Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Формирование иракского правительства – личности превыше всего


Ирина Лагунина: 7 октября исполнилось ровно 7 месяцев с момента проведения в Ираке последних парламентских выборов. А правительство в стране по-прежнему так и не сформировано. В последние 10 дней начали вырисовываться какие-то контуры, по которым могут проходить переговоры. Шиитский блок определился, что их кандидатом на пост премьера может быть нынешний премьер-министр Нури аль-Малики. Он получил поддержку не только своей партии – Национального союза, но и антиамериканского клерика Муктады ас-Садра, вооруженные бригады которого войска правительства самого же Нури аль-Малики разбили два года назад. Теперь на очереди переговоры с курдами. Мы беседуем с иракским политическим аналитиком Камраном аль-Карадаги. Можно ли ожидать, что 7 марта 2011 года мы будем отмечать год отсутствия правительства в Ираке?

Камран аль-Карадаги: Нет, это, по-моему, будет слишком далеко. Но возможно, что до конца этого года еще не будет правительства – это не исключено. И даже сегодня один из курдских лидеров, который возглавляет делегацию курдской стороны на переговорах с другими партиями, выразил такое мнение.

Ирина Лагунина: В чем основа разногласий? Она пролегает в сфере религии, в сфере национальности или есть еще вдобавок к этому и политические разногласия, которые не позволяют в данный момент сформировать жизнеспособную коалицию?

Камран аль-Карадаги: Комбинация всех этих причин, плюс то, что есть, конечно, и личная сторона. То есть это борьба за власть, кто хочет стать премьер-министром. Этот элемент тоже существует. Но, конечно, главным образом самая главная причина, что остаются разногласия между шиитской стороной и суннитской. Потому что, несмотря на все, главные соперники – это с одной стороны шиитский союз, с другой стороны список аль-Иракия, который возглавляет шиит, то так принято в Ираке, что этот список представляет суннитов. Вот это самая главная причина.

Ирина Лагунина: Не далее как во вторник прошла информация о том, что сунниты объединились против нынешнего премьер-министра страны аль-Малики. Что это на самом деле означает? Это означает, что курдские лидеры выступили вместе с суннитскими против шиитского большинства или это лично против аль-Малики выступили различные суннитские политические партии?

Камран аль-Карадаги: Вопрос сложнее, чем это. Не сунниты против аль-Малики и не все шииты за аль-Малики. Даже в этом союзе двух шиитских списков есть одна сторона или может быть дальше больше, которые до сих пор категорически против того, чтобы аль-Малики стал премьер-министром. Также в рамках суннитской стороны есть некоторые группировки, которые не против аль-Малики и они готовы даже сотрудничать с ним и участвовать в правительстве, которое он будет формировать. Что касается курдов, они объявляли долгое время, что у них нет предпочтений, что они будут сотрудничать с той группировкой, которая больше других примет требования курдской стороны. Но в последнее время, особенно после того, как шиитский список выбрал своего кандидата в лице аль-Малики, курдская сторона настроена поддержать аль-Малики, особенно после того, как они объявили, что группа аль-Малики, сам аль-Малики принял почти все требования курдской стороны, которые они изложили в так называемом своем заявлении, состоявшем из 19 пунктов.

Ирина Лагунина: Господин Карадаги, а вы не могли бы немножко подробнее остановиться на этих 19 пунктах, что они включали?

Камран аль-Карадаги: Самое главное, что курдская сторона или правительство, которое будет создано, стороны, которые будут участвовать в этом правительстве, должны в самом деле участвовать в принятии решении правительства, а не только премьер-министр. И это должно быть основано на определенных условиях, чтобы это было написано, чтобы была хартия этого правительства. Кроме того, для курдов есть несколько пунктов, от которых курды не готовы отступить. Это вопрос проведения переписи населения и выполнение статьи 140 иракской конституции, касающейся провинции Киркук, нормализации ситуации в Киркуке, возвращение курдов и так далее. Это для курдов очень важно. Кроме того, пост президента. Курдская сторона тоже настаивает на этом посту, что это должен быть их кандидат – курдский кандидат. Это основные вопросы. Кроме того, конечно, есть другие пункты, касающиеся урегулирования работы правительства, что правительство должно быть по конституции, что кабинет министров имеет основные полномочия, а не лично премьер-министр. И также создание нового института, так называемый политический совет по стратегическим вопросам. И также после создания правительства в течение одного года нужно создать и сформировать высший федеративный совет, которого до сих пор не существует.

Ирина Лагунина: Напомню, мы беседуем с иракским политическим аналитиком Камраном аль-Карадаги. Господин Карадаги, возвращаясь к переписи населения, которую вы упомянули. Сейчас поступает информация, что перепись на этот раз перенесли на декабрь. Почему так сложно ее провести, в чем причины, если не говорить, конечно, о проблеме безопасности?

Камран аль-Карадаги: Во-первых, есть причина политическая. Потому что хотя перепись будет во всем Ираке, есть некоторые районы Ирака, особенно Киркук, как провинция, где до сих пор существуют огромные проблемы, касающиеся этой провинции. Киркук – это арабы, куркумане, курды. Арабы и куркумане считают, что после 2003 года очень много курдов незаконно переселились в Киркук – это одна проблема. И поэтому они считают, что перепись будет в пользу курдов, они не хотят сейчас переписи, сначала нужно урегулировать эти вопросы и только потом. Также в некоторых других районах есть такая проблема – это политическая сторона. Но решение министерства планирования отложить до декабря, они объяснили еще тем, что есть технические проблемы, что еще не готовы полностью проводить и поэтому еще нужно несколько месяцев. Но мне кажется, даже это решение министерства планирования может быть больше продиктовано политическими соображениями, поскольку правительство еще не создано, поэтому предпочитают ждать того, как правительство будет сформировано.

Ирина Лагунина: А это именно политическая проблема? Потому что когда мы особенно говорим о Киркуке, речь идет о нефти, то есть о распределении доходов, а не столько о политике.

Камран аль-Карадаги: Это, конечно, тоже скрытая причина, о которой никто не говорит. Но, наверное, это тоже подсознательно является причиной, что если перепись будет и большинство окажется все-таки в пользу курдской стороны и может в будущем правительство Киркука захочет присоединиться к курдскому федеративному региону, то будет сильная экономическая основа в виде нефти. Хотя курды считают, что это не главная причина, что они хотят провинцию Киркук. Потому что во всех других провинциях Курдистана обнаружено очень много и вообще во всем Ираке нефть не проблема, везде существует. Это тоже играет роль, конечно, вопрос о нефти.

Ирина Лагунина: А как сейчас распределяются доходы от нефти? Вот опять-таки недавно поступила информация о том, что эмиратские компании решили развивать и вкладывать капиталы в нефтяные месторождения в Ираке. Кстати, в свое время в Центральной Азии эмиратское присутствие подтолкнуло к довольно мощному развитию каспийского региона.

Камран аль-Карадаги: По конституции нефть и газ принадлежит всему иракскому народу, и что доходы будут распространены справедливо между провинциями. Но поскольку Курдистан имеет особый статус федеративный, то они имеют определенный процент от доходов нефти, 17,5% доходов нефти идет в бюджет Курдистана. По конституции две статьи, 111 и 112, которые касаются вопросов нефти и газа. И здесь есть разногласия между курдским регионом и центральным правительством. Центральное правительство говорит, что курдское правительство или администрация имеет право только обсудить контракты с иностранными компаниями, курдская сторона считает, что имеем право и подписать эти контракты, что Багдад должен утвердить их. До сих пор это разногласие не помешало курдам получить свою долю, которая является 17,5%. Что касается Ирака, центральной провинции, они объявляют контракты по конкуренции между иностранными нефтяными компаниями, по-моему, скоро должны объявить еще одну конкуренцию для новых районов в Ираке.

Ирина Лагунина: Допустим, что управлять правительством будет все-таки не аль-Малики, а господин Алауи, партия которого аль-Иракия все-таки набрала большинство, не абсолютное большинство, не позволяющее ему самолично сформировать правительство. Но, тем не менее, вдруг все-таки силы сформируются так, что он придет к исполнительной власти, политика Ирака как-то кардинально изменится или вот эта довольно громоздкая бюрократия и потребность постоянно согласовывать вопросы любые политические, экономические с коалицией, с различными интересами, они как болото сделают политику Ирака такой же медленной и неповоротливой, как она есть сейчас?

Камран аль-Карадаги: Да, конечно. Хотя трудно предполагать, что Алауи будет премьер-министром. В любом случае еще на этот срок парламента положение в Ираке остается такое, какое сейчас. То есть все должно быть решено по согласию между различными группировками в Ираке, потому что такова структура иракского общества, что ни одна группировка не может править Ираком без согласия с другими группировками. Поэтому, мне кажется, что так будет, пока не появятся лучшие условия для уменьшения этого напряжения между различными иракскими группировками, слоями иракского общества – религиозные, национальные, этнические и так далее. Это очень сложно и, к сожалению, так и будет на ближайшее будущее.
XS
SM
MD
LG