Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лондон прощает Москву?


Уильям Хейг (слева) и Сергей Лавров на совместной пресс-конференции в Москве

Уильям Хейг (слева) и Сергей Лавров на совместной пресс-конференции в Москве

Посетив Россию, глава британского МИД Уильям Хейг продемонстрировал смягчение позиций Лондона по наиболее конфликтным вопросам двусторонних отношений.

Во время своего первого визита в Москву министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг пообщался с главой российского МИД Сергеем Лавровым, с президентом Дмитрием Медведевым и с правозащитниками.

По словам правозащитников, участвовавших в беседе с Хейгом, они рассказали ему о проблемах с правами человека в России – в частности, о преследовании оппозиции, о цензуре в СМИ, о пытках заключенных. Правозащитники, в частности, попросили главу британского МИДа не давать визы российским чиновникам, причастным к гибели юриста Сергея Магнитского, умершего в СИЗО в ноябре прошлого года. Уильям Хейг после этой беседы отметил, что тему прав человека британские власти считают очень важной и не рассматривают её обсуждение как вмешательство во внутренние дела другого государства.

На совместной пресс-конференции Сергея Лаврова и Уильяма Хейга британский министр демонстрировал крайнюю степень расположенности к своему российскому коллеге. Хейг несколько раз повторил одну и ту же формулировку: "несмотря на все наши разногласия, у нас есть масса возможностей их преодолеть и вместе конструктивно работать". Вот, например, что сказал Уильям Хейг по поводу прямо заданного ему вопроса об отношении Британии к убийству Литвиненко и к "делу Литвиненко":

– Мы здесь сейчас не для того, чтобы объявить о каких-то изменениях в нашей позиции по этому делу, но мы могли бы достичь реального прогресса в сфере экономики, в области обмена знаниями, и об этом мы говорили. Таким образом, мы не забыли, что у нас есть разногласия и проблемы, но мы занимаемся их разрешением терпеливо и в деловой манере. Вот в таком духе мы к этому подходим…

Британские журналисты попытались заставить Уильяма Хейга уточнить позицию британской стороны по делу Литвиненко, поставив вопрос так: "Как теперь – Британия возобновляет работу с российскими спецслужбами, которые, собственно, британские власти косвенно обвиняли в причастности к убийству Литвиненко?" Уильям Хейг в ответ на это лишь сообщил, что по некоторым вопросам борьбы с преступностью Британия сотрудничать Россией будет:

– Это не останавливает нашу совместную работу по предотвращению наркотрафика, по борьбе с международной организованной преступностью, преступлениями в сфере эмиграции и компьютерных технологий…

Именно такое кружение британского министра буквально на одних и тех же фразах дало возможность Сергею Лаврову более ясно сформулировать российскую позицию по "делу Литвиненко".

– Что касается упомянутого вами подозрения, что ФСБ имеет какую-то причастность к убийству, гибели Литвиненко, то мы хотим сотрудничать, чтобы установить истину, готовы это делать, естественно, без нарушения нашей Конституции, наших законов и подтвердили совсем недавно вновь нашу готовность провести соответствующее расследование. Для этого нам необходимо получить все материалы, которые имеются у британских следователей, – заявил Лавров.

С ответами на другие вопросы все было очень похоже. Например, признавая очевидные разногласия России и Великобритании в отношении Грузии, Уильям Хейг не стал акцентировать внимание на этих разногласиях.

– Конечно, мы обсуждали ситуацию в Грузии, в частности, роль миссии наблюдателей от Евросоюза, а также выполнение прежде достигнутых соглашений. Между Россией и Грузией есть разногласия, и мы не собираемся здесь заявлять, что все различия в подходах к проблеме Грузии разом отменены. Да, у нас различные точки зрения, но очень важно, что мы можем работать вместе по таким важным вопросам, как Иран, Афганистан, мирный процесс на Ближнем Востоке, нераспространение ядерного оружия и изменения климата, – подчеркнул Хейг.

По словам британских журналистов, с которыми Уильям Хейг отдельно побеседовал после официальной пресс-конференции, на этом закрытом брифинге министр не сказал ничего, что бы отличалось от сказанного им ранее. Из столь обтекаемых формулировок главы британского внешнеполитического ведомства можно заключить, что новое правительство страны явно смягчает позиции по таким конфликтным вопросам двусторонних отношений как "дело Литвиненко" и "грузинская проблема".

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG