Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

Центр "Э": кузница несогласных?


Антифа атакуют здание Химкинской администрации

Антифа атакуют здание Химкинской администрации

Правоохранительные органы активно "работают" с членами движения антифа. Интерес власти к молодежным радикальным объединениям понятен. Но трудно найти оправдание методам борьбы с ними.

Очередной виток противостояния вокруг Химкинского леса, в том числе и история с Боно и Шевчуком, начался с "Вырубки Химкинской администрации" – акции движения антифа. Двое антифашистов, Алексей Гаскаров и Максим Солопов, были арестованы и сейчас находятся в СИЗО.

Движение антифа возникло в первую очередь в противовес уличным нацистам в тот момент, когда государство никак не боролось с праворадикальными организациями. ("Фашисты убивают, власти покрывают" – одна из речёвок антифашистов). Антифа собираются на концерты любимых групп, где их часто уже поджидают нацисты. Происходят драки и убийства – и с той, и с другой стороны появляется информация об убитых, чаще всего зарезанных в драках. Это в самых общих чертах.

А в деталях – именно антифа устроили акцию памяти Маркелова и Бабуровой: прошли маршем по Пятницкой улице, скандируя "Не забудем, не простим" и "Выйди на улицу, верни себе город". Жгли файеры, разбили светильники на эскалаторе метро "Третьяковская". На митингах оппозиции антифа – это передний фланг, они оказывают сопротивление оцеплению ОМОНа и не боятся вступить с ним в открытое противоборство. Это, кстати, нервирует собирающихся на митинги либералов: многим вместе с буйной молодежью идти на бульвар не хочется.

Уличные фашисты от уличных антифашистов отличаются идеями: одни ходят с ножами, чтобы убить таджика, вторые носят нож, чтобы защищаться от первых. Во всяком случае, они так говорят.

Но с точки зрения правоохранительных органов "фа" от "антифа" не отличаются ничем: и за теми, и за другими, как за радикалами, ведется слежка. И активисты-наци, и антифа могли бы найти свои фамилии в списках неблагонадежных граждан, которые составляет Центр "Э" – Департамент по борьбе с экстремизмом.

Возвращаясь к Химкам.

"Вырубка химкинской администрации" была акцией необычной: власти ее полностью проворонили. Что и позволило 500 антифа пройти маршем по центральной улице мимо администрации и закидать ее камнями. Все заняло несколько минут: в здании администрации были разбиты окна, после чего активисты разъехались по домам.

И тут началось. Власть устраивает грандиозную облаву. Начиная с августа, были пойманы на улице и дома и допрошены сотни активистов движения в разных городах, многих избили. Один из задержанных сообщает, что сама милиция жалуется на то, что их заставляют составлять отчеты президенту Медведеву два раза в день. "Химкинские заложники" – Максим Солопов и Алексей Гаскаров – сидят уже два месяца. 8 октября Мосгорсуд отменил решение Химкинского суда о продлении ареста Солопова еще на два месяца – вероятно, медийная кампания сработает и их не засадят на семь лет, как грозились.

На сайте кампании за освобождение "химкинских заложников" есть раздел "Репрессии". На сайтах antifa.ru и khimkibattle.org публикуются рассказы о методах работы Центра "Э".

Как сообщается на сайтах, к человеку обычно подходят на улице люди в штатском, ведут его в машину. Отбирают мобильный телефон, не дают никому сообщить, где задержанный находится. На допросах применяются пытки: 19-летнему Никите Чернобаеву на голову надевали целлофановый пакет, не давая дышать. Другого задержанного били по почкам, у третьего закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушибы, ссадины. Многих заставляют подписать бумагу о сотрудничестве. Часто через 12 часов пыток пойманный на улице человек такую бумагу подписывал.

У многих задержанных обыски проводились без ордеров и каких-либо санкций. Им не давали позвонить адвокату. Паспортистке, прописавшей в поселке "Ключи" опального Дымовского, угрожали похитить ее 8-летюю дочь. Кем бы ни был Дымовский, хоть самим дьяволом, есть ощущение, что дочка паспортистки тут ни при чем. Одного из участников акции в Химках, по его словам, пугали тем, что посадят его девушку: "Пугали больше Надей. И знаешь, я чувствую уже, что они бесятся: "Ты чё вообще думаешь, мы и вас закрыть можем... Или одного из вас посадим, а другой будет давать те показания, которые мы скажем".

Принято считать, что мы живем в одном из самых мягких авторитарных режимов, но, думаю, избитым в отделениях и отделах милиции и Центра "Э" и их родителям так не кажется.

Можно не ходить на митинги оппозиции, можно не реагировать, когда людей судят за выставки, – но не реагировать, когда мальчику надевают на голову целлофановый пакет, невозможно. Так что самая большая заслуга в возрастании протестных настроений в обществе сегодня, похоже, принадлежит Центру "Э".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG