Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нобелевская премия по экономике: чем важен анализ рынков с разрывами поиска?


Лауреаты Нобелевской премии по экономике

Лауреаты Нобелевской премии по экономике

Ирина Лагунина: Нобелевская премия 2010 года по экономике присуждена двум американским и британскому экономистам – Питеру Даймонду, профессору Массачусетского технологического института в США, Дейлу Мортенсену, профессору Северо-Западного университета в американском штате Иллинойс, а также Кристоферу Писсаридису, уроженцу Кипра, профессору Лондонской школы экономики.
Каков их вклад в современную экономическую науку? Какие именно работы удостоены теперь Нобелевской премии? Об этом – в материале Сергея Сенинского...

Сергей Сенинский: ... В сообщении Нобелевского комитета отмечается, что премия 2010 года по экономике присуждена троим экономистам "за их анализ рынков с разрывами поиска". Речь идет в целом о том, что на большинстве рынков покупатели и продавцы тех или иных товаров и услуг не сразу находят друг друга, не сразу соглашаются на предлагаемые им условия, пытаясь найти лучшие. Эти периоды времени, разные для разных рынков, и называют в целом "разрывами поиска", последствия которых оказывают огромное влияние на экономику в целом.
В одной из первых своих работ по этой тематике (1971 года) Питер Даймонд анализировал процесс ценообразования на рынке, где покупатели ищут лучшие для себя цены, а продавцы устанавливают лучшие – для себя, но – с учетом прогнозируемого поведения покупателей. Почему именно эта работа считается теперь фактически началом пути ее автора к будущей Нобелевской премии? Наш собеседник – научный сотрудник Гуверовского центра Стэнфордского университета в США профессор экономики Михаил Бернштам:

Михаил Бернштам: В результате этой работы возникло экономическое
явление, которое назвали по имени Питера Даймонда - "парадокс Даймонда".
"Парадокс Даймонда" заключается именно в том, что поиск не бесконечен. Люди когда-то останавливаются, возникает некоторая, как говорят экономисты, "цена отсечения" или "заработная плата отсечения". Там, где они останавливаются.
Но если это знают продавцы, то они могут устанавливать цену, как показал Питер Даймонд, которая ничем не отличается от монопольной цены. И поэтому возникают монопольные фактически ситуации - без какого-либо сговора между продавцами, когда цены оказываются неконкурентными, а рынок - неэффективным. Но тогда получается, что весь товар не будет распродан, потому что покупательная способность покупателя ограничена количеством денег, которые он имеет, а цены не будут полностью конкурентными, они будут монопольными.
И даже очень небольшие колебания в результате такого процесса поиска могут привести к огромным количественным эффектам по части того, как организуется рынок, как меняется цена, как меняется количество товаров, какие происходят вторичные эффекты в результате того, что меняется состав товаров?.. И Даймонд показал, насколько сложная ситуация возникает, и что полностью устранить монопольные цены невозможно. В этом и заключается "парадокс Даймонда".
А уже позже другие экономисты - прежде всего, Мортенсен и Писсаридис - перевели это на самый сложный рынок, то есть на рынок труда и заработной платы. И там уже эти эффекты имеют огромное экономическое значение...

Сергей Сенинский: Вслед за "парадоксом Даймонда" в экономической теории появилась "модель Даймонда-Мортенсена-Писсаридиса". И, как отмечает Нобелевский комитет, она чаще других используется сегодня экономистами для анализа процессов, происходящих на рынках труда.
Появление самого этого названия обычно связывают с работой Дейла Мортенсена и Кристофера Писсаридиса, посвященной рынку труда и безработице, которая была опубликована в 1994 году. И основана она была на системе экономического анализа, разработанной ранее Питером Даймондом.

Михаил Бернштам: Я вам скажу, не преувеличивая: это – шедевр!.. Шедевр в том смысле, в каком шедевром является "Мона Лиза". И вот почему.
Это не просто идея, а редкий случай в общественных науках и в
экономике, когда в наших руках оказывается фактически "измерительный инструмент" - типа астролябии или логарифмической линейки, при помощи которого мы можем измерять, что происходит в экономике?
Зависит ли уровень безработицы от исторических колебаний, то есть от циклов деловой активности - рецессия, бум, больший или меньший спрос на труд? Или он зависит от структурных изменений в экономике?
От этого напрямую зависит экономическая политика.
Например, если соотношение количества свободных рабочих мест и безработных ухудшается, мы говорим, что да, происходит сокращение спроса на труд в условиях рецессии и нам надо "поднимать" экономику в целом. Тогда как в других случаях, как это сейчас происходит в Соединенных Штатах и в странах Западной Европы, безработица растет, но при этом количество незанятых рабочих мест довольно велико. И, соответственно, надо заниматься тем, чтобы переучивать людей, менять их профессиональную подготовку, искать возможности трудоустроить людей в других отраслях экономики...
Таким образом, существует "навигационный прибор", который создали Мортенсен и Писсаридис на основе аналитической системы, разработанной Даймондом. Повторяю, это - очень редкий случай в экономической науке. И поэтому такого рода работу можно назвать шедевром...

Сергей Сенинский: На ваш взгляд, можно ли в целом говорить о том, что тот самый "разрыв поиска" на том или ином рынке длиться ровно столько времени, сколько требуется на приведение в некое соответствие цены спроса и предложения - на человеческий труд, товар или услугу? Хотя даже на одном и том же рынке такое равновесие может быть достигнуто в течение какого-то времени в одних случаях, то в других его потребуется гораздо больше? Разве не так?

Михаил Бернштам: Такого рода анализ спроса и поиска на рынке позволяет нам понять, в частности, почему безработица всегда является в условиях рецессии "отстающим" показателем. Экономика уже вышла из рецессии, экономический рост начался, а безработица не только не падает, но даже растет. Это как раз показывает, что темпы изменения на разных рынках - разные. На одни "исправления" уходит больше времени, чем на другие.
Дело в том, что у работников есть, как экономисты это называют, "заработная плата отказа". То есть работник не берет первую попавшуюся работу, особенно в условиях пособия по безработице, а ищет более
высокооплачиваемую, более интересную работу.
Одновременно, что очень важно, и работодатели, которые всегда могут вновь нанять уволенного работника, ждут, не могут ли они найти другого или платить меньше.
Таким образом, "разрушение" рабочих мест происходит гораздо быстрее и гораздо проще, чем создание рабочих мест. Предприниматель не боится уволить работника, он всегда может вновь его взять на работу или нанять другого. Но он не торопится это делать, пока не убедится, что уже пошел экономический рост и предприятие получит выгоду...

Сергей Сенинский: ... В результате и возникают те самые "разрывы поиска", и безработица, тем более – в послекризисных условиях, явно не соответствует текущим темпам восстановления экономики. Но сколь универсальным считается аналитический инструмент, созданный нынешними нобелевскими лауреатами? Например, в нынешних условиях, когда экономический рост в большинстве индустриальных стран мира, хотя и медленно, но возобновляется, а безработица почти не снижается?

Михаил Бернштам: Анализ разницы во времени на разных рынках и для разных участников рынка как раз и дает нам очень тонкий инструмент. Но, конечно, он не отвечает на все вопросы.
Интересно, кстати, что сам Кристофер Писсаридис в интервью, которое он дал уже после объявления о присуждении ему Нобелевской премии, сказал, что, тем не менее, тот высокий уровень безработицы, который сейчас мы наблюдаем в Соединенных Штатах, является для него сюрпризом. Модель этого объяснить не может. По всем предсказаниям, безработица в Соединенных Штатах сейчас должна быть ниже.
Пессимист в такой ситуации скажет, что, мол, модель недостаточно хорошо работает. А оптимист скажет, что наука развивается, что есть возможность для будущего поколения и для будущих ученых уточнить и найти ответы на нерешенные вопросы...

Сергей Сенинский: Премия по экономике – самая молодая из всех нобелевских премий. Их начали присуждать, по завещанию Альфреда Нобеля, в 1901 году за выдающиеся достижения в пяти областях – физика, химия, медицина и психология, литература, а также премию мира.
Премия по экономике была учреждена почти 70 лет спустя Национальным банком Швеции – это премия памяти Альфреда Нобеля. Первые ее лауреаты были названы в 1969 году...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG