий существует, пять или шесть, которые признают руководящую и направляющую роль компартии Китая. Поэтому здесь что-то наподобие. Нужно действительно вернуться к давно забытому старому в избирательном законодательстве, то, что было в 99 году, когда можно было участвовать политическим движением в выборах, создавать избирательные блоки, все это повышало интерес к избирательной кампании, формировались может быть не совсем понятные, а потом очень понятные избирательные объединения. Это все украшало выборы. А когда серая картина, чего туда ходить, что там делать. Избиратель думает: да пошли эти выборы куда подальше. Поэтому я тоже, как и Вадим Прохоров, в данном случае оптимист, я надеюсь, что вернется то старое время, когда выборы будут некая состязательность идей, а не борьба компроматов, скандалов, о чем Коля Сорокин говорил. Вот это, мне кажется, мы дождемся этого когда-нибудь. Поэтому остаюсь оптимистом, жду, что через два-три избирательных цикла мы увидим то, что выборы действительно стали выборами, а не сбором голосов в пользу партии власти.

Владимир Кара-Мурза: Политолог Станислав Белковский ощущает разочарование избирателей в партии власти.

Станислав Белковский: Нынешняя кампания по подготовке к местным выборам отличается тем, что впервые за долгие годы доминирует чувство разочарования в партии власти, то есть "Единой России", и начальный стартовый рейтинг "Единой России" низкий, как никогда. В силу этого "Единая Россия" консолидирует, мобилизует административный ресурс так широко и размашисто, так интенсивно, как никогда прежде, и это уже не скрывается. Предвыборная кампания окончательно перестала быть борьбой идей, стратегий, креативных решений, она превратилась в борьбу манипуляций и фальсификаций. И в этом смысле эта предвыборная кампания представляется мне в определенной степени переломной, потому что после нее системная оппозиция, коммунисты, эсеры, ЛДПР должны понять, что более старые условия сосуществования с "Единой Россией" не работают и не действуют, системной оппозиции придется становиться хоть отчасти оппозицией настоящей.

Владимир Кара-Мурза: Как завершились предыдущие выборы в ваш местный парламент в Костроме?

Николай Сорокин: В настоящее время в костромском парламенте, в костромской областной думе представлены "Единая Россия", "Справедливая Россия", ЛДПР и коммунисты. Ни "Яблока", ни бывшего СПС, ни "Патриотов России" в костромском парламенте нет. Была реальная возможность, что "Правое дело" могло пройти на этих выборах через барьер, но именно поэтому, на мой взгляд, именно Костромская область стала единственным регионом, где "Правое дело" с выборов сняли. В Кострому возглавлять список приезжал достаточно известный федеральный политик Борис Надеждин, он объединил в этом списке достаточно известных костромских людей, привлек ресурсы, в том числе федеральную поддержку, были собраны подписи, и областной избирком признал эти подписи недействительными и отказал "Правому делу" в регистрации. Насколько мы знаем, "Правое дело" не очень успешно выступает на региональных выборах, но в Костроме мог произойти неожиданный прецедент, он не произошел. Даже "Правое дело", которое в лучшем случае преодолело бы 7% барьер, для партии власти показалось страшным соперником.
И еще очень интересное явление заметил я на этих выборах в Костроме, которого раньше никогда не было. На прошлых выборах, когда какой-либо кандидат шел, выдвинутый от партии "Единая Россия", то он во всех агитматериалах, везде очень крупно размещал лейблы "Единой России", логотип с медведем и всячески делал на это упор, что он представляет эту партию. На этих выборах, в частности, в костромскую областную думу картина абсолютно иная. Почти половина кандидатов, выдвинутых от партии "Единая Россия" не размещают логотип "Единой России" на своих агитационных печатных материалах и всячески стараются об этом на встречах с избирателями не упоминать. Потому что избиратели в Костроме настроены достаточно агрессивно по отношению к партии власти, и проводить встречи с гражданами и при этом позиционировать себя как единоросса становится все сложнее. Именно поэтому значительная часть кандидатов, выдвинутых "Единой Россией", старается об этом факте не слишком упоминать. Говорят, что мы выдвинуты, допустим, от федерации профсоюзов, выдвинуты от какого-то предприятия, но только не от "Единой России". На мой взгляд, это очень показательно - это говорит о том, что отношение к партии власти меняется, и кандидаты этой партией выдвигаемые это очень хорошо чувствуют, именно поэтому так себя ведут.

Владимир Кара-Мурза: Насколько типична эта тенденция, когда кандидаты стыдятся принадлежности к партии власти?

Андрей Бузин: В последнее время она стала типичной. В некоторых регионах наблюдается такое явление, когда от этой партии выдвигается сразу несколько кандидатов, которые между собой конкурируют. А на этих выборах могу очень характерный случай привести, случай в городе Щелоково Московской области, когда кандидат от "Единой России" по суду первой инстанции был снят. Это конкуренция внутри этого клана. Правда, он был потом восстановлен Московским областным судом, но вот эта конкуренция сейчас наблюдается. Более того, можно просто некое обобщение сделать и сказать, что вся эта политическая конкуренция при такой искусственной партийной системе загоняется внутрь одной партии.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Краснодара от радиослушателя Олега.

Слушатель: Здравствуйте. Вы понимаете, пекутся за своих пацанов. Те же самые лица, те же люди правят, и те же люди проходят. Предложение такое: если в думе региональной сто человек, то сделать проходным барьер 1%, если тысяча человек, то 0,1%, чтобы от каждого объединения прошел хотя бы один человек на место. Вот это будет, мне кажется, справедливо. А то, что они все имеют, они очень боятся потерять. Те же лица, обратите внимание, той же ментальности держатся как могут. Это очень серьезно потасовка - это уголовщина.

Владимир Кара-Мурза: Как, по-вашему, можно ли ожидать после предстоящих выборов какого-то обновления региональных политических элит?

Вадим Прохоров: Да нет, к сожалению, обновление политических элит идет давно не на основании выборов, по крайней мере, с 2004 года, когда была введена назначаемость губернаторов, она идет за счет смены губернаторов. Можно смотреть, того сняли, этого назначили. В любом случае законодательные собрания в большинстве подконтрольны и становятся таковыми все более и более. Например, в нынешнем составе Мосгордумы, как известно, всего лишь три кандидата от левой оппозиции из 35, а в предыдущем составе, который сформировался на основании тоже может быть не вполне чистых, но худо-бедно прошедших выборов 2005 года, было все-таки их семь человек, четыре коммуниста и три по спискам "Яблока - Объединенные демократы". Это общая тенденция, происходит не обновление, а варятся в собственном котле.
Что касается предложения Олега из Краснодара о снижении проходного барьера, вообще этот вопрос давно вставал в такой единственной демократии в восточном мире - в Израиле. Формирование Кнессета там идет вокруг 1,2%, 1,5%, то есть по сути любой политик достаточно известный может сформировать партию и иметь шанс на прохождение. Но опять же это реальная демократия, там есть реальная конкуренция. У нас вполне можно не зарегистрировать кандидата на основании либо подписей, либо представленных якобы недостоверных документов или еще что-то. То есть когда свирепствует административный ресурс и можно не допускать, как я уже говорил, партию вообще к регистрации или кандидата на выборы, тут уже нивелируется эта проблема. Хотя о снижении процента проходного как минимум до 3%, конечно, надо думать.

Владимир Кара-Мурза: Можно ли ожидать сужения масштабов присутствия оппозиции в региональных органах власти?

Валерий Хомяков: Я думаю, безусловно, к сожалению. Наверное, все-таки, что тут говорить, не Америку мы открываем, действительно доминирует исполнительная власть и действительно обновление идет или ротация региональных элит исключительно за счет того, что заменился губернатор, не заменился губернатор. Сейчас в Москве поменялся мэр столицы, значит пойдет обновление наших московских властных элит, я надеюсь, очень быстро и мощно. По крайней мере, есть такие предположения. Поэтому, к сожалению, исполнительная власть задавила и судебную, и законодательную, представительную власть на уровне субъекта федерации. Это плохо на самом деле, ибо нет пригляда за исполнительной властью, законодательная власть ее не контролирует в силу своей очевидной слабости, немощности, подконтрольности со стороны исполнительной власти.
Общественность, ну что она, общественность? Да, выходили на митинги в Москве, выходят в других городах. Единственный может быть пример обновления - это Калининград, когда все-таки в том числе и под давлением общественности был заменен губернатор, Боос ушел оттуда, слава богу. Вот это единственный, пожалуй, позитив, когда под давлением общественности меняется исполнительная власть, ротация элит происходит. А когда люди сидят долго на одном месте, неважно, где - в Москве, в Рязани - это все заболачивается, загнивает и в итоге становится совершенно не властью, которая исполняет свои функции и осуществляет свою деятельность во благо своих жителей, а для набивания карманов. Поэтому тут, к сожалению, ничего хорошего мы пока не видим.

Владимир Кара-Мурза: Велика ли предвыборная была активность ваших земляков? Какой явки можно ожидать в воскресенье?

Николай Сорокин: Вы знаете, сейчас очень сложно делать какие-либо прогнозы. Потому что при естественном течении избирательной кампании социология может достаточно точно предсказывать результаты. Но когда мы видим, что готовятся массовые фальсификации, и когда мы видим, что идет скупка голосов, то в этой ситуации никакими социологическими методами предсказать результаты невозможно, потому что социология не может зафиксировать, сколько голосов скуплено, сколько водки роздано, сколько фальшивых бюллетеней заготовлено. И поэтому предсказывать результаты сейчас очень сложно. Я думаю, что в естественном состоянии явка должна быть значительно ниже 50%, но насколько ее смогут подтянуть выше такими методами, о которых я говорил, мы скоро увидим.
И еще я хочу добавить, что даже черный пиар на этих выборах отличается удивительным скудоумием. Вот, например, у меня сейчас в руках листовка, которую сегодня распространяют по городу против кандидата от коммунистов. Это обычная чернушная листовка без выходных данных, которую раскидывают по ящикам. Так вот кандидата-коммуниста Михаила Долматова обвиняют в том, что, я цитирую: "В состоянии алкогольного опьянения Михаил Долматов упал на тротуар, придавив хвост собаке. В ответ собака укусила гражданина Долматова в правое бедро, от чего он потерял сознание и вследствие чего уснул прямо на тротуаре. Жители улицы Сутырина вызвали патрульно-постовую службу, гражданин Долматов был доставлен в медвытрезвитель. Общество защиты прав животных подает на него в суд за жестокое обращение с животными". Подпись - пресс-служба Общества защиты животных. Разумеется, такой организации нет. Даже придумать какую-то чернуху нормальную люди и то могут. Потому что колоссальный административный ресурс, колоссальные деньги, которыми располагает партия власти в Костроме на этих выборах, по-моему, совершенно развращающе действуют даже на тех технологов, которые на эту партию работают. Но действительно, зачем стараться придумывать что-то интересное, если административный ресурс и деньги и так смогут принести результаты. Поэтому мы видим какие-то совершенно бредовые тексты про то, как кандидат пьяный упал на собаку и так далее. Разумеется, при нормальных выборах технологи, которые пишут такие тексты, они бы были уволены, и никто бы их никогда на работу не взял. Но на этих выборах в Костроме, к сожалению, главную роль играет не мастерство политтехнологов, а исключительно административный ресурс и деньги.

Владимир Кара-Мурза: Как, по-вашему, сохраняется ли какая-то интрига перед единым воскресным днем голосования?

Вадим Прохоров: Знаете, интрига из выборов ушла. И кстати, это во многом подается руководством избирательной системы нашей, как некая заслуга, стабильность, предсказуемость и так далее. Да, возможно, особенно на местных выборах, где бывают сюрпризы. Насколько мне помнится, несколько лет назад даже выборы представителей выборы на пост главы Барнаула, пришлось отменять, правда, Верховный суд их поправил, суд второй инстанции. То есть бывает, причем, чем ниже уровень выборов, тем больше возможностей, например, в нескольких районах Московской области проходят выборы. Я сомневаюсь, что можно ожидать больших сюрпризов, но тем не менее. Но в целом интрига ушла, потому что нет реальной конкуренции. Правильно сегодня сказал один из респондентов - это имитационная модель выборов, к сожалению.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG