Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Окажется ли устойчивой парламентская форма правления в обновленной Киргизии? Об этом говорим с экспертом по Центральной Азии и странам СНГ Аркадием Дубновым и правозащитником и журналистом Маратом Хайруллиным


Подсчет голосов в Бишкеке, 10 октября 2010

Подсчет голосов в Бишкеке, 10 октября 2010


Владимир Кара-Мурза: В Киргизии завершился подсчет результатов состоявшихся в воскресенье парламентских выборов. По данным государственной автоматизированной системы "Выборы" уже обработано все 100% итоговых протоколов. По предварительным данным, победу на них одержала партия "Ата-Журт", набравшая 8,88% голосов. Победа "Ата-Журт" означает, что политики и чиновники, связанные с бывшим президентом Курманбеком Бакиевым, добились определенного реванша и теперь будут стараться вернуться не только в публичную политику, но и участвовать в формировании правительства. На втором месте Социал-демократы с 8,4% голосов, третье место у возглавляемой Феликсом Куловым партии "Ар-Намыс" ("Достоинство") - 7,74%, на четвертом месте "Республика" - 7,24% голосов, а замыкает пятерку лидеров "Ата-Мекен" ("Отечество") с 5,6% голосов. На старте предвыборной гонки победу прочили одной из провластных партий с давней историей "Ата-Мекен" Омурбека Текебаева или социал-демократов Алмазбека Атамбаева, но причастность к власти сыграла против этих политических сил, которым не удалось уверенно выиграть выборы и поделить власть в Киргизии на двоих. Непонятной остается ситуация вокруг партии "Единый Киргизстан", за которую проголосовали более 145 тысяч человек, но по данным "Выборы" это составило всего лишь 4,8% голосов. Как ожидается, ситуация вокруг "Единого Киргизстана" разъясниться во вторник. О том, окажется ли устойчивой парламентская форма правления в обновленной Киргизии, мы сегодня говорим с экспертом по Центральной Азии и странам СНГ Аркадием Дубновым и правозащитником, журналистом Маратом Хайруллиным, одним из авторов фильма "Прощай, Гульсары". Как вы оцениваете результаты состоявшихся выборов?

Аркадий Дубнов: Вы будете удивляться, но я их оцениваю весьма положительно. Поскольку вижу в них свидетельство действительно честного и свободного волеизъявления, наверное, первого в истории постсоветской Центральной Азии. Уже накануне мне и многим другим было понятно, что непонятен результат этих выборов. Такого никогда не было, мы всегда знали приблизительный расклад сил, который мы обнаружим потом формально. Здесь оказалось, что нет такого кабинета, нет такого офиса, нет такого человека, который бы знал точно, чем кончатся выборы, потому что у него есть такое расписание, есть такой сценарий. И в этом прелесть, в этом интрига этих выборов, потому что они были непредсказуемыми, они были такими, которые смогли показать расстановку сил. То есть власть все-таки сумела выполнить хотя бы одно обещание - она сумела провести выборы, в которых не было применено подавляющего административного ресурса, который бы сформировал выгодную власти расстановку сил.
И в этом смысле то, что первым финишную ленточку разорвала партия "Ата-Журт", идеалистическая националистическая партия "Ата-Журт", как она формально называется, я, извините, процитирую название своей статьи "Торжество идеал-национализма". Так вот она пришла первая к финишу, опередив следующего соперника, партию власти Социал-демократическую, на какие-то десятые доли процента. Это говорит о том, что реально в Киргизии существует определенное клановое распределение симпатий, в котором южные, симпатизирующие бывшему свергнутому президенту Бакиеву клану, консолидировались и сумели сделать победителем своих сторонников. Да, они выступают не столько за возвращение Бакиева - это неправильно было бы думать, а они страдают за представительство южного начальника в системе власти. И то, что это произошло, говорит о том, что власть выполнила свои обязательства, сумела обеспечить адекватное нынешним симпатиям, нынешнему географическому, клановому распределению сил представительство в общем парламенте. Это очень важно, это значит, что разговоры о возможности проведения относительно справедливых выборов в Центральной Азии не пустой звук. Я оцениваю эти выборы положительно.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, обещает ли такой результат выборов политическую нестабильность в современной Киргизии?

Марат Хайруллин: То, что произошло, вообще вся эта затея с парламентскими выборами - это катастрофа. С точки зрения, могут быть волнения, они не уживутся все вместе. Если был такой сильный лидер как Акаев, такой сильный лидер как Бакиев, и они не смогли удержать ситуацию под контролем, то эта парламентская вольница - это очень опасно.

Владимир Кара-Мурза: Константин Затулин, первый зам председателя думского комитета по делам СНГ, считает, что результаты выборов подтвердили существование в республике неразрешенных проблем.

Константин Затулин: То, что во главе списка победителей находится партия с яркой региональной спецификой, представляющей Юг Киргизии, означает, что по существу основные проблемы Киргизии остаются, тем не менее, неразрешенными. И регионализм, который даже пытались в предвыборном законе как-то ограничить, требуя от партий как минимум полпроцента в каждом регионе Киргизии, эта партия выдержала это испытание, но остается при этом партией Юга Киргизии, вот этот регионализм - данность. И по всей вероятности тем, кто будет в результате формировать правительство коалиционное, другого правительства трудно себе представить при таком разбросе голосов, надо учитывать особое мнение Юга.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, сказалась ли на результатах выборов отсутствие в республике сильного лидера, как это было прежде, о чем сказал Марат?

Аркадий Дубнов: Я бы хотел заметить, что совершенно правильные слова сказал директор Института стран СНГ господин Затулин, что будущая коалиции Киргизии будет необходимо учитывать мнение Юга. А как иначе? Как можно в современной системе государственной власти не учитывать мнение огромного региона? Собственно говоря, половину населения страны. С этой точки зрения, я думаю, что большим благом стало первое место партии "Ата-Журт", которая, несомненно, скорее всего будет присутствовать как одна из структурных частей, основной частью будущей коалиции, потому что я бы назвал, коалиция может состоять из трех партий - "Ата-Журта", плюс партия Кулова, плюс партия "Республика", так навскидку, самая вероятностная коалиция. Такая табуретка на трех ножках, самая устойчивая позиция на трех ножках. И замечательно, если удастся такого рода коалиция, где присутствует консолидированная партия Юга.
Что касается вашего вопроса, будет ли она устойчивой, я думаю, что это как раз есть ответ на этот вопрос. Если лидеры партий, которые начали переговоры о создании коалиции, сумеют умерить свои личные амбиции, сумеют погасить свои фобии, в том числе личные фобии по отношению друг к другу, старые обиды, которых среди нынешних политиков изрядно, то почему бы не предположить, что это им удастся. Просто меня беспокоит, что им все время предрекают диагноз, в котором они обязательно провалятся, споткнутся, сломают себе ноги, обязательно будет катастрофа. Почему не дать шанс, если Киргизия такая страна, в которой столько было трагедий, они ищут на ощупь новую систему, которая позволит избежать новых катастроф.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, удалось ли окончательно стабилизировать ситуацию в тех районах республики, где разворачивались драматические события минувшего лета?

Марат Хайруллин: Я думаю, не удалось, потому что ситуация также осталась, фактически жесточайший милицейский террор, люди без элементарных удобств, дома никто не восстанавливает уголовных дел нет, признания правительством факта геноцида нет. Замалчивание на всех уровнях. Конечно, это все не удалось стабилизировать. Даже эти выборы показывают, что огромная часть населения киргизского была выключена из выборного процесса. И не пришли не потому, что все равно, а не пришли, потому что у людей другой национальный признак – узбекский. Там же огромная часть избирателей, они просто не пришли в знак протеста, это их протест против этих выборов. Они были выключены из этого процесса. Я не понимаю, о какой стабилизации может идти речь.
Я просто Аркадию прооппонирую. Они не сумели договориться, то, что деление произошло на кланы, присутствовало и в политике в правительстве Бакиеве. Там доходило до того, что тому клану принадлежит это министерство, тому клану принадлежит это министерство. Даже если напрягусь, могу назвать, конкретно, какие партии контролировали какие министерства. Например, "Ата-Мекен" министерство сельского хозяйства, их был человек, кто-то еще что-то. Они не сумели договориться, когда были объединены одним лидером. Как они договорятся сейчас?

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Александра Георгиевича.

Слушатель: Добрый вечер. У меня таких два вопроса. То, что там победила оппозиция, не приведет ли опять к каким-то крупным проблемам? И второе: а каков интерес России, кто бы России был выгоден, победила эта партия правительства или оппозиция? Какие на данный момент у России интересы? И третье: как на Западе все это комментируют, что там говорят западные правительства, телевидение и так далее?

Владимир Кара-Мурза: Опасно ли усиление сторонников президента Курманбека Бакиева?

Аркадий Дубнов: Отвечу на рассуждения коллеги Марата Хайруллина. Да, я с ним согласен, действительно, на Юге значительная часть узбекской общины не смогла получить доступа к справедливому волеизъявлению, подготовка к выборам проходила на киргизском, русском языке, узбекский язык не присутствовал в качестве предвыборного средства общения. Сегодня, например, выяснилось, что 50 тысяч голосов в городе, где проживало до июньской трагедии большинство узбеков, вовремя не получили протоколы в Центральную избирательную комиссию. То есть есть серьезные проблемы, связанные с голосованием узбекской общины на Юге. Это совершенно очевидно и в этом смысле очень подозрительную активность проявляли сторонники, лидеры оппозиционной партии "Ата-Журт", представляющие южные киргизские кланы, в которых много сторонников Бакиева.
Опасно ли их возвращение во власть? Есть опасность реванша, есть опасность того, что многие из них будут мстить. Можно даже называть фамилии людей, которых опасаются с точки зрения того, что они получат власть и получат инструменты влияния, рычаги влияния, чтобы вернуть активы тем, либо мстить тем, кого они считают своими обидчиками. Но для этого им нужно, чтобы они получили всю абсолютную полноту власти. Но такой полноты власти они просто не получат, исходя из того, что у них 29 голосов в 120-местном парламенте. Просто сама структура новая коалиционная вряд ли им позволит это предоставить. Будут сдерживающие факторы и появится система сдержек и противовесов. Опасность такая есть, безусловно, это надо иметь в виду. Остается уповать на разум. Я знаю, что всегда возможно, что ситуация может быть еще хуже. Но всегда хочется надеяться на разум людей, на их договороспособность, на понимание того, что Киргизия стоит давно на грани исчезновения, катастрофы государствообразующего этноса. Есть чего опасаться. Поэтому лидеры этого этноса, я думаю, понимают этот вопрос.

Владимир Кара-Мурза: Динара Ашурахунова, руководитель коалиции независимых наблюдателей "За демократию и гражданское общество", видит явный прогресс в организации выборов.

Динара Ашурахунова: Почему мы считаем, что эти выборы были свободными? Потому что нет административного ресурса. Результаты публикуются в реальном времени и нет попыток закрыть или подменить. Мы понимаем, что мы боялись конфликта. Это тоже послужило тому, чтобы все пытались делать все честно. Если сравнивать с прошлыми выборами, вы заметили, что попытки вбросов бюллетеней были единичными. ЦИК не предусмотрел и ни один из активных участников избирательного процесса не предусмотрел, что может такая ситуация, когда длинные бюллетени, маленькие урны, большая активность избирателей привели к тому, что в середине дня на некоторых участках, где зарегистрировано большее количество избирателей, урны были настолько переполнены, что уже не помещались бюллетени. Поэтому Центризбирком пошел на беспрецедентное решение, чтобы освободить эти урны, потому что лишних урн, оказывается, у нас не было. И поэтому они дали разрешение участковым комиссиям выходить из ситуации перекладыванием избирательных бюллетеней в мешки и коробки освобожденные, опечатывание при всех наблюдателях, заполнению актов и так далее.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Сергея.

Слушатель: Здравствуйте. По поводу Киргизстана все время какие-то страшилки. То говорили, что там конституция не пройдет, все прекрасно прошло, конституцию приняли. Сейчас выборы тоже прошли более-менее спокойно. Разговоры, что не может быть парламентская республика - это тоже, по-моему, абсурд. Страна, где традиций демократических достаточно, они еще в совковые времена бунтовали, власть переворачивали. У меня вопрос, в частности, если я правильно понял, демократическое правительство будет создано, с Западом делить нечего, я надеюсь, американцы давить не будут. Кто из политиков нынешних, которые придут к власти, будет гарантировать, что американская база останется?

Владимир Кара-Мурза: Насколько безупречен был всенародный референдум, где голосовали за новую конституцию, прошедший в разгар драматических событий?

Марат Хайруллин: О какой демократии можем говорить, если там есть категория граждан, которая полностью выключена из этого процесса – русскоязычное население. Практически треть населения Киргизии – это русскоязычное население, где партия русскоязычная? Вот если этот вопрос по базе, я не считаю, что это ключевой вопрос. База и база, она существует как транзит, как трафик.

Владимир Кара-Мурза: В чьей победе была бы заинтересована Россия?

Аркадий Дубнов: Сейчас важно проговорить моменты, связанные с влиянием России, с партией, которая отражает интересы русскоязычных. Конечно, все-таки, мне кажется, меньше, чем одна треть, но тем не менее, значительное количество. Тут есть общее, одновременно два вопроса. Есть партия "Достоинство", лидер которой генерал Феликс Кулов, многолетний аксакал, ветеран политики, еще 20 лет назад бывший вице-президентом Киргизии, он сегодня себя демонстративно позиционирует как лидера партии, ориентированной на Россию. Билборды по всему Бишкеку красочные говорят об этом, огромные фотографии: Феликс Кулов пожимает руку Дмитрию Медведеву в Кремле. Огромный билборд с изображением контуров России и Киргизии, причем одинаковые по размеру. То есть он откровенно демонстрирует свою ориентацию на Россию, он не скрывает, что Россия его поддерживает. Всем в Киргизии ясно, что Москва финансирует избирательную кампанию Феликса Кулова, он позиционирует себя как гарант русскоязычного населения и так далее.
Я говорил со множеством людей в Бишкеке, которые голосовали за Кулова, потому что ему верят, потому что он внушает им доверие, как честный, порядочный генерал, который не будет заниматься националистическими всякими провокациями и изысками. Другое дело, что в поддержке Кулова российская пресса настолько перекормила страшилками, о которых говорил слушатель, что у многих появилась изжога на российские вливания информационные, на кучу компромата, которая свалилась на одного из лидеров киргизской политики Текебаева. То, что делали российские телеканалы, в частности, НТВ, мне кажется, это ниже пояса, это очень неприлично. И очень многие люди, честно говоря, были настроены достаточно не толерантно по отношению к российскому влиянию. Сейчас они очень раздражены, им очень неприятно, им очень оскорбительно, когда массированно зомбируют общественную политическую атмосферу в Киргизии вот таким сливом компромата.

Владимир Кара-Мурза: Владимир Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ, сомневается в жизнеспособности парламентской формы правления.

Владимир Жарихин: Вообще-то, мне кажется, старт не очень удачный, потому что пять партий набрали примерно одинаковое количество голосов. Если победитель "Ата-Журт" набрал менее 9%, остальные еще меньше. Но при этом при парламентской системе парламент является основным действующим лицом. Мне кажется, они немножко поторопились. Понятны их эмоции по поводу президентской формы правления, которая дважды не задалась, но тем не менее, переходить к такой жестко парламентской системе, вообще-то говоря, не было особых оснований. Потому что понятно, что политические партии, их много, они не пользуются широкой поддержкой населения, все-таки в парламентской системе обычно две-три сильных парламентских партии, которые разыгрывают между собой парламентское большинство.

Владимир Кара-Мурза: Насколько органична, по-вашему, для Киргизии парламентская форма, в стране, где так сильно клановое начало?

Марат Хайруллин: Это совершенно для них чуждая форма правления. Предыдущий эксперт очень точно сказал – они поторопились. Как минимум, они поторопились. Мы же оставляем за бортом другие вопросы. Существует проблема наркотрафика, и очень многие криминальные элементы свободно себя чувствовали в парламенте Киргизии. Сейчас им туда просто открытый доступ. Я считаю, что они как минимум поторопились, здесь не о чем даже говорить.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Виктора.

Слушатель: Добрый вечер. Буквально на мой вопрос, наверное, ответили предыдущим комментарием. Я тоже хотел задать вопрос, насколько парламентская система адекватна, насколько Киргизия к ней готова? Мы видели по примеру Украины, что при парламентской системе перманентно генерировались перевыборы, кризисные ситуации. Как вы считаете, это имманентно присуще парламентской системе или нечто другое?

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, повторит ли Киргизия путь Украины, где отказались от парламентской формы правления?

Аркадий Дубнов: Вы знаете, я думаю, что специфика реалий Украины и Киргизии значительно отличается. В Украине существовала некая национальная идея, вокруг которой происходили очень серьезные политические баталии, на Украине не произошло той трагедии, которая произошла с массовыми жертвами в Киргизии. Поэтому прямых аналогий я хотел бы избежать. Повторяю, я абсолютно разделяю все опасения. Просто множить угрозы, множить опасения, при этом абсолютно не давая шанс на эту попытку - это значит топтать воду в ступе. Что-то надо делать, какие-то шаги в поиске ситуации надо предпринимать. Поэтому давайте немножко потерпим, давайте будем милостивы к людям, которые взяли на себя ответственность за будущее этой страны.

Владимир Кара-Мурза: Омурбек Текебаев, лидер партии "Отчизна", не видит перспектив создания однопартийного правительства.

Омурбек Текебаев: По всем предварительным данным ни одной партии не удастся получить большинство голосов в парламенте. В соответствии с нашей конституцией партия, получившая большинство мест в парламенте, сможет формировать однопартийное правительство. Как показывают опросы, ни одна партия не может набрать, к сожалению, столько голосов. Таким образом, в Киргизстане впервые будет создано коалиционное правительство. Какой будет состав этой коалиции - пока неизвестно.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Брянска от радиослушателя Тимура.

Слушатель: Добрый вечер. Я считаю, киргизы выбрали опасный, рискованный, но уникальный путь для своего развития. И тут очень многое зависит от России и Китая, особенно Китая, потому что Китай со своими провинциями ближними. И они должны все делать экономически, политически поддержать республику, чтобы они потихонечку вышли в следующий этап своего развития. В противном случае, если, не дай бог, у них не получится, рядом практически феодальный Узбекистан и эти провинции Китая, ничем хорошим это не кончится.

Владимир Кара-Мурза: Насколько вероятно вмешательство соседних государств в ситуацию в республике в случае нестабильности?

Марат Хайруллин: Видимо, если никакого выбора другого не будет, то вмешаются. Если не Россия вмешается, то Китай, либо Европа будет вынуждена вмешаться, может быть в виде миротворческого контингента. Просто потенциально мы можем получить, к примеру, на своих границах нечто подобное Сомали. Учитывая, какое число криминальных лидеров проходит сейчас во власть, это будет беда. Я согласен, что рано или поздно кто-то вынужден будет вмешаться, если пойдет ситуация по худшему сценарию.

Владимир Кара-Мурза: Есть ли угроза массового проникновения криминалитета в киргизскую власть?

Аркадий Дубнов: Речь идет о том, что представители криминала станут депутатами? Если имеет это в виду, то да, такая опасность в Киргизии есть всегда, она была раньше, она остается сейчас. Другое дело, насколько этот криминалитет будет обладать финансовыми ресурсами и условиями для использования этих ресурсов в своих политических и корыстных целях. Понимаете, мы имеем ситуацию такой, какой она есть. Что мы хотим? Мы хотим, чтобы Киргизия стала полностью протекторатом России, которой Москва диктует все, что ей выгодно и что, надеюсь, должно быть выгодно киргизскому обывателю, гражданину, жителю. Если эти интересы совпадут, милости просим, замечательно - скажут киргизы, и мы тоже скажем. Хочет ли Россия взять на себя полностью ответственность за это и образовать из Киргизии с Россией конфедерацию, как несколько лет назад предлагал тот же Феликс Кулов? Я уверен, что любой референдум в России скажет "нет". То есть, чего мы хотим? Мы хотим сказать, что ничего не получится? Мы хотим повторять вслед за Дмитрием Медведевым, что это катастрофа? Ну будем повторять, и что дальше, что мы хотим конкретно хотим предложить взамен? Мы им хотим диктовать образ их жизни? Я думаю, что все-таки надо уважать их право на собственный выбор. Другое дело, что они выбор предпринимают, в первую очередь используя российские деньги – это проблема, действительно так.

Владимир Кара-Мурза: Закир Чолтаев, узбекский политолог, анализирует политический спектр участников прошедших выборов.

Закир Чолтаев:
Давайте по отдельности каждую партию. "Ата-Журт", можно сказать, бывшие чиновники, бывшая политическая элита. Здесь президентской системы сторонники. Феликс Кулов говорил о том, что нынешняя конституция будет очень тяжело работать. То есть он относится негативно к парламентской системе. Есть "Ата-Мекен", которой сам являлся архитектором конституции и СДПК, которая на сегодняшний день является провластной партией. То есть они будут за эту конституцию. "Республика" вроде за парламентскую систему, но она может примкнуть и к другим участникам.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Грозного от радиослушателя Рамзана.

Слушатель: Добрый вечер. Я очень давно слушаю Радио Свобода. Вопрос к Аркадию Дубнову: Аркадий, я родился в Киргизии. Мои родители были сосланы, высланы, депортированы. Где-то до 7 лет я вырос среди киргизов. Эти люди исключительно порядочные, добрые. Но то, что произошло – произошло. Я по телевизору наблюдал, неужели там нет людей, которые бы могли сплотить киргизов, чтобы, понятно, конечно, что единого мнения не может быть, но несколько партий, неужели там нет людей, которые болеют за свой народ. Я имею в виду всех национальности, которые там живут.

Аркадий Дубнов: Очень важный вопрос на самом деле. Я сегодня писал статью в газету, я написал, что, в частности, что эти выборы показали среди прочего не только среднюю температуру по больнице, по киргизской больнице, действительно страна нездоровая – это очевидно, здесь я ни с кем не буду спорить, но она показала, что в стране нет лечащего врача главного, который смог бы прописать всем рецепт, который выписал бы лекарства, и вся страна бы выздоровела. Нет моральных авторитетов в нынешней стране Киргизии. Нет и в других странах моральных авторитетов, наверное, и в нашей родной России, но в Киргизии это очень трагично. Лидер выборов - парламентская партия, которая набрала 8% голосов. То есть это значит, что остальные партии, 29 партий всего, растащили голоса по своим партийным квартирам. Это значит, что нет никакого объединяющего политического, человеческого, нравственного начала, которое смогло бы подвести под общий знаменатель настроения людей, которые хотят спасти свою страну. В этом проблема Киргизии, она пока еще остается больной страной.

Владимир Кара-Мурза: Игорь Шестаков, киргизский журналист, не считает итоги выборов сенсацией.

Игорь Шестаков: Результаты не явились для меня сенсационными, потому что уже в сентябре было понятно, что партии власти, которые взяли все полномочия, все обязательства за ситуацию в стране, будут терять голоса, в то время как оппозиционные партии, прежде всего "Ата-Журт" и "Республика", "Единый Киргизстан", они будут эти голоса получать. И особенно было ясно, что ситуация на Юге будет в пользу как раз оппозиционных партий. Мне довелось пообщаться с населением, люди высказывали достаточно критические замечания в адрес действия властей за июньские события, в том, что не были предупредительные меры, не был сразу наведен порядок, тяжелая экономическая ситуация. Я думаю, что это все дало плюс оппозиционным партиям, то есть они подняли себе авторитет.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, подтверждают ли итоги прошедших выборов существование глубокого раскола в киргизском обществе?

Марат Хайруллин: Думаю, формально да, подтверждают. На самом деле вертятся у власти одни и те же люди, они даже сами киргизы про себя говорят, что есть какая-то тусовка, которая внутри себя договорится. Тот же самый Кулов в свое время предал вместе с Бакиевым Акаева, потом предал благополучно, непонятно, правда, кто кого первый, но все благополучно разошлись с Бакиевым. Поэтому я не считаю, что хорошо, когда основной кандидат в открытую едет по чужой стране и пытается собирать деньги на свою предвыборную кампанию. Я имею в виду Кулова по России, что он ездил. Конечно, мы говорим, что показывают по России, во-первых, там очень много наших соотечественников, мы должны следить, чтобы наша граница была стабильной, если считаем себя великой державой. Поэтому в этом плане, я считаю, что не просто вмешиваться в политику Киргизии мы должны, а мы должны все мировое сообщество принудить Киргизию признать ошские события и начать расследование реальное. Я в этом плане считаю, что ситуация чем и плоха, то что они внешне расколоты, а внутри себя могут договориться.

Владимир Кара-Мурза: Какую роль в предвыборной агитации сыграли ошские события и вопрос о необходимости их расследования?

Аркадий Дубнов: Вы знаете, я думаю, что в предвыборной агитации они не были очень заметными и важными. К сожалению, Марат Хайруллин прав, киргизская элита, интеллигенция, политизированное сообщество старалось как можно аккуратнее обходить эти вопросы. Это сообщество пыталось тщательно замикшировать вот эти проблемы, связанные с неравномерностью ответственности за эти трагические кровопролития. И пока торможение честному, справедливому расследованию событий на Юге, киргизская элита, надо сказать честно, пытается противодействовать - это правда. Это действительно проблема. Я же говорю, что киргизское общество больно, страна больна.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер. В среднеазиатских республиках бывших советских очень развито чинопочитание и преклонение перед властью. Но когда я наблюдаю за событиями в Киргизии, мне приходят на ум слова Пушкина: "И вольный сын степей киргиз". То есть в этой среднеазиатской республике уже второй раз меняют неугодное гражданам правительство. У меня два вопроса: почему Пушкин именно киргизов отмечал свободолюбие? И почему менталитет киргизов так резко отличается от своих среднеазиатских соседей?

Владимир Кара-Мурза: В чем специфика киргизского менталитета?

Марат Хайруллин: То, что народ свободолюбивый – это я согласен. Но с другой стороны, если понять, грубо говоря, если бы такое натворили на Кавказе, то они бы получили сдачи. Они просто нарвались на таких узбеков. Они пытались в свое время такие же события повторить в Бишкеке похожие, чуть не повторились во время второй революции, и русскоязычные бизнесмены объединились все, почему было в Оше использовано оружие. Я не знаю насчет менталитета, но я считаю, что это такое было преступление, которое ложится пятном на весь народ. И вот с этой точки зрения хочу сказать, как поступила киргизская элита. Я просто вспомнил сравнение: в "Тихом Доне" есть сцена, где взвод казаков изнасиловал девушку. И потом все выходили, улыбались и делали вид, что ничего не произошло. Точно так же они поступили сейчас. И именно зерно оздоровления киргизского общества лежит в том, что будет проведено честное расследование и это будет инициировано самими киргизами. Вот тогда, киргизы очень маленький это маленький этнос, долго ждать не нужно, как только произойдет это событие - это будет первым зерном выздоровления. И через несколько лет появится наверняка лидер, который сможет повести нацию за собой.

Владимир Кара-Мурза: Роза Отунбаева, президент Киргизии переходного периода, верит в политическую стабильность в республике.

Роза Отунбаева: После выборов мы полагаем, что поскольку весь процесс будет транспарентный, прозрачный. Открытый, то это все не даст возможность каким-либо смутьянам поднимать страну в такое состояние в политической истерике, так скажем.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Кирилла.

Слушатель: Здравствуйте. Я думаю, что причина, проблемы экономические. Меня интересует, вы затронули, безработица какая. Это правительство, которое сейчас придет к власти, как оно будет пополнять бюджет, откуда будут деньги у правительства. Меня интересуют экономические вопросы. Безработица, безделье, низкое развитие образования, запущенность населения привела к этим событиям.

Владимир Кара-Мурза: Каковы главные экономические проблемы в республике?

Аркадий Дубнов: Согласен, проблемы экономические сегодня среди основных, если не главных. Проблема наполнения бюджета станет главной для будущего правительства. Насколько я понимаю, именно проведения парламентских выборов ждали международные доноры, обещавшие Киргизии помощь миллиард двести миллионов долларов на летней конференции доноров. После выборов, возможно, будет помощь со стороны соседей Киргизии - Москвы и Астаны. То есть по-прежнему расчет киргизскими элитами, киргизским руководством делается только на внешнюю помощь, то есть на иглу финансовой помощи, собственно говоря, к которой впервые приучил эту страну Аскар Акаев. Это огромная проблема. Образование серьезнейшая проблема, провалы в образовании чуть ли не на поколение. Безработица, молодые люди, которые давным-давно не знают никакого другого заработка, кроме как бандитские криминальные наезды, участие в наркотрафике и тому подобное. Это серьезнейшая проблема. Киргизия с этим еще долго будет бороться.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, способна ли экономическая помощь извне решить проблемы республики?

Марат Хайруллин: Никогда не приводило ни к чему хорошему. Я сомневаюсь, что деньги при том состоянии власти, которое мы видели на выборах, деньги будут потрачены так же, как из потратил неизвестно куда Бакиев получивший. Они уже получали помощь, что они сделали? Вот у нас есть пример Таджикистана: страна сидит просто на правозащитных грантах, на чем угодно, и что, там происходит что-то. Ничего не происходит, никаких позитивных изменений в экономике нет. С этой точки зрения намного лучше Каримов, который хоть и бедно свою экономику, но он сам ее содержит. Я думаю, ни к чему хорошему это не приведет, киргизы должны научиться жить самостоятельно.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, хватит ли новому парламенту трех попыток, чтобы выбрать спикера, сформировать правительство, иначе он будет распущен президентом?

Аркадий Дубнов: Это хороший вопрос, у меня нет ответа. Я хотел бы подождать хотя бы два-три дня, чтобы понаблюдать, к чему приведут первые попытки консультаций между попавшими парламент партиями. Я думаю, после этого можно отвечать более уверенно, а сейчас у меня нет ответа на этот вопрос. Я надеюсь, что обойдется без новых выборов.

Владимир Кара-Мурза:
Слушаем вопрос от радиослушателя Федора из Санкт-Петербурга.

Слушатель: У меня будет короткий вопрос господину Дубнову. Скажите, пожалуйста, будет ли все-таки стабильность от новой политической конфигурации в Киргизии? Не будет ли новых переворотов? И особенно мой вопрос хочу заострить: нет ли опасности в Киргизии усиления исламистов, исламистского движения?

Аркадий Дубнов: Вопросы очень важные, на них как можно ответить? Я надеюсь, стабильность приобретет реальные очертания после этих выборов. Смотрите, сколько нам обещали переворотов, бунтов накануне, во время и после выборов. Накануне и во время прошло, остается после выборов. Но позвольте мне быть уверенным, что такой бучи, как предсказывали, в том числе и мои коллеги из российской прессы, этой бучи не будет. Другое дело, насколько стабильная будет конструкция властная, но это уже вопрос, на который сейчас я, как и на предыдущий, ответить не смогу. Надеюсь.

Владимир Кара-Мурза:
Верите ли вы то, что положен конец политическим катаклизмам в республике?

Марат Хайруллин: Слушатель сказал, что парламентская система работает только, когда есть несколько сильных партий, как американская парламентская система - классический пример. В Киргизии близко этого нет. Нет той самой парламентской культуры. Есть два безобразнейших переворота, когда собственных президентов просто выгоняли, есть странные выборы, странное решение. Что из этого получится, на самом деле с Аркадием может быть согласен, никто не может предсказать. Тимур звонил, говорил, что это уникальный эксперимент, вот решил народ поставить над собой эксперимент.

Владимир Кара-Мурза: Какие меры предосторожности были предприняты в республике в день выборов и обеспечивают ли они стабильность ситуации в стране?

Аркадий Дубнов: Меры предосторожности были весьма объемные. Были приведены в состояние повышенной боевой готовности все спецслужбы, части, подразделения Министерства обороны. Я в субботу накануне выборов разговаривал с министром обороны новым киргизским, очень, мне кажется, грамотный специалист, генерал. Кстати, южного происхождения, что очень важно для того, чтобы быть уверенным, что этот профессионал останется у власти и в новой конфигурации. Он сказал, что его войсковая разведка докладывала ему, что серьезной опасности нет. На выборах на избирательных участках дежурили дружинники, милиционеры, которые, кстати, наводили порядок, но их обвиняли в том, что они давили на избирателей. Но это, конечно, другая история. Одним словом, Бишкек был абсолютно мирным городом во время выборов в воскресенье, сегодня в первый день после выборов. Так что меры предосторожности так или иначе сработали. Но, я думаю, не потому, что они были такие интенсивные.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG