Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Защита прав потребителей услуг ЖКХ накануне начала отопительного сезона


Участники всероссийской акции протеста против повышения тарифов на услуги ЖКХ, прошедшей в Кинешме

Участники всероссийской акции протеста против повышения тарифов на услуги ЖКХ, прошедшей в Кинешме

Марьяна Торочешникова: Чрезвычайно жаркое лето, царившее на европейской части территории России, очевидно, в этом году уже не вернется, и синоптики заранее пугают нас очень холодной зимой. Осенний холод потихоньку пробирается в квартиры, но далеко еще не все могут похвастаться тем, что в доме включили отопление. А счета за него во многих регионах приходят круглый год. Где-то отопление номинально есть, но по факту батареи чуть теплые. За что же с людей собирают деньги и почему коммунальщики не приветствуют установку счетчиков на воду и отопление. Защита прав потребителей услуг ЖКХ накануне начала отопительного сезона – такова тема сегодняшней передачи.

Я представляю гостей в студии Радио Свобода – это сопредседатель Комитета защиты прав граждан Сергей Селиванкин и соруководитель Ассоциации территориальных общин и объединений Андрей Козельский.

Объясните мне, Андрей, за что все-таки люди платят? В так называемых жировках можно увидеть, что за воду и отопление отвечают как минимум пять строчек: горячее и холодное водоснабжение плюс водоотвод для горячего водоснабжения, для холодного водоснабжения, плюс отопление и содержание отопительной сети или водопроводной. С какой стати дважды платить за одно и то же, как многим представляется?

Андрей Козельский: Ну, во-первых, термин – предоставление услуг жилищно-коммунального хозяйства – мне не совсем нравится. Например, я предпочитал бы, чтобы люди понимали, что это система жизнеобеспечения, это важнее. Потому что услуга – это нечто такое, что может быть, а может не быть, а система жизнеобеспечения должна быть всегда. Тем более в нашей стране достаточно специфичный климат. За что же люди платят? Люди платят за то, чтобы система жизнеобеспечения как система массового обслуживания всегда существовала. Кстати, могу сказать, может быть, парадоксальную для наших слушателей вещь, но дело в том, что сейчас людей сподобляют на то, чтобы они не платили. Например, если вы там две месяца были на даче, то давайте сделаем перерасчет, и вы вроде бы платить не будете. А если задуматься, ведь люди были на даче, а в это время система жизнеобеспечения существовала, существует, и люди приехали, они открывают кран – и почему-то сразу есть вода.

Марьяна Торочешникова: Система существовала, но люди-то ничего не потребляли в это время.

Андрей Козельский: Тем не менее, система жизнеобеспечения должна быть! я говорю свое мнение, но оно, наверное, не одиноко.

Марьяна Торочешникова: И отсюда вытекает оплата за системы водоотвода и содержание сети?

Андрей Козельский: И это тоже. Например, то что распределена плата за тепло, в этом тоже есть доля истины.

Марьяна Торочешникова: То, что с людей собирают круглый год деньги за отопление.

Андрей Козельский: Да. На самом деле, все условно, и правда может быть одна, правда другая. Вот моя правда, в которую я верю, состоит в том, что эта система должна быть, и поэтому ее надо поддерживать. А когда вы спите, например, система жизнеобеспечения должна отключаться?

Марьяна Торочешникова: Вот я сейчас поинтересуюсь правдой Сергея Селиванкина. Сергей, вы согласны с Андреем?

Сергей Селиванкин: Я отчасти согласен с Андреем Георгиевичем, но я хочу сказать, что платить мы должны только за те услуги, которые действительно потребляем.

Марьяна Торочешникова: Я не за всю систему в целом.

Сергей Селиванкин: Безусловно. Но, к сожалению, практика показывает сегодня, что управляющие организации, которые как бы управляют нашими многоквартирными домами, зачастую формально подходят к этому вопросу, просто часто собирают деньги граждан и не передают эти деньги соответствующим поставщикам услуг. Вот это очень серьезный вопрос. Таким образом, поставщики не получают необходимых сумм, и фактически ресурсоснабжающие организации перестают передавать тепловую энергию… Кстати, это очень серьезный симптом перед текущим зимним сезоном. Я могу сказать, что, по данным Министерства регионального развития, сегодня котельные не готовы в Камчатском крае, Волгоградской, Иркутской, Магаданской областях.

Марьяна Торочешникова: То есть там, где уже холодно.

Сергей Селиванкин: Да. И вопрос встает прежде всего для жителей: как им быть, что делать? Когда есть структура, с которой жители заключили договоры управления, и эта структура не выполняет своих обязанностей перед потребителями.

Марьяна Торочешникова: Притом что они исправно платят деньги.

Сергей Селиванкин: Конечно. Вот это уже является серьезным вопросом, и здесь я бы порекомендовал: привлекайте внимание прокуратуры срочно к деятельности ваших управляющих организаций. Получили жировку, где указана сумма за услуги, которые вы якобы получили, тепловое отопление, а у вас нет горячей воды в кране, - деятельность такой компании должна проверяться.

Марьяна Торочешникова: Алла Марковна из Москвы дозвонилась до нас. Пожалуйста, говорите.

Слушатель: Добрый день! Вот у меня сразу возражение против предложения первого выступавшего насчет этого термина – "система жизнеобеспечения" и соответствующей оплаты. Ведь мы платим за реально потраченные нами воду и тепло. А позиция поддержания теплосистемы входит в строку "содержание и ремонт жилого фонда". То есть мы дважды тогда, по его логике, будем оплачивать то, что нам должна управляющая компания поддерживать, и тут услугу, которую мы не имеем. Вот на сегодняшний день в нашем доме еще нет тепла, ледяные батареи, и все эти дни войдут в жировку, и мы будем оплачивать то, чего у нас реально не было.

Марьяна Торочешникова: Андрей, возразите, пожалуйста, если можете.

Андрей Козельский: На самом деле, на скорую руку так возражать не надо. Есть даже такая наука, отрасль – система массового обслуживания, и там есть определенные правила.

Марьяна Торочешникова: Андрей, с вашей точки зрения, это справедливо, когда с человека берут деньги за что-либо, а он этого не получает? И не потому, что он уехал на дачу и провел перерасчет, а потому что этого просто не предоставила компания, которая обещала это делать?

Андрей Козельский: Разумеется! И это вообще называется вымогательством, когда с меня берут деньги, а я не получаю ничего взамен. И тут надо, наверное, еще одну тему затронуть – о содержании этой услуги, как ее посчитать. Ведь мы это тоже не знаем.

Марьяна Торочешникова: Кстати, это к разговору о счетчиках. Вот нам пришло сообщение: "В начале передачи ведущая сказала, что работники ЖКХ отрицательно относятся к установлению счетчиков, но это неправда". Я скажу, в свою очередь, что не отрицательно, а они не приветствуют их установку. Так вот, слушатель Борис пишет: "Потому что с 2011 года нам предложат платить на 50 процентов больше остальных, у которых стоят водосчетчики. А с 2012 года – в четыре раза дороже. Поэтому государство как бы навязывает нам установку индивидуальных приборов учета. А нашей семьей, например, это не нужно". Я не знаю, Борис, откуда у вас такие сведения относительно возрастания стоимости услуг…

Андрей Козельский: Есть такие прогнозы, да.

Марьяна Торочешникова: Тем не менее, Сергей, если так все непонятно с качеством услуг, может быть, действительно есть смысл устанавливать счетчики? Это же большая экономия будет.

Сергей Селиванкин: Двойная точка зрения по этому поводу. Я хочу вернуться опять же к позиции, которую недавно выразило Министерство регионального развития, что до 1 января 2011 года счетчики будут устанавливаться в бюджетных учреждениях, а вот до 1 января 2012 года это практически все жилые многоквартирные дома. Вот на что здесь серьезно следует обратить внимание? Я говорю с позиции потребителя. Мне счетчик не нужен. Я понимаю, что я расходую большое количество газа, я трачу большое количество воды, и если я ставлю счетчик, то мало того, что через какой-то интервал времени на меня могут лечь расходы за амортизацию данного счетчика.

Марьяна Торочешникова: То есть ремонтировать вы его будете за собственный счет.

Сергей Селиванкин: Конечно. И фактически сейчас есть информация о том, что через какой-то интервал времени мы будем оплачивать как потребители услуги за то, что данный счетчик прошел эксплуатацию, условно говоря, выходит из строя, и мы должны будет вносить дополнительные суммы управляющим организациям.

Марьяна Торочешникова: Да, но, с другой стороны, если семья небольшая, если живут в ней два человека, например, если нет большого количества детей и большого количества стирки, люди редко появляются дома, много работают, может быть, людям выгодно установить счетчики?

Сергей Селиванкин: В этом аспекте, я считаю, это правильный подход. Если вы понимаете, что реально вы тратите мало воды, вы должны установить счетчик, и вам это может быть выгодно. Но хочу обратить внимание, например, на проблему Подмосковья. Существуют дачи, и на дачах существуют постоянные жители. Так вот, сегодня в Подмосковье газовые хозяйства фактически навязывают подключение газовых счетчиков дома. Услуга очень дорогая, знаю такие случаи, - порядка 10-12 тысяч вы тратите, только чтобы к вам приехал рабочий с монтировкой и врезал счетчик в газовую трубу. Плюс 3 тысячи – это минимально – вы платите за сам счетчик производства Словении. Не советую, хотя сейчас рекомендуют почему-то газовые хозяйства, покупать белорусские счетчики…

Марьяна Торочешникова: Видимо, откаты получили.

Сергей Селиванкин: …наверное. За 1,5 тысячи рублей, и говорят: "Вам подойдет только счетчик Словении". Вот мне знакомые это дословно рассказали. Таким образом, получается, что вся эта эпопея мало того, что крайне забюрократизирована, от вас требуют подписать кучу договоров, к вам будут приезжать на участок представители БТИ, все эти документы вы должны отдать в газовые хозяйства, включая свидетельство о собственности, и только после этого, через два месяца, потратив нервы и 20 тысяч, вы поставите себе счетчик.

Марьяна Торочешникова: Но, с другой стороны, вот возвращаясь к той теме, которую подняла дозвонившаяся до нас женщина, если стоит счетчик, например, на отопление или на горячую воду, и человек не пожалел денег, раскошелился на счетчик, который не только измеряет объем потребляемой воды, но и ее температуру, так это может быть просто спасением. Потому что во многих регионах горячая вода, на самом деле, не горячая, а чуть теплая, и батареи чуть теплые. А если стоят счетчики, которые отмеряют температуру, вот их коммунальщики очень не любят, тогда жители будут платить значительно меньше.

Сергей Селиванкин: А этом аспекте я абсолютно с вами согласен! К сожалению, мы наблюдаем сегодня зачастую сговор управляющих организаций, зачастую, к сожалению, это ГУП ДЭЗы, которые одновременно и ГУИСы, государственные учреждения инженерных служб, которые аффилируют жителей в домах, квартиры которых находятся в собственности, и создают товарищества собственников жилья. И вот дальше, когда создается ТСЖ, и власть принадлежит, условно говоря, представителю этого ГУИСа…

Марьяна Торочешникова: Нельзя выбирать себе счетчик?

Сергей Селиванкин: Нет, тут возникает масса проблем для каждого конкретного собственника. Во-первых, вы говорите абсолютно верно, вам могут сказать, что ТСЖ приняло такой устав, и в нем счетчики индивидуальные не предусмотрены. То есть я хочу сказать, что речь прежде всего идет о системе управления многоквартирным домом, какая система имеет место быть, и я могу привести конкретные цифры.

Марьяна Торочешникова: Давайте чуть позже о ТСЖ. У нас есть дозвонившиеся. Геннадий из Ленинградской области, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте! Во-первых, Марьяна, спасибо за тему, очень хорошая тема. Вот я хочу установить счетчик на горячую воду, который работает только при температуре плюс 60 и выше. Мне в управляющей компании сказали, что эти счетчики есть, производятся в Украине, но они не сертифицированы в России, поэтому их не ставят. Есть ли такие счетчики, может быть, производящиеся в другом месте и сертифицированные в России? И второе, можно ли проверить обоснованность повышения тарифов на услуги горячей воды и отопления? У нас в Ленинградской области повысились они аж на 55 процентов. Я предполагаю, что 100 процентов мы действительно платим за эти услуги, а 50 или больше – на воровство.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Геннадий, за ваши вопросы. Во-первых, прошу пояснить, где можно найти информации о том, какие счетчики или приборы индивидуального учета сертифицированы в России?

Андрей Козельский: Я не имею практических знаний в этой части, но если бы передо мной стояла такая задача, я бы постарался обратиться в управляющую компанию, узнать их информацию…

Марьяна Торочешникова: Там уже сказали, что есть счетчики, но они не сертифицированы.

Андрей Козельский: Дело в том, что можно обратиться и в другую, и в интернете можно поискать.

Сергей Селиванкин: Мне кажется, поскольку каждый регион России со своими особенностями, мы можем понимать, и опять же различные компании, которые лоббируют интересы в том или ином регионе, надо написать обращение на имя руководителя региона с просьбой сообщить, через какой конкретно департамент проходило поступление счетчиков той или иной марки, в каком количестве, в какие магазины. Это курируют конкретные службы администрации каждого округа, каждого региона. Поэтому, уважаемый слушатель, вам советую обратиться к губернатору Ленинградской области и выяснить этот вопрос для себя.

Марьяна Торочешникова: В приемную губернатора. В конце концов, перешлют в соответствующий департамент.

Сергей Селиванкин: Конечно. Это принципиальная позиция.

Марьяна Торочешникова: А вот что касается оплаты горячей воды и отопления, вот в Ленинградской области, как сообщил нам слушатель, на 50 процентов выросла стоимость этой услуги. Где обоснованность тарифов можно проверить?

Сергей Селиванкин: Возможно, тут нет никакой обоснованности тарифов. Здесь имеет место просто быть монополист, который предоставляет эту услугу и самостоятельно повышает эти тарифы. Здесь, я полагаю, нужно обращаться к Контрольно-счетную палату каждого конкретного региона. Я просто воспользуюсь случаем и пару слов о КСП скажу. В Москве Контрольно-счетная палата проводила проверку эффективности затрат бюджетных средств на эксплуатацию их ГУП-ДЭЗами и управляющими организациями. В Московской городской Думе полторы недели назад проходили слушания по этой теме. Так вот, результаты просто, на мой взгляд, катастрофические. Вот, например, неправомерное и неэффективное использование ГУП-ДЭЗ района Бибирево бюджетных субсидий на содержание и текущий ремонт общего имущества многоквартирного дома составило в общей сумме 31 миллион рублей. Из них 26 миллионов – это нецелевое расходование бюджетных субсидий на оплату работ по капремонту, а 5 миллионов – это безрезультатное расходование бюджетных средств на выполнение работ по техническому обслуживанию и текущему ремонту фактически не работающих (так и написано в отчете) систем дымоудаления и противопожарной автоматики.

Марьяна Торочешникова: То есть деньги куда-то ушли, подписаны акты, а никто ничего не чинил.

Сергей Селиванкин: Поэтому мы как раз даем конкретную рекомендацию как москвичам, так и жителям Санкт-Петербурга и всех остальных регионов. Уважаемые друзья, вы должны обратиться в Контрольно-счетную палату, в Москве – непосредственно на имя Виктора Александровича Двуреченских, руководителя, или в своем регионе – на имя соответствующего руководителя, с просьбой провести оценку эффективности расходования бюджетных средств, выделяемых региональным эксплуатирующим организациям.

Марьяна Торочешникова: И кроме всего прочего, можно обратиться в прокуратуру, которая в порядке общего надзора как раз занимается теми же вещами. И вообще, насколько мне представляется, если я ничего не путаю, повышение тарифов всегда сопровождается какими-либо постановлениями муниципалитетов или органов исполнительной власти в регионе, и там должно быть прописано это обоснование.

Сергей Селиванкин: Да, их принимают местные депутаты, поэтому еще одна рекомендация сразу: вы имеете возможность обратиться в местные собрания и выяснить, какие постановления они принимали.

Марьяна Торочешникова: Вот Андрей уже качает головой, он не согласен.

Андрей Козельский: Нет, я хотел бы добавить. Дело в том, что тарифы принимают региональные энергетические комиссии. И общая беда, она известна, это уже банальность, что тарифы никто никогда не может понять, что же в них содержится и почему. И есть постановление правительства о повышении открытости тарифов и прочее. Но пока, к сожалению, значит, эти тарифы остаются совершенно темным местом, как они рождаются и почему, какие они отражают затраты и на что они направлены. Создается впечатление, что тарифы пока регулируют интересы тех, кто получает эти деньги.

Марьяна Торочешникова: Но, тем не менее, существуют судебные прецеденты, и таких случаев довольно много, когда через прокуратуру людям удавалось добиваться снижения тарифов в своих регионах на те или иные услуги, и людям пересчитывали потом оплату коммунальных услуг.

Валентина Николаевна из Москвы хочет задать свой вопрос. Вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте! У меня вопрос к Андрею Козельскому. Если существует норма расхода, всегда существовала, с человека по холодной и горячей воде, по 360 литров в месяц, в итоге 11 кубов – это должно выходить как максимум в месяц человека. На каком же основании у собственников вторичного жилья в доме, сдающих свои квартиры квартирантам, из квитанции по услугам ЖКХ исключена оплата по холодной и горячей воде, тогда как их расход отражается на общедомовом счетчике?

Марьяна Торочешникова: Валентина Николаевна, спасибо за ваш вопрос. Значит, у человека в собственности находится квартира, но он сам там не зарегистрирован, и в этой квартире больше никто не зарегистрирован, но, тем не менее, человек, например, эту квартиру свою сдает кому-то. То есть фактически человек там живет, воду потребляет, мусор за них вывозят, в общем, все услуги им оказывают, а за это никто не платит. Вот слушательница считает, что это нечестно и несправедливо.

Андрей Козельский: Совершенно с ней солидарен. Это можно отнести к тому, что формальное регулирование отстает от жизненной практики. Действительно, это надо требовать, и если кто-то конкретные примеры знает, значит, должны быть изменены…

Марьяна Торочешникова: То есть вы предлагаете соседям "стучать" на своих соседей.

Андрей Козельский: Это не я предлагаю, это такие условия созданы. Это уже предложено.

Марьяна Торочешникова: На самом деле, может быть, еще проблема заключается в том, что в России люди не стремятся как-то юридически оформлять свои правоотношения, в том числе возникающие из договора аренды, например. И мало кто регистрирует эти договоры, мало кто платит налоги за такого рода услуги. Отсюда и возникают подобные проблемы, вероятно.

Андрей Козельский: Это вот именно расхождение жизни с какими-то формальными установлениями. Я считаю, что в данной ситуации действительно получается, что все люди, которые там нормально живут в своих квартирах, они почему-то платят за тех, кто потребляет воду, и это, естественно, не нормально.

Марьяна Торочешникова: Евгений из Курска дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте! У меня такой вопрос. У нас в домах стоят счетчики на горячую и холодную воду, работники ЖЭУ прошли по домам и сказали, чтобы счетчики на холодную воду поменяли на новые, 2010 года выпуска, за свой счет. Правомерно они поступают или нет? Нужно мне менять или нет, если у меня счетчик рабочий, все нормально?

Марьяна Торочешникова: Евгений, спасибо за вопрос. Это как раз то, о чем говорил Сергей Селиванкин отчасти.

Сергей Селиванкин: Здесь ситуация такая. Если бы речь шла об общедомовых счетчиках, и большинство жителей дома являются собственниками жилья в этом здании, то, вполне возможно, требование о замене общедомовых счетчиков – об этом еще как-то можно говорить, потому что это общие счетчики, общее имущество. Если же речь идет о том, что вас заставляют менять счетчики индивидуальные, находящиеся в вашей квартире, то фактически это подпадает в какой-то степени даже под Уголовный кодекс. Потому что вмешиваются во взаимоотношения, которые существуют у вас как у собственника со структурой, с которой вы заключили договор на эксплуатацию этого самого счетчика.

Марьяна Торочешникова: Вы предлагаете идти в прокуратуру Евгению? Вот что ему делать?

Сергей Селиванкин: Понимаете, Марьяна, к сожалению, получается, что мы сегодня даем основной совет – идти в прокуратуру. Я бы советовал для начала сейчас не идти в прокуратуру, а написать все-таки обращение в местные органы исполнительной власти: в Москве – управа, в Ленинграде – тоже администрации районов, как и в Курске то же самое. И запросить у главы районной администрации Курска, на базе какого нормативного акта, распорядительного документа какого-либо чиновника это все происходит. А вот дальше, когда человек получит ответ, и если он получит конкретные распорядительные документы, например, постановление какое-либо, то тогда он с этим постановлением уже может идти в прокуратуру и проверять его законность. Не спешите идти сразу в прокуратуру. Сначала поймайте чиновников и тех коммерсантов, которые нарушают ваши права.

Марьяна Торочешникова: А если нет никакого такого постановления?

Сергей Селиванкин: Если нет такого постановления, тогда это полный произвол со стороны организации. Но алгоритм такой: сначала попробуйте выяснить у чиновников.

Андрей Козельский: Я бы хотел добавить о прокуратуре. Вот по себе могу сказать в недавнем прошлом, и многие люди боятся что ли, прокуратура – для нас какое-то странное образование.

Марьяна Торочешникова: Потому что чаще всего ассоциируется с уголовными какими-то делами.

Андрей Козельский: Да-да. А я хочу сказать вот что, и пусть жители обратят на это внимание, что существует такой приказ генпрокурора номер 195 от 2007 года, 7 декабря, где написано, что вся прокурорская вертикаль, все прокуроры должны активно защищать права и свободы граждан. То есть не с протянутой рукой к ним надо идти, а наоборот, говорить: ребята, делайте свою работу!

Марьяна Торочешникова: И еще размахивать этим приказом.

Андрей Козельский: Он открыт, он не является каким-то тайным.

Марьяна Торочешникова: Когда мы начали говорить о подготовке к отопительному сезону, мы поговорим об отоплении и горячей и холодной воде, но тем не менее, зимой очень многие люди оказываются в чрезвычайно катастрофических условиях, потому что дома аварийные или сети аварийные, водопроводные, отопительные, во многих не очень благополучных регионах, так называемых бюджетных регионах, дотационных регионах, существуют дома, в которых просто нет окон и дверей, и люди там живут. Притом что с людей собирают деньги за капитальный ремонт, они даже платят за это честно, но при этом стоят избушки на курьих ножках, и накануне каждой зимы люди приходят в ужас. Вообще, кто-то контролирует готовность конкретного дома к зиме?

Андрей Козельский: Каждый год, на самом деле, начиная с федерального правительства и кончая местными региональными властями, существуют планы, приказы, постановления о подготовке к осенне-зимнему периоду, как это формально называется. Существует документ, который называется "Правила и нормы технической эксплуатации зданий и сооружений", именно в жилищной сфере. Это документ примерно 2003 года, но он достаточно неплохой. И одной из частей этого документа является, например, такой документ, как "Паспорт готовности дома к эксплуатации в зимних условиях". Он достаточно пространный, там табличка такая, и написано, какие элементы зданий, инженерные, крыша там, фундамент, стены и прочее-прочее, и двери как раз те самые, которые тоже должны защищать подъезды от холода, в каком состоянии они должны быть.

Марьяна Торочешникова: Каждый год этот паспорт заполняют?

Андрей Козельский: Конечно, каждый год. Теперь, я хочу добавить, что раз Жилищный кодекс, который, можно сказать, достаточно вреден, но, тем не менее, он декларировал нас как собственников, вот уважаемые собственники, почувствуйте себя собственниками, топните ногой и к вашей управляющей организации или к органу исполнительной власти обратитесь и скажите: "Ну-ка, покажите нам паспорт готовности нашего дома к зиме".

Марьяна Торочешникова: И покажут: дом не готов. И что?

Андрей Козельский: Тогда, пардон, должны быть оргвыводы.

Марьяна Торочешникова: А какие? Опять идти в прокуратуру?

Сергей Селиванкин: Нет-нет, пока в прокуратуру не надо идти. Я просто полагаю, что очень важную тему мы затронули. Готовь сани, как говорится, летом, потому что зимой будет уже поздно, говорят о 30-градусных и выше морозах по территории России этой зимой. Так вот, в каждом регионе существует такой орган, как Жилищная инспекция, в обязанности которой входит проверка состояния инженерных, конструктивных элементов здания, коммуникаций.

Марьяна Торочешникова: Ну, они проверили, все плохо, - и что?

Сергей Селиванкин: Нет, не просто проверили. К сожалению, проверки делаются часто в отсутствии жителей. Жители написали туда письмо, приехали, проверили, поставили маячки – и все плохо. Так вот, любая такая проверка должна проводиться только в присутствии собственника помещения. Если вы приватизировали квартиру, то это должно производиться только в присутствии вас. Дальше, эта организация предоставляет полный протокол, отчет о проделанной работе, вы имеете право его подписать, имеете право его не подписать. Так вот, я рекомендую не подписывать до тех пор, как минимум, в течение месяца, согласно закону о рассмотрении обращений граждан в государственные инстанции, этот вопрос будет держаться на контроле. Если они приедут к вам на следующий день, и вы им подпишите, вопрос будет снят. В течение месяца как минимум вы можете стребовать с государственного органа устранить недостаток. А вот если уже недостаток не устранен, и вы не подписали данный документ, опять же, вторично я говорю: должна быть база, фактура для прокуратуры.

Андрей Козельский: Я бы хотел добавить. Не просто не подписывать, а все же мотивировать. Это называется "Акт разногласий".

Сергей Селиванкин: Конечно, абсолютно верно.

Марьяна Торочешникова: Берта Яковлевна из Москвы, пожалуйста, говорите. Вы в эфире!

Слушатель: Здравствуйте! Мне много лет, и у меня льгота по оплате за отопление. Льгота – 682 рубля. И уже много лет эту льготу из меня вычитают. Потом нам прислали бумагу, что эту льготу переведут на сберкнижку. И после этого, когда я туда пришла, они мне сказали, что это отменили. Хорошо, а куда девалась моя льгота?

Сергей Селиванкин: Я прокомментирую данную ситуацию. Надо срочно, если речь идет о Москве, привлекать внимание первого зама мэра по социальным вопросам Швецовой Людмилы Ивановны и департамента социальной защиты населения. Я думаю, что они обязаны дать аргументированный ответ по данному адресному вопросу. Спасибо, что вы позвонили! Вы действительно настоящей гражданской позиции придерживаетесь, хотите выяснить суть. Поэтому попросите своих родственников либо сами напишите Швецовой и в департамент письмо. Я думаю, с учетом ситуации в Москве, когда сейчас, в общем-то, чиновники немножко начали работать, по крайней мере, имитация деятельности уходит, я думаю, что рассмотрят вашу ситуацию.

Марьяна Торочешникова: Людмила Анатольевна из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте! У меня несколько вопросов. Я сама педагог, работала учителем русского языка. Первый вопрос у меня очень важный. Я инвалид второй группы, одиноко проживающая, плачу уже несколько лет за содержание и ремонт жилого помещения 100 процентов. Мне сказали, что только ветераны войны имеют право 50 процентов платить, а остальные все должны платить 100 процентов. Вот я хотела узнать, сколько процентов я должна платить как одиноко проживающий инвалид второй группы?

Марьяна Торочешникова: Людмила Анатольевна, я сразу извинюсь перед вами за то, что, может быть, вам не совсем конкретно смогут ответить сегодняшний эксперты в студии, поскольку они все-таки занимаются не социальными вопросами...

Андрей Козельский: На самом деле, просто надо обратиться опять в местное отделение социальной защиты населения в письменной форме и потребовать ответ на свой вопрос. А можно еще у соседей спросить, как у них это происходит.

Сергей Селиванкин: Здесь можно посоветовать уважаемой слушательнице либо самой, либо попросить своих родственников зайти на сайт соответствующего департамента правительства Москвы, и там есть эта информация. Это департамент социального обеспечения.

Марьяна Торочешникова: Лариса Николаевна из Псковской области дозвонилась к нам.

Слушатель: Будьте добры, ответьте на такой вопрос. Наше муниципальное предприятие когда-то установило нам общедомовые счетчики учета тепла и горячей и холодной воды. Но теперь, когда мы выбрали управляющую компанию, они заявляют: чтобы передать нам эти счетчики в собственность, мы должны заплатить за них 100 тысяч. Хотя, в общем-то, в Жилищном кодексе при перечислении состава общего имущества они вроде бы входят в это общее имущество. И они говорят, что купили их на свою прибыль, во что мы не верим, потому что они до этого заявляли, что они убыточная организация, что у них 16 миллионов долга.

Сергей Селиванкин: Все понятно. Значит, это как раз то, о чем мы сегодня уже говорили. Ваша ситуация – это типичный случай для обращения в Контрольно-счетную палату для проверки конкретных расходов управляющей организации одной, получение общего имущества другой, и выяснить истину. В данном случае это не прокуратура, это КСП, напишите туда обращение на имя Виктора Александровича Двуреченских.

Марьяна Торочешникова: Нет, это не Москва, это Псковская область.

Сергей Селиванкин: В Псковской области нужно обратиться в Контрольно-счетную палату региона с заявлением, в котором вы просите провести оценку эффективности работы муниципальной компании, как расходовались средства. Если будут выявлены какие-либо нарушения, соответственно, сама Контрольно-счетная палата будет обращаться с соответствующим представлением либо в прокуратуру, либо к руководителю региона. Деньги пока не надо платить, у меня такое ощущение, что в регионе просто появились находчивые Остапы Бендеры, которые просто хотят вас обобрать. И это частые случаи, к сожалению.

Марьяна Торочешникова: Билеты за вход в Провал… Наталья Сергеевна из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день! Я хотела бы задать такой вопрос. Последний год, никогда такого не было, у нас в платежке появилась такая статья для оплаты – "Подогрев воды". У нас стоит счетчик на горячую и холодную воду, и теперь каждый месяц с нас берут по 2 куба по 73 рубля 73 копейки – 147 рублей 46 копеек – за подогрев воды. Правильно ли это?

Марьяна Торочешникова: Да, что за подогрев?

Андрей Козельский: Дело в том, что, к сожалению, сейчас такой переходный процесс в этом во всем жилищно-коммунальном хозяйстве, и каждый фантазирует как умеет. С одной стороны, эти "фантазеры" логично говорят: мы же воду где-то подогреваем. То есть одно дело – воду насосом запустить в трубу, а другой дело – ее еще подогреть. Но это просто местные "фантазии"!

Марьяна Торочешникова: А что с этим делать? Люди-то платят.

Андрей Козельский: На самом деле, опять же дело в том, что закон о потребителях стоит на стороне потребителей прежде всего, по моему пониманию, значит, должно быть обращение в Контрольно-счетную палату с требованием разобраться в обоснованности начислений тех ли иных платежей. Потому что хотя бы в городе единообразие должно быть, а не фантазии каждого так называемого предпринимателя.

Марьяна Торочешникова: Не говоря уже о том, что даже если допустить, что этот подогрев воды осуществляет управляющая компания конкретно на этот дом, потому что из энергетической вода приходит недостаточно горячая, тогда спрашивается: а за что мы им платим?

Андрей Козельский: Можно усомниться, да, что каждая управляющая компания еще нагревает.

Марьяна Торочешникова: Я хочу задать вопрос вот еще относительно какой ситуации. Если зимой батареи чуть теплые, и многие люди используют электрические обогреватели. Вправе ли люди потребовать потом с поставщика тепла компенсацию за электричество за тот период, пока человек фактически обогревал себя сам за счет электрообогревателей?

Сергей Селиванкин: Я полагаю, это абсолютно справедливая позиция. Здесь единственное, что я считаю, надо, конечно, пригласить своих соседей и запротоколировать в их присутствии показания счетчика до того, как вы включили электрический прибор, электросчетчика я имею в виду. Затем вы им попользовались, условно говоря, два-три месяца и в присутствии соседей, которые как свидетели просто выступают…

Андрей Козельский: Ну, у них, надо полагать, то же самое происходит.

Сергей Селиванкин: А вы будете свидетелем у своих же собственных соседей.

Марьяна Торочешникова: Хорошо бы еще составить, вероятно, акт температуры.

Сергей Селиванкин: Конечно, вы составляете акт температуры, показания счетчика снимаете, записываете суммы, которые вы оплатили. И этот документ вы уже, соответственно, либо подаете опять же в уже излюбленную нами прокуратуру, либо исковое заявление в суд.

Марьяна Торочешникова: Я думаю, что можно попробовать в претензионном порядке это решить.

Андрей Козельский: До суда можно просто обратиться в эту организацию, что она ответит.

Сергей Селиванкин: Я боюсь, что в этой ситуации ответ будет отрицательный.

Андрей Козельский: А пусть он будет. И я хотел сказать еще один такой фрагмент. Во-первых, не все так печально, как можно думать, потому что мы все же как-то живем, все наши дома стоят пока, и хотелось бы, чтобы стояли еще долго. Я хочу сказать, что интересная практика – новая информация о решении Высшего Арбитражного суда Российской Федерации. Дело в том, что был такой прецедент. В одном из регионов живет человек, у него в стене дома снаружи появилась трещина. И когда он обратился с требованием эту трещину заделать, потому что все может обрушиться, и опять же стоит вопрос тепла и безопасности, то управляющая компания ему отказала, мотивируя тем, что в договоре на обслуживание отсутствует эта позиция – проведение экспертизы причин появления трещины и так далее. Человек пошел в суды.

Марьяна Торочешникова: А почему он оказался в Арбитражном суде?

Андрей Козельский: Получилось так, что человек дошел до Арбитражного суда, потому что это хозяйственное дело…

Марьяна Торочешникова: Там, вероятно, две юридические организации в итоге спорили. А решение?

Андрей Козельский: Удивительно, можно сказать, что все суды признали правоту управляющей компании, а все же Высший Арбитражный признал правоту данного потребителя, данного гражданина и вернул дело на пересмотр.

Марьяна Торочешникова: Если кому-то интересно, люди могут зайти на сайт Высшего Арбитражного суда, они там выкладывают все свои решения, и можно посмотреть.

Андрей Козельский: Юридическая коллизия возникла в Белгороде, на улице Есенина, дом 16, в квартире у некого гражданина Т.

Марьяна Торочешникова: Значит, можно посмотреть на сайте, что там было, какое было решение, и может быть, кому-то это пригодится. У меня тут уже список неохваченных вопросов, что и понятно, потому что тема такая животрепещущая. Сергей, посоветуйте, пожалуйста, людям, где они могут взять информацию о том, как им составлять свои претензии коммунальщикам, куда идти жаловаться в случае, если у них возникают проблемы, связанные с услугами ЖКХ?

Сергей Селиванкин: Не хочу заниматься рекламой, но сайт Комитета защиты прав граждан – kzpg.ru, раздел – "Документы". Большое количество форм и документов выложено на эту тему у нас. И второй аспект, сегодня мне бы хотелось сказать, что на нашем же сайте мы разместили полученный в Главархиве документ – копию соглашения между Агентством международного развитии США и администрацией города Москвы "О техническом содействии в жилищном секторе". Это документ любопытный, в нем конкретно говорится, что сохранение низких тарифов на коммунальные услуги существенно ограничивает финансовые поступления в городской бюджет. И рекомендации, данные в 1996 году США, - создавать как можно больше ТСЖ и повышать цены. Почитайте!

Марьяна Торочешникова: Вот кто во всем виноват, оказывается (смеется).

Андрей Козельский: Это – Москва.

Марьяна Торочешникова: И хорошо, что это было сказано на Радио Свобода, все логично.

На волнах Радио Свобода прозвучала передача "Человек имеет право". Со мной в студии сегодня были сопредседатель Комитета защиты прав граждан Сергей Селиванкин и соруководитель Ассоциации территориальных общин и объединений Андрей Козельский.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG