Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Пару недель назад эта тема еще относилась к разделу скандальных. Равно и месяц назад, и год, и два. Бушевали страсти, велись явные дискуссии и тайные переговоры. Курсировали самые невероятные слухи, и когда неведомые террористы захватили российский сухогруз Arctic Sea, утверждалось, будто на нем в Иран перевозились ракеты С-300, перехваченные "Моссадом", и премьер Нетаньяху, опережая слухи, зачем-то спешил в Москву.

Теперь все это в прошлом, включая обидные речи иранских руководителей, обращенные к тандему друзей в Кремле. Вроде той, что пару недель назад произнес министр обороны Ирана генерал Ахмад Вахиди, который все горевал о том, что Россия не умеет отстаивать свои государственные интересы. Иначе бы, мол, президент Медведев, подчиняясь решению совбеза ООН, не стал подписывать указ, который запрещает передачу Ирану зенитных ракетных систем С-300.

На минувшей неделе тональность этих разборок заметно снизилась. Разговор пошел о другом – о деньгах, а этот сюжет, тоже болезненный для обеих сторон, все-таки предполагает иной стиль ведения полемики. Тут разговор о цифрах, соответственно меняется и аргументация. Ведутся кропотливые подсчеты, изучаются международные законы, начинается неспешная торговля. Короче говоря, речь идет о том, сколько и когда Россия должна вернуть Ирану за невыполненный заказ. Тут имеются разные мнения.

Так, глава иранской парламентской комиссии по национальной безопасности Алаеддин Боруджерди уверен в том, что Россия дорого заплатит за свой отказ. Он грозит судом и полагает, что Москве придется не только вернуть аванс Тегерану, но и выплатить компенсацию. Эксперты, обсуждая сумму контракта (около 800 млн долларов), говорят о 10% "отката", принятого в подобных случаях, к чему будет прибавлен еще и аванс: 166,8 миллиона. То есть в итоге Россия должна вроде раскошелиться почти на миллиард долларов США.

С иранским коллегой солидарен председатель комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев, замечая при этом, что если бы Кремль отказался выполнять решение совбеза, то политические потери были бы крупнее финансовых. Однако с ними совершенно не согласен человек, прямо вовлеченный в эти споры. Глава госкорпорации "Ростехнологии" Сергей Чемезов на днях сообщил, что аванс Россия вернет, а больше иранцы не получат ни цента. Если верить Чемезову, в самом контракте есть строки, касающиеся форс-мажорных обстоятельств, при которых никаких компенсаций партнер получать не должен, а санкции ООН, безусловно, к таким обстоятельствам относятся.

Кто прав – неизвестно, поскольку документы такого рода как соглашение о поставках С-300 не предназначены для публикации в газетах. Однако не исключено, что обе стороны вообще не станут спешить ни с переводом денег, ни с судебным иском. Поскольку Иран, как бы ни бодрились сегодня его вожди, ничего адекватного ракетному комплексу С-300 ниоткуда получить не может. А для России, которая всего лишь приостановила отгрузку товара, весьма полезно использовать угрозу его поставки в дальнейших дискуссиях с Америкой.

Эта тема может всплыть в самых неожиданных обстоятельствах. В полемике о сроках вступления России в ВТО. В разборках вокруг Грузии и НАТО. В каком-нибудь новом шпионском скандале. Да мало ли какие еще сюжеты подбросит жизнь, и в любом из них поставки С-300 в Иран могут оказаться удобным средством давления.

Не исчерпан и главный сюжет в треугольнике Москва-Тегеран-Вашингтон. Обама по-прежнему мучительно ищет способ воздействия на Ахмадинежада. Ахмадинежад, обращаясь к Западу, по-прежнему ведет себя с той наглостью, с какой дворовая шпана разговаривает со взрослыми очкастыми интеллигентами. Россия по-прежнему не видит ничего дурного в том, чтобы в регионе случилась небольшая война, из которой победителями выйдут страны, чья экономика намертво связана с ценами на энергоносители. Игра в самом разгаре, и споры вокруг компенсаций за С-300, – лишь эпизод в этой многообещающей игре.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG