Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дана Киндрова: Фотоискусство как российский проект


Дана Киндрова

Дана Киндрова


Дмитрий Волчек: Гость радиожурнала ''Поверх барьеров'' - чешский фотограф Дана Киндрова. Уже более трех десятилетий она снимает в России. Впервые Дана Киндрова побывала в Советском Союзе в 1976 году, и с тех пор сделала несколько циклов фотографий, связанных с повседневной жизнью россиян и историей двух народов: девять месяцев она снимала вывод советских войск из Чехословакии. Сейчас Дана Киндрова работает над экспозицией "Русские: их иконы и мечты".



Александра Вагнер:
Вы довольно много путешествовали по России. Когда состоялась ваша первая поездка?

Дана Киндрова: Это было в 1976 году, когда я вернулась из Африки. Я была с отцом в Того в 1975 году и потом родители решили, что мне надо поехать в Советский Союз, чтобы говорить по-русски. И я туда съездила летом на два месяца.

Александра Вагнер: Какие у вас были первые впечатления от этой поездки?

Дана Киндрова: Когда я была в первый раз в Советском Союзе, меня поразило, что даже в крутые морозы они кушают мороженое. Я тоже кушала эту ''Лакомку'', и моя мать мне сказала, что они были поражены, когда я вышла из поезда, что я так располнела.

Александра Вагнер: В то время вы снимали в Москве обычных людей на улице. Есть ли какая-то фотография, которая вам запомнилась больше других?

Дана Киндрова: Да, есть. Продавец с собачкой на рынке. Эта фотография мне очень нравится, он такой грустный.

Александра Вагнер: Вы публиковали свои фотографии. Случались проблемы с властями?

Дана Киндрова: При советской власти везде были газеты. Газета стоила две копейки, но все-таки на каждом углу была эта пропаганда ''Правды''. На моем снимке человек на улице читает газету и там наверху написано ''Правда''. С этой фотографией были проблемы. Она снята в 1981 году, напечатали ее в журнале ''Свет в образах'', он был на русском языке, потому что его в Советский Союз посылали. И эту фотографию критиковали в Москве, потому что это символика.

Александра Вагнер: Вы сейчас работаете над очередным проектом, связанным с Россией, называется он ''Русские: их иконы и мечты''. Расскажите, пожалуйста, о ваших планах.

Дана Киндрова: Будут две части, первая – Советский Союз, вторая – Россия. Так что я эту мозаику дополняю. Иконы – не только православные. Икона – Ленин. До сих пор существует важная икона – День Победы.

Александра Вагнер: Вы помните свою первую фотографию?

Дана Киндрова: Очень хорошо. Моя мама — фотограф, она работала в издательстве и всегда хотела, чтобы я фотографировала, а мне не очень хотелось. И вот раз я влюбилась в школе, а он фотографировал. И моя мать мне сказала: ''Знаешь, надо ему показать, что ты тоже умеешь фотографировать''. Я взяла фотоаппарат, пошла на набережную и сняла бабушку, которая продавала журналы.

Александра Вагнер:
Я знаю, что вы не пошли учиться фотографии профессионально, а поступили на факультет русской и французской филологии.

Дана Киндрова: Я хотела поступить, но это было в 1974 году, в Чехословакии была такая обстановка – ''нормализация'' наступала, и мы решили в семье, что лучше всего изучать языки, пока это не кончится. Моя мать говорила: ''Это не может продолжаться долго, потом ты сможешь фотографировать. Языки - это не проституция''. На кафедрах журналистики в то время было очень плохо.

Александра Вагнер: То есть вы не хотели фотографировать какие-то события, связанные с режимом?

Дана Киндрова: Конечно, потому что мои фотографии - это люди, прежде всего, просто жизнь. Но и когда вы фотографируете жизнь, это, конечно, приносит проблемы. Мне тоже приносило: когда я фотографировала, например, разные праздники: полиция подходила, спрашивала и потом забирали пленки.

Александра Вагнер: Забирали пленки?

Дана Киндрова: Это было уже в конце 80-х годов. Мы фотографировали, например, на Вацлавской площади. Там такой был ресторан, мужчина подошел и сказал, чтобы я пошла с ним в этот ресторан. Они взяли все пленки, и потом меня пригласили в СТБ, это как ваше КГБ, и там расспрашивали.

Александра Вагнер: Это было один раз или несколько?

Дана Киндрова: Это у меня случилось три раза, но без последствий.

Александра Вагнер: Случалось ли с вами что-то подобное в Советском Союзе?

Дана Киндрова: В 1976 году у меня была такая фотография - на рынке, дедушка с бородой. Я там с ним разговаривала, это было в Москве, все продавцы со мной говорили, вдруг появился какой-то человек и все убежали, а меня отвели в какое-то бюро. И там они мне сказали: ''Вот на русском говорите, у вас фотоаппарат, вы - шпион''. Это было смешно, но со мной потом это случилось несколько раз, потому что это странно - русский язык, фотоаппарат. Три года тому назад я была на Урале, в одном поселке, и одному человеку показалось странным, что я там одна. Меня вытащили из автобуса, а потом мне выписали штраф 60 рублей, потому что это какая-то полузакрытая зона. И тоже спрашивали, почему я одна, почему русский язык. Им это было странно. Я им говорила, что у меня вот здесь путеводитель, мне понравилась эта долина, я хотела посмотреть. Но они были удивлены, почему именно туда. А я просто хотела посмотреть природу.

Александра Вагнер: Вы сказали, что снимаете в одиночестве. Почему?

Дана Киндрова: Другой человек мешает, потому что контакт иногда устанавливается несколько часов. Я свободнее, когда одна.

Александра Вагнер: Когда я рассматривала ваши фотографии, снятые в СССР, а потом в начале 90-х годов в России, я обратила внимание, что большинство их них черно-белые. С чем это связано?

Дана Киндрова: Я думаю, что для этого типа фотографий человеку лучше сосредоточиться на сути. Там самое главное – содержание. У меня есть один проект "Вывод советских войск", там цветные фотографии. Потому что жизнь солдат – это обыкновенная жизнь, люди черно-белые. Но там были разные украшения, пропаганда коммунистическая, и я чувствовала, что это надо снимать на цветную пленку. Потому что агрессивный красный и желтый цвета обязательно должны были присутствовать. Это единственный проект, который я снимала именно так.

Александра Вагнер: Как у вас появилась идея снять вывод советских войск?

Дана Киндрова: Я снимала перед "бархатной революцией" разные коммунистические манифестации. И конечно, "бархатную революцию" мы все снимали. Но для меня, для моего поколения это не был конец, самое главное было, чтобы советские войска вышли. Так что я чувствовала, что придется это снимать, и снимала 9 месяцев. Для меня очень важно, когда я фотографирую, чтобы я могла с людьми говорить. Русский язык, конечно, помогал. Про некоторые фотографии наши генералы мне потом говорили: ''Как вы смогли туда попасть? Нам никогда этого не удавалось''. Просто опыт.

Александра Вагнер: Вы снимали вывод советских войск не только в Чехии, но и в Словакии.

Дана Киндрова: Это были последние солдаты в Словакии. Сделали там такое мероприятие, думали, что будет народ, а там почти никого не было. Потому что человек, который там выступал, мне показалось, ничего не понял, он говорил, как они помогали здесь. А они были удивлены, что там никого не было, только представители города, но никакого народа.

Александра Вагнер: Поэтому вы сняли эту трибуну пустую?

Дана Киндрова: ''Мы уходим - дружба остается''.

Александра Вагнер: Вы говорили, что вам помогало знание русского языка при работе над этим проектом. Общались ли вы с солдатами и с их начальством?

Дана Киндрова: Я этих людей, когда мы были наедине, всегда спрашивала: ''Вы довольны, что уходите?'' И один мне сказал: ''Мне все равно, буду я жить здесь или на Украине - наша жизнь такая бедная, что просто никто не может себе представить''. Это было очень грустно.

Александра Вагнер: Армия собиралась довольно долго, 9 месяцев. Вы тоже на протяжении всего этого времени ездили с фотоаппаратом в места, где размещались войска. За это время произошло что-то необычное?

Дана Киндрова: Там было 50 собак. Советские войска ушли, а их закрыли в гараже. И эти собаки, потому что нечего было жрать, сошли с ума. И потом мне говорил человек, что пришлось их расстрелять. Он говорил, что это был ужас.

Александра Вагнер: Вы говорили, что снимали демонстрации во время нормализации?

Дана Киндрова: Мне казалось, что в демонстрациях была сосредоточена суть нашей нормализации, это была такая шизофрения: люди критиковали все, но все-таки принимали участие во всех этих мероприятиях, хотя были против. Это был просто такой театр. Мне казалось, что там это все сосредоточено – это время, эта атмосфера 70-80-х годов. В следующем году я хочу делать выставку и книгу под названием "Ритуалы нормализации". Будут три основные части – 1 мая, Спартакиада и то, что было на Староместской площади, разные годовщины Великой Октябрьской революции с 1948 года. Между этими тремя частями будет повседневная жизнь этого времени. Я уже выбираю, там будет около 130 фотографий.

Александра Вагнер: Повседневная жизнь, которую вы снимали, тоже отражала атмосферу, которая была в то время в Чехословакии?

Дана Киндрова: Не всегда, но, например, были фотографии перед Рождеством, когда люди в очереди стоят за елками. Это было сложно. Так что чувствуется, что была такая атмосфера. Я выбираю фотографии, которые напоминают атмосферу.

Александра Вагнер: Эти праздники, коммунистические парады вы снимали и в России?

Дана Киндрова: Я в России снимала День Победы. Один человек мне говорит: "Девушка, почему вы снимаете? Мешаете" – "Как мешаю? Я просто снимаю!" Он говорит: "Вы откуда?" Когда я сказала, что из Чехии, он сказал: "Вы не можете здесь фотографировать, потому что вы сейчас члены НАТО". Закончилось тем, что мы посмеялись.

Александра Вагнер: 90-е были довольно плодотворным периодом. Вы занялись одной политической темой - выводом советских войск, а после этого поехали в Подкарпатскую Русь. Почему вы отправились именно туда?

Дана Киндрова: Это звучит очень наивно, но я думала, что одна несправедливость исправлена — войска ушли, и теперь Подкарпатская Русь вернется Чехословакии, что будет опять присоединена, потому что после Второй мировой войны референдум, который там организовал Сталин, был против нашей Конституции. Конечно, этого никогда не будет. Но я люблю природу, людей, горы, так что я туда ездила 15 лет и тоже книжку сделала. Мне там нравилось в горах, люди там очень хорошие.

Александра Вагнер: Вы все-таки перешли от этих политических тем в 90-х, начали фотографировать женщин, начали ездить чаще на Запад и снимать и женщин на Западе тоже.

Дана Киндрова: В 1992 году мне такое предложение сделали, чтобы я приняла участие в каком-то конкурсе в Швейцарии. Надо было разработать проект, и я написала, что, может быть, будет интересно сравнивать жизнь женщин в бывших социалистических странах и на Западе, и найти общие черты. Меня выбрали на шесть месяцев, и я работала в Швейцарии. Когда я вернулась в Чехию, я себе говорила, что буду продолжать, потом получила стипендию во Франции, работала, и вот книжка возникла. Но потом я вернулась в Россию.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG