Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый театр в Петербурге



Марина Тимашева: В Петербурге появился новый театр ''Мастерская'', труппу которого составили выпускники Театральной Академии, курса замечательного режиссера и педагога Григория Козлова. 1 ноября новый коллектив займет бывшее помещение театра ''Буфф''. Рассказывает Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: В Петербурге родился новый театр. Это стало понятно еще летом. Курс Григория Козлова в Театральной Академии чудесным образом спаялся в театральный коллектив, так что уже теперь в его репертуаре 11 готовых спектаклей, не говоря уже о невероятном количестве замыслов. Это тем более радостное известие, что новых театров в городе возникает прискорбно мало, - считает главный редактор ''Петербургского театрального журнала'' Марина Дмитревская.

Марина Дмитревская: Собственно говоря, театры на основе курсов это наиболее продуктивный способ рождения театра, потому что это люди одной веры, одной школы, одной манеры. Последние случаи возникновения театров на основе курсов: 36 лет назад Игорь Петрович Владимиров основал ''Молодежный театр'', 15 лет назад возник Театр на Крюковом канале Вениамина Михайловича Фельштинского, где играли только что окончившие институт Хабенский, Пореченков, Трухин и так далее (но он существовал недолго, он пришелся на тяжелое время и долго не прожил). 10 лет назад возник ''Наш театр'' из курса Владимира Петрова под руководством Льва Стукалова, и он живет очень тяжелой жизнью. И в этом году - блистательный курс Григория Михайловича Козлова. Это уже третий курс, который он учит, но у меня лично никогда не было таких восторженных чувств, какие я испытала этой весной на спектакле ''Идиот'', очень поздно, кстати, попав на этот спектакль. А уже вся Моховая гудела, потому что курс на уровне легендарного курса нашего из ''Братьев и сестер'', и атмосфера на Моховой - ровно как была на спектаклях Кацмана, такой разгоряченный общности сцены и зала я не видела. Люди ломятся. Три Мышкиных на курсе - один другого краше. И уже всякие премии они получили - и Стржельчика, и прочих. В общем, абсолютно звездный курс. И, конечно, их Москва уже хочет расхватать, мне звонят разные театры, режиссеры, просят телефоны. Я не даю телефоны ребят, потому что совсем не хочется, чтобы эмиграция в Москву продолжалась и наш город что-то терял. Поэтому затеяли такую историю по возникновению театра на основе курса. И так как-то карта ложится, и так звезды сходятся, что этот театр будет. Это театр, у которого уже 11 спектаклей в репертуаре. Это ''Грезы любви'' по ''Женитьбе Бальзаминова'' Островского, это ''Яма'' по Куприну, это три состава ''Идиота'', это ''Старший сын'' замечательный. Там, знаете, такие ребята, я своих коллег-критиков давно в таком состоянии не видела: ''Так, лучший на курсе — Шумейко!'', ''Нет, Студеновский!'', ''Нет, Перевалов!». То есть уже имена выучили. Я никого не хочу обидеть, я просто какие-то имена назвала на вскидку. Все - как на подбор. Дай бог, чтобы хватило у ребят мужества и энергии этот театр начать - подтянутся и режиссеры, которые раньше учились и у Григория Козлова, и которые на этом курсе тоже. Так что надежда реальная на то, что осенью в Петербурге появится новый театр, и к нему будет протаптываться дорожка, точно есть.

Татьяна Вольтская: Кстати, насчет протаптывания дорожки. Если Марина Дмитревская выступает на крестинах в качестве безусловно доброй феи, то есть и более суровые наблюдатели. Дело в том, что сначала предполагалось, что театр ''Мастерская'' получит помещение на Васильевском острове или на Старо-Невском проспекте. Но, в конце концов, его отправили на Народную улицу, в бывшее помещение театра ''Буфф'', которым руководит Исаак Штокбант, а туда явно долетит не всякая птица. Говорит профессор Петербургской Театральной Академии Елена Маркова.

Елена Маркова: Я несколько раз брала интервью у Исаака Романовича Штокбанта и он говорил о том, что они в некоторой резервации достаточно долгое время находились в театре ''Буфф''. Действительно, там уже намоленое пространство, но оно намолено театром совершенно иной структуры. Я имею в виду ту связь, необычайно важную для театра, которой является связь с публикой. Театр Григория Козлова родился на Моховой. Это - определенная публика, навряд ли она сразу кинется в большом количестве и часто на Народную улицу. Тот микрорайон, который при ''Буффе'' вместе с ним формировался, не пойдет на ''Идиота''. Я хочу ошибиться, но я предполагаю, что такое возможно. Как выходил из положения Исаак Романович? Он время от времени говорил: ''А теперь у нас гастроли в Петербург''. И искал площадки. Это удавалось ему очень редко. И поэтому мне кажется, что при всем тот грандиозном событии, мы потеряли много таких уникальных театров. Например, до сих пор бедствует театр Стукалова, он так и не вписался, это очень трудная жизнь. Вы сразу получаете и помещение репетиционное, и эксплуатационное, это все прекрасно, но театр не существует без публики, а публика у каждого театра своя. Вы уезжаете на Народную, а ваша публика остается здесь. Я не хочу усугублять проблему и, тем более, перспективу такую печальную строить, но об этом надо подумать уже сейчас. Вот об этих «гастролях в Петербург» для того, чтобы театр жил и потихонечку приобщал ту публику. Но это очень важная проблема, потому что истории известно, как без публики театры погибали.

Татьяна Вольтская: Сам Григорий Козлов тоже понимает опасности переезда на выселки, но оптимизма не теряет.

Григорий Козлов: Естественно, это большой риск. Я вот помню, мы ''Идиота'' в Москву очень много привозили раз, и один спектакль был такой: сидели чуть-чуть выпившие люди, публика, которая реагировала так: ''Вот, смотри, Мышкин сдал этого''. На таком уровне понимали спектакль. Да, нам будет сложнее в плане сохранить вот это дыхание, надо следить за спектаклем. Люди будут за сюжетом следить, сюжет есть, история - она рассказывается. И кто-то видит там отношения человеческие. Сложнее будет, когда реакции неадекватные. Всегда, когда какие-то гастроли, вот ребята в Орле без меня были, такой зал - Дворец Cъездов. Притом, одна великая мастерская играла до этого, и не взяла зал. Я не буду фамилии называть. Там был международный фестиваль. А ребята с ''Двумя вечерами''.... Что было, ребята? Поля, расскажи, пожалуйста, я просто не свидетель.

Татьяна Вольтская: Григорий Козлов обращается к молодой актрисе новорожденного театра Полине Сидихиной.

Полина Сидихина: Григорий Михайлович, с его чувством юмора, нашел там такие вещи, что люди просто ловят кайф. Но тяжелое произведение - ''Яма''. Во втором акте было удивительно, когда мы вышли на поклон, все встали и все плакали, и просто весь зрительный зал дышал с нами. И мне кажется, что мы тогда однозначно победили.

Татьяна Вольтская: Что же будет дальше, каковы планы театра и Григория Козлова?

Григорий Козлов: С чего начнем ? Мы попробуем ''Принцессу Турандот'', у нас в портфеле ''Дни Турбиных'', ''Живи и помни'', ''Последний срок'', ''Дом окнами в поле'', ''Мамаша Кураж'', ''А зори здесь тихие''. У нас еще столько нереализованных спектаклей, которые в институте... Толстой обязательно должен быть, детские спектакли - обязательно. Точно начнем репетировать и методом проб - ''Женитьба Фигаро''... Четвертое поколение ''Мастерской'' растет, есть режиссеры замечательные. Если мы ''Идиота'' выращивали два года - это первые спектакли, то последние репетировали быстро, потому что уже есть понимание, уже коллективная игра настроена, есть доверие друг к другу. В чем развитие современного спорта, театра? В скорости мышления. Чем отличается театр? Не в каких-то таких придумках. Придумки были и в 16-м веке. А - как быстро играть вместе, как соскрести с себя штампы человеческие. Это можно и репетировать быстро, если люди настроены на одну игру.

Татьяна Вольтская: Связь с Академией не рвется, будут приходить новые актеры и режиссеры, а те, которые уже есть, буквально дрожат от нетерпения и жажды действия. И у меня такое впечатление, что единственное, что нужно новому театру ''Мастерская'', это немного удачи.
XS
SM
MD
LG