Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперты – о назначении московского мэра


Сергей Собянин в пилотской кабине самолета "Сухой" Суперджет-100 на авиасалоне в Ле Бурже, 2009 г.

Сергей Собянин в пилотской кабине самолета "Сухой" Суперджет-100 на авиасалоне в Ле Бурже, 2009 г.

Президент России Дмитрий Медведев решил внести на рассмотрение Московской городской думы кандидатуру вице-премьера Сергея Собянина для наделения полномочиями мэра Москвы. 18 октября Московская городская дума назначит дату своего внеочередного заседания, на котором будет избран мэр.

Ситуацию анализируют эксперт Центра Карнеги Алексей Малашенко и научный руководитель Центра исследований модернизации Дмитрий Травин.

– Чем продиктован, по-вашему, выбор Дмитрия Медведева?

Алексей Малашенко: Я думаю, что, во-первых, это выбор не Дмитрия Медведева, это общий выбор тандема. Вряд ли можно предположить, чтобы были какие-то разногласия между Путиным и Медведевым, это первое. Второе, я бы хотел заметить, что Мосгордума с радостью проголосовала бы за кого угодно, даже за Ксюшу Собчак, ежели она была бы предложена. Но тут возникает вот какой вопрос: чем больше Собянин будет заниматься? Политикой, поскольку Москва – это все-таки особый субъект федерации? Или ему придется погрузиться в хозяйственные дела? Вот это, по-моему, принципиальный вопрос, потому что в данной ситуации очень трудно разделять высокую политику и Москву как субъект федерации, все московские проблемы. Поэтому я вполне могу допустить, что в пару к Собянину будет назначен еще кто-то, кто непосредственно будет заниматься метро, дорогами, асфальтом, Химкинским лесом и всем прочим, потому что я не думаю, чтобы Сергей Собянин настолько был готов во все это влезть.

И последнее: те фигуры, которые маячат за Собяниным – это не только Путин, но это еще и Тимченко, что, по-моему, в данной ситуации очень важно. Поэтому все эти обстоятельства – и политические, и экономические, и возможность кого-то приставить к Собянину, кто занимался бы конкретными хозяйственными вопросами, я думаю, и обусловили то, что именно он, тяжеловес (а он действительно тяжеловес федерального уровня) – встал во главе Москвы.

– Вопрос Дмитрию Травину: а как из Петербурга видится предстоящее назначение Сергея Собянина мэром российской столицы?
Медведев в данном случае, даже если и имел какое-то другое представление о руководстве Москвой, должен был согласиться с выбором своего премьер-министра

Дмитрий Травин: Да, в общем, из Петербурга выглядит это примерно так же. Я думаю, что Собянин в первую очередь назначенец даже не Медведева, а Путина. Это человек, которого подбирал именно Путин, это человек, близкий к Путину. Медведев в данном случае, даже если и имел какое-то другое представление о руководстве Москвой, должен был согласиться с выбором своего премьер-министра. Не думаю, что в Москве что-то серьезное переменится после назначения Собянина, во всяком случае, для москвичей. Как я понимаю, известные питерские назначенцы (Собянин не питерец, но он полностью вошел в эту команду) разруливают финансовые потоки, несколько модифицируют политический механизм руководства. Что же касается того, как будут в Москве решаться проблемы пробок и тому подобное, – вряд ли здесь следует ожидать чего-то нового.

– Вопрос Алексею Малашенко. Некоторые наблюдатели высказывают мнение, что назначение той или иной фигуры – это индикатор того, кто станет следующим президентом России. С этой точки зрения, может ли предложение утвердить Сергея Собянина мэром Москвы говорить о том, кто станет будущим главой государства?

Алексей Малашенко: У меня такое ощущение, что, будучи назначенным, так скажем, политически мэром Москвы, Собянин выходит на финишную прямую. Во всяком случае, из тех людей, которых мы сегодня наблюдаем на самом верху, в силу своего поста, в силу своей карьеры, я бы даже сказал, в силу своего характера, – а характер, как известно, у него довольно непростой, – это тот человек, который может претендовать на самые высокие места, в том числе на те, которые сейчас занимают члены тандема. Это не значит, что будут какие-то противоречия, борьба, спекуляции и так далее, но, видимо, появляется та фигура, которая может быть со временем, конечно, не сразу, но все же соизмерима с теми, кого мы сегодня наблюдаем.

Дмитрий Травин: Редкий случай, когда я бы не совсем согласился с мнением Алексея Малашенко. Подбор Медведева на президентский пост, как показало то время, которое он руководит страной, – это был выбор практически самого слабого из всех близких Путину людей. Человек, который не имеет серьезных связей в элитах, человек, который олицетворяет собой университетского доцента, человек, который, в общем, практически не принял ни одного серьезного, самостоятельного решения за время пребывания на президентском посту. Я не думаю, что Путин еще раз будет экспериментировать подобным образом, скорее он либо сам вернется на президентский пост, что ему позволяет Конституция, либо оставит на нем Медведева. Если, конечно, Путин станет президентом, Собянин может стать при нем премьер-министром, но еще есть масса людей, начиная с Игоря Сечина, которые могут занять этот пост. Но чтобы такой человек, как Собянин, стал президентом, возглавил страну, – думаю, это маловероятно.

– А если рассматривать это именно как индикатор возможного выдвижения Владимира Путина или Дмитрия Медведева президентом, выбор из тандема?

Дмитрий Травин: Это назначение прежде всего путинское. Как мне кажется, Медведев хотел бы какую-то более компромиссную фигуру, чем Собянин, если бы мог ее предложить. И это свидетельствует о том, что, скорее всего, именно Путин будет возвращаться на президентский пост.

– Вот что сказал по поводу предложения Дмитрия Медведева утвердить Сергея Собянина на посту мэра Москвы лидер партии "Яблоко" Сергей Митрохин:

Сергей Митрохин: Я думаю, что эта кандидатура была давно предопределена. Самый статусный человек в списке. Вряд ли бы его захотели поставить в неудобное положение. Кандидатура достаточно спорная, конечно. Прежде всего этот человек не из Москвы, не москвич, человек, который не проходил через выборы в Москве, и он жестко будет зависеть от решений федерального уровня. Для Москвы это может иметь серьезные последствия, в частности, под вопросом будет система социальных гарантий, особенно после президентских выборов этот вопрос может остро встать. С другой стороны, вряд ли у него будет достаточно самостоятельности и решимости, чтобы принять ряд сложнейших, ключевых для города решений – например, пересмотр генерального плана, без чего нельзя ни решить проблему пробок, ни разгрузить Москву от транспортного коллапса. Скорее всего, это будет переходная фигура, потому что я не думаю, что он будет пользоваться популярностью у москвичей.

– Вопрос Алексею Малашенко. Вы согласны с этим мнением, что Сергей Собянин, возможно, переходная фигура?

Алексей Малашенко: Собственно, что такое переходная фигура для Москвы? Это переходная фигура куда и откуда?
Никакой серьезной политической активности от москвичей под любыми лозунгами – протеста или поддержки – по-моему, пока ждать не приходится

– Юрий Лужков занимал пост главы Москвы в течение очень долгого времени, видимо, Сергей Митрохин имеет в виду, что Сергей Собянин будет этот пост занимать гораздо более короткое время.

Алексей Малашенко: А куда он уйдет? Ведь с поста мэра Москвы можно уходить или очень высоко, – сейчас я не имею в виду то, что произошло с Лужковым, – или это будет какой-то провальный пост. Но я все-таки думаю, что это не переходная фигура, это достаточно надолго. А что касается проблем, которые предстоит решать, и позиции москвичей, – собственно говоря, а кто их спрашивал? Что, были какие-то массовые манифестации против Лужкова, за Лужкова, и сейчас они будут против Собянина или за Собянина? Москва после той гиперактивности, которая была в 1990-е годы, устала – это раз. Москва разбогатела – два. Кстати говоря, я думаю, что Москву, не считая пробок и еще чего-то, Лужков устраивал, при всем том, что творилось в городе. И для того, чтобы москвичей серьезно разозлить и вывести на демонстрации, допустим, против того же Собянина, одних пробок мало. Тут уже должно произойти что-то совсем чрезвычайное! Обратите внимание, ни жаркое лето, ни пресловутый трафик особо москвичей не возбудили, и даже сейчас о нынешнем лете, когда действительно многие пострадали, говорят с улыбкой. Поэтому никакой серьезной политической активности от москвичей под любыми лозунгами – протеста или поддержки – по-моему, пока ждать не приходится.

Дмитрий Травин: Я, как человек из Петербурга, привел бы для сравнения такой пример. Вот у нас есть губернатор Валентина Матвиенко. Она, в общем-то, никогда не пользовалась особой поддержкой петербуржцев. Если бы ей пришлось в свое время всерьез конкурировать на настоящих демократических выборах с предыдущим губернатором Владимиром Яковлевым, она бы его не смогла победить. Но, тем не менее, Матвиенко нам поставили, она руководит городом уже много лет. И это не вызывает никаких проблем, никаких серьезных протестов по отношению к ее деятельности, за исключением протестов против строительства газоскреба, да и то, в общем-то, протестуют не так уж много людей. Поэтому в сегодняшней России с ее авторитарным началом если такому городу, как Москва или Петербург, поставили губернатора или мэра, то он и будет управлять. Людей не спросят, и люди не проявят какую-то свою активность.

– А как вы считаете, в обозримом будущем можно ли ожидать, что мэр Москвы или губернатор Петербурга будут избираться, как на этом настаивает теперь уже бывший мэр столицы Юрий Лужков?

Дмитрий Травин: Совершенно однозначно представители нашей реальной власти говорили, что этого в обозримой перспективе не будет. Лужков сегодня ни на что не влияет, так же как представители реальных демократических сил, которые о необходимости выборов говорили уже давно. Поэтому я думаю, что в обозримой перспективе никаких выборов в регионах не будет. Ситуация может измениться, только если в стране произойдет серьезный политический кризис, но тогда вообще много что изменится, не только это. Либо до выборов мы дозреем еще не скоро, на каком-то следующим политическом этапе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG