Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Олег Митволь – о своем увольнении и отставке Лужкова


Олег Митволь удивлен происходящим в московском правительстве

Олег Митволь удивлен происходящим в московском правительстве

Префект северного округа Москвы Олег Митволь считает, что подписанный исполняющим обязанности мэра Владимиром Ресиным указ о его отставке противоречит законодательству, поскольку нельзя уволить больного человека – а Митволь всю неделю находится на больничном. Тем не менее, сейчас префектурой руководит один из его заместителей Фазиль Измайлов – брат бывшего совладельца Черкизовского рынка миллиардера Тельмана Исмаилова.

Об этом Олег Митволь рассуждает в интервью Радио Свобода:

– Я все-таки считаю, что в России действуют законы. Согласно законам я не уволен, и коллеги в мэрии это прекрасно понимают. Для меня принципиально важно сделать все как положено, по закону. Кабинет у меня освобожден, меня там ничего не держит, но я считаю, что все надо сделать по-человечески.

– Вы по-прежнему находитесь на больничном?

– Я на больничном, принимаю медикаменты, лечусь, сегодня на обследовании был, еще еду на обследование. Сочетаю приятное с полезным.

– И ждете назначения нового мэра?

– Я думаю, что если я выйду с больничного раньше, чем он будет назначен, у меня будет возможность встретиться с новым мэром или с новым префектом Северного округа. Я вас уверяю, мне есть о чем с ними поговорить.

– Сейчас уже прошло несколько дней после распоряжения господина Ресина. Вам понятны причины, почему ему потребовалось снять вас с должности таким образом?

– Какая-то странная история. Могли бы сделать по-человечески. В округе, в котором живет примерно 1200000 человек, сейчас даже нет исполняющего обязанности. То есть все документы, которые сегодня подписываются, не имеют юридической силы и могут повлечь за собой негативные юридические последствия. Я очень удивлен, что так происходит. Один из первых замов, который посильнее, сел в кресло руководителя и сидит в нем.

– Господин Измайлов занял ваш кабинет?

– Кабинет не занял, но совещания ведет, всем говорит, что он и есть новый префект.

– Старший брат Тельмана Исмаилова?

– Да. Хотя документов, как вы знаете, нет никаких до сих пор.

– Как вы полагаете, ваше противостояние с движением "Наши" сыграло роль в этой отставке?

– Надеюсь, будет возможность в этом разобраться. Потому что если это так, я, конечно, буду очень удивлен.

– Странно, что "Наши", которые до этого обличали Саакашвили, Подрабинека и английского посла, вдруг набросились на московского чиновника и начали такую дорогостоящую кампанию по его дискредитации. Трудно поверить, что это их инициатива без поддержки сверху. Как вы эту историю объясняете?

– Не знаю, как объяснить. Думаю, что это из-за этого детского садика. Но там действительно договор аренды кончился. Посмотрим, потому что если ваша версия верна, то мы, наверное, увидим ее продолжение. Наверное, надо меня физически уничтожать или развлекаться дальше.

– На днях, вы знаете, появились листовки с логотипом "Наших", вашим портретом и подписью "псих пархатый". Даже не все поверили, что это "Наши" сделали, совершенно выходит за все рамки. Вы сами уверены, что это они распространяют?

– Я ни в чем не уверен. Не уверен в том, что за три дня до этого один из председателей комитета Госдумы написал генеральному прокурору, что он где-то вычитал, что я сумасшедший. Или взяли изображение Бората, подклеили мою голову и расклеили по Москве. Кто это делал? Я не знаю. Или следили за мной. Представьте чиновника, на которого за шесть с половиной лет госслужбы есть только один компромат: что он нарушает правила дорожного движения, и то водитель сидит за рулем. Это как? Наверное, хорошая оценка.

– Может быть, сейчас вами недовольны потому, что вы поддержали Лужкова? Вы знаете, что число его сторонников сильно сократилось, а вы его демонстративно навестили на этой неделе.

– Я могу сказать только одно: мне по-человечески противно, что происходит. Я год и три месяца, что работал в правительстве Москвы, всегда был чужой для лужковской команды. На меня показывали пальцем, говорили, что я не свой. А Юрию Михайловичу говорили, какой он умный, красивый, что с ним до самого конца все будут. Вокруг него многие стали богатыми людьми, миллиардерами. И вот – указ. Удивительная история: все эти люди куда-то исчезли. Сказали: ой, мы не знали, какой он плохой человек. А с ним 20 лет рядом были. Буквально неделю назад просто лизали его, а теперь у них глаза открылись. Мне от Юрия Михайловича ничего не надо, мне просто противно, что люди такие. К сожалению, у нас в истории страны такое уже было лет сто назад.

– Что вы думаете о дискуссиях по поводу демонтажа церетелиевского памятника и переименования улиц, о закрытии передачи Андрея Караулова? Почему в такой спешке все делается?

– Когда я пришел в правительство Москвы, могу вам честно сказать, что не Юрий Михайлович меня нашел. И всегда все говорили, что Митволь чужой, неизвестно откуда, мы все московские, а он нехороший человек. И вдруг Юрий Михайлович отстранен от должности. На следующее утро понадобилось срочно искать врагов и показать, как "мы поборолись с коррупцией", как выгнали членов лужковской команды, поменяли местами памятники. Помните, у нас такое в истории было, мы на одних и тех же граблях топчемся. Мы уже памятники сносили, церкви сносили, а потом строили. Неприятно, что это происходит на глазах, и мы свидетели всему этому. Понимаешь, что это есть, но когда это видишь, расстраиваешься. И действительно это глубокая проблема, и проблема скорее на человеческом уровне.

– Вы знаете, что сейчас Юрий Лужков хочет создать общественное движение и заниматься политикой. Вы считаете, что у него есть шанс это сделать и готовы ли вы поддержать его?

– Я бы хотел сначала посмотреть, что будет происходить. Еще раз напоминаю, что я навестил его потому, что после 20 лет работы, когда он столько сделал для людей, все через 15 минут на него плюнули. И я был один из нескольких человек, которые к нему подъехали и руку пожали. Можно говорить что угодно про него, можно говорить про богатство Батуриной, но он 20 лет был у власти. Было не только плохое, было хорошее.

– Лужков сказал в интервью CNN, что его отставка связана с предвыборной кампанией, с тем, что опасаются, что он мог бы поддержать в 2012 году Путина. Вы тоже считаете, что дело в этом?

– Я считаю, что это не так. Я считаю, что к отставке привели те люди, которые сейчас там же, на Тверской 13, которые говорят журналистам "а мы с Лужковым ничего общего не имеем". И эти люди толкнули его на прямой конфликт с президентом. Я считаю, что это было абсолютно неправильно, по закону президент имеет право отстранять главу субъекта. Но началась жесткая конфронтация. Ему что-то в этот момент было трудно объяснить, потому что вокруг него ходили советчики, которые говорили: вот надо так делать, надо так делать. Завели в лобовую атаку, не имеющую никакого смысла, и вот его отстранили: вполне были логичные и законные действия президента, я считаю. И эти люди сегодня говорят журналистам: "а мы ничего с ним общего не имели". Нормальная история?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG