Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вакханалия после гей-парада в Белграде. Кто стоит за экстремистскими группировками в Сербии?


Ирина Лагунина: В минувшее воскресенье в столице Сербии состоялся первый гей-парад. Около тысячи участников "Шествия гордости" прошли по центру Белграда – власти обещали им полную безопасность и это обещание выполнили. Гей-парад прошёл в оцеплении полиции, а его участники потом были на полицейских же машинами перевезены в удалённые от центра районы – чтобы на них не напали экстремисты. Однако спокойно прошла лишь официальная часть манифестации. 5 600 полицейских, выведенных на улицы Белграда, попали под удар около 6 тысяч агрессивно настроенных юношей, которые громили всё подряд. Министр внутренних дел Сербии Ивица Дачич.

Ивица Дачич: Согласно полицейским оценкам, в Белграде на полицию нападали около 6 тысяч человек. Полицейские утверждают, что никогда, сколько они занимаются своим делом, не встречались с таким количеством ненависти и насилия на улицах
Белграда. Полиции удалось избежать кровопролития.

Ирина Лагунина: Кто-то называет их хулиганами, кто-то противниками парада сексуальных меньшинств, кто-то борцами за традиционные семейные ценности. Но так ли это? После очередных беспорядков, устроенных в Белграде, возникает вопрос: кто эта молодёжь и какая у них на самом деле цель? Над темой работала наш корреспондент в Белграде Айя Куге.

Айя Куге: В воскресенье улицы центра Белграда были похожи на поле боя. Со всех сторон в организованном порядке на полицию нападали тысячи юношей – били камнями из мостовой, железными прутьями, бросали факелы и петарды. Была также зарегистрирована и стрельба из оружия. Они громили город – поджигали автомашины, мусорные контейнеры, вызвали пожар в здании штаб-квартиры главной правящей в Сербии - Демократической партии, разбили окна государственного телевидения и других общественных зданий, витрины магазинов – масса товаров были разворованы. Был даже разгромлен купленный на благотворительные средства автобус, в котором был установлен аппарат для маммографии - женщины могли бесплатно пройти исследование молочных желез. Вот что день после беспорядков заявил директор отдела управления сербской полиции Веселин Вельович.

Веселин Вельович: Установлено, что в результате были ранены 132 служащих полиции, 5 из них тяжёло. Травмы получили и 25 граждан, из которых тяжелые - 1. Уничтожено 15 полицейских автомашин и огромное количество защитного оборудования. Интервенция полиции длилась 7 часов. Очень любопытно, что 60% из всех задержанных приехали в Белград из других мест в Сербии. Полиция, в сотрудничестве с прокуратурой, продолжает поиски лиц, которые принимали участие в нарушении правопорядка и спокойствия граждан, а также в уничтожении имущества Белграда.

Айя Куге: Материальный ущерб, нанесённый городу, оценивается в миллион, имуществу полиции – в полмиллиона евро. Задержаны 250 человек, на сегодняшний день под арестом остались 66. Аресты продолжаются. Помощник министра юстиции Сербии Слободан Хомен обещал, что все виновники беспорядков будут сурово наказаны. Согласно новому закону, им грозит до восьми лет лишения свободы.

Слободан Хомен: Мы ясно должны подчеркнуть: это были беспорядки, спровоцированные не отдельными лицами, вышедшими с протестом, а организованными группами людей, опирающихся на ультраправые организации и экстремистские группы болельщиков футбольных клубов.

Айя Куге: А вот рассказ молодого социолога из Гельсингского комитета по правам человека Ивана Кузминовича, которому в воскресенье удалось подключиться к одной из этих группировок.

Иван Кузминович: Группа, временным членом которой я был, состояла из более чем 500 очень молодых людей. Руководство было хорошо организовано. У них было оборудование для прослушивания полицейских переговоров, и они постоянно по мобильному телефону были на связи с кем-то. Так мы получали указания – куда двигаться, по каким улицам. Хочу особо отметить, что они время от времени заходили в Храм Святого Марко, и моё личное впечатление: в воскресенье эта церковь служила чем-то вроде штаба. С ними был и один священник Сербской православной церкви, он не походил на предводителя группы, но вокруг него постоянно находились человек двадцать. У них с собой был крест, на котором было написано "Истина". Потом церковь открыла свою дверь для тех, кто бежал от полиции и стала для них убежищем. Я уверен, у сербских ультраправых организаций нет сил самостоятельно организовать такую большую операцию.

Айя Куге: Руководство сербской православной церкви воспротивилось проведению гей-парада в Белграде, одновременно призвав остальных его противников не применять насилие. Однако представители консервативного крыла церкви грозили геям и лесбиянкам Содомом и Гоморрой. Теперь церковь отрицает свою причастность к беспорядкам. Сербский Епископ Атанасий заявил.

Епископ Атанасий: Вы должны знать, что между теми, кто сопротивлялся силам правопорядка, нет никого, кто бы получил поддержку Сербской православной церкви. Есть лишь те, кто скрывается за православной церковью.

Айя Куге: В Белграде арестован лидер одной из самых известных сербских клерофашистских организаций "Образ" Младен Обрадович. Кстати, он студент богословского факультета. Утверждается, что у него найдены планы действий и список контактов для проведения беспорядков. Прокуратура расследует, кто финансирует эту организацию – поговаривают, что деньги, в частности, поступают и из России.
Наш собеседник – специалист по вопросам безопасности, профессор Зоран Драгишич. Ваш взгляд на беспорядки в Белграде? Имеют ли эти события более широкий контекст, чем отдельный насильственный протест против проведения гей-парада?

Зоран Драгишич: Я считаю, что это было политически организованное и мотивированное насилие со стороны подпольных политизированных формирований в Сербии. Они уже долгое время пользуются любой возможностью спровоцировать насилие на улицах Белграда и бросить вызов государству. Гей-парад был лишь поводом для того, что произошло – на самом деле это была попытка финансовых покровителей и организаторов этих групп хулиганов нанести удар по государству и продемонстрировать свою силу и мощь. И они представляют большую опасность для государства, ведь мы увидели, что это хорошо организованные группы, большинство членов которых приехали из других мест. Они разместились в разных концах Белграда, с тем, чтобы распылить силы полиции, ослабить её. Однако благодаря соответствующей реакции сил охраны порядка, серьезные инциденты были предупреждены. Такие группировки представляют опасность потому, что у них есть политическая мотивация – и это видно по тому, на какие объекты они нападали.

Айя Куге: А кто, по вашему мнению, эта молодёжь и кто ей управляет?

Зоран Драгишич: Подобное происходит в Белграде не в первый раз, мы видели это на протяжении уже нескольких лет. Это работа для служб безопасности: установить, принадлежит ли эта молодежь к ультраправым экстремистам, или за ними стоят группировки организованной преступности – чего я тоже не исключаю. К счастью, в воскресенье стало ясно, что полиция намного сильнее их. Полиция на улице легко могла бы разбить хулиганов, если бы было принято такое решение. Тем более, что многие из них ещё мальчишки, которые, кстати, не очень-то виноваты в том, что произошло. Каждый из них, конечно, должен отвечать за то, что сотворил, но они являются последним звеном в цепочке. Однако я опасаюсь, что их вожди смелее и даже политически мудрее, чем руководство Сербии.

Айя Куге: Во время беспорядков бросалось в глаза, что их участники, многие практически мальчики, ничуть не боялись полиции. В их глазах читалась лишь ненависть.

Зоран Драгишич: Это действительно интересно. Я разговаривал об этом с Министром внутренних дел и с некоторыми моими друзьями полицейскими. У всех у них впечатление, что такой ненависти и агрессии в Белграде никогда не было. Экономическая ситуация в Сербии отчаянная. Большинство из этих юношей необразованные и не имеют шансов найти какую бы то ни было работу. Приехали они в основном из пригородов столицы и бедных городков в Сербии. Это парни 17-18-20 лет, не имеющие никакой перспективы, которыми так легко манипулировать. То, что произошло в Белграде, должно стать предметом не только криминально и судебного расследования. Серьезная работа, наряду с нами, с теми, кто занимается вопросами безопасности, предстоит и социологам, и психологам – этот феномен должен быть исследован. Кризисы всегда сопровождаются появлением таких слоев в обществе. А Сербия - государство, которое находится в глубоком кризисе уже 20 лет. Многие из этих юношей даже еще не родились, когда начался кризис и войны. Они провели всю свою жизнь в условиях кризиса с, вероятно, безработными родителями, в школах, где учителя постоянно бастовали. А с другой стороны, они смотрели на растущее богатство отдельных людей. Однако, эти парни недостаточно интеллигентны и образованны, чтобы понять, в чём их проблема и как её решить. Поэтому иррациональные проявления ненависти и насилия естественно для юношей, у которых много адреналина, но мало мозгов.

Айя Куге: Конституционный суд Сербии сейчас решает вопрос о запрете экстремистских организаций и группировок. Какие выводы и уроки можно извлечь из событий минувшего воскресенья в Белграде?

Зоран Драгишич: Из всего этого можно сделать тот же вывод, который был известен и раньше: в Сербии существуют подпольные политизированные формирования. Их группировки должны быть раскрыты Службами безопасности. А от государственного руководства стоит потребовать ясной, гласной и точно определенной позиции. Если всё закончится лишь строгим наказанием участников насилия, ничто существенно не изменится – организаторы очень легко наберут новых. Государство срочно должно предпринять всё, чтобы наша слабая и неразвитая демократия не была под угрозой со стороны таких группировок, за которыми, я уверен, стоит организованная преступность. Ведь понятно, что такие "протесты" очень щедро финансируются, последняя операция была очень дорогой, и я считаю, что такие деньги на данный момент в Сербии имеет лишь нарко-мафия.

Айя Куге: Мы разговаривали со специалистом по вопросам безопасности Зораном Драгишичем.
Продолжение этой темы последовало через три дня после белградских событий. Группа сербских экстремистов, так называемых футбольных болельщиков, преднамеренно сорвала отборочный матч европейского чемпионата по футболу между Сербией и Италией в Генуе. Один из болельщиков открыто заявил: "Приступаем к переменам в Сербии!"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG