Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Активистка Юлия Башинова – о деле "химкинских заложников"


Здание Химкинской администрации, подвергшееся нападению антифашистов, в определенном смысле, все еще горит

Здание Химкинской администрации, подвергшееся нападению антифашистов, в определенном смысле, все еще горит

Участники антифашистского движения Алексей Гаскаров и Максим Солопов уже третий месяц находятся в следственном изоляторе. Их обвиняют в организации нападения на здание Химкинской администрации. 15 октября Мособлсуд отменил решение Химкинского городского суда о продлении ареста Алексея Гаскарова, ранее такое же решение было принято в отношении Солопова. Но антифашисты остаются под стражей и ждут нового решения Химкинского суда.

Дело Гаскарова и Солопова приобрело большой резонанс, прошли акции в России и за границей – в Швеции, Дании, Украине, во Франции, был пикет в Нью-Йорке у представительства России при ООН, опубликовано письмо правозащитников и деятелей культуры президенту России в защиту молодых антифашистов, создан сайт для их поддержки. О последних событиях, связанные с именами двух молодых людей в интервью РС рассказывает Юлия Башинова, активистка движения в защиту Гаскарова и Солопова.

– Гаскарова и Солопова называют "химкинскими заложниками". Почему?

– Потому что фактически их не задержали по подозрению в совершении преступления, а взяли в заложники, ведь они известные общественные активисты. И поскольку они всегда заявляли себя как антифашисты, а демонстрация у Химкинской администрации была проведена антифашистами, Алексей и Максим стали легкой добычей. Поэтому мы и называем их заложниками.

– На вашем сайте я видел такую фразу: "Открыта охота на других участников антифашистского движения". Ведь сотни человек после июльских событий оказались под подозрением.
Мы очень благодарны всем, кто принял участие в Днях единых действий – это было очень важно, и я думаю, что в решениях Московского областного суда это сыграло большую роль

– Да, после ареста Алексея и Максима начались массовые репрессии против антифашистов. Видимо, в связи с тем, что не было собрано доказательств причастности Алексея и Максима к каким-то незаконным действиям, антифашистов и анархистов стали отлавливать на концертах, на других мероприятиях, пытать, избивать. Была открыта охота, реально преследовали за убеждения. Если ты антифашист – ты под подозрением. В нескольких случаях люди все-таки решили написать заявление в прокуратуру – они получили медицинские документы, зафиксировали побои и сейчас собираются бороться дальше, но не каждый готов это делать.

– Но сейчас можно говорить о благоприятном повороте дела: Химкинский городской суд обязан повторно рассмотреть вопрос о мере пресечения для Гаскарова до 27 октября, а заседание по делу Солопова назначено на понедельник. Есть ли уверенность, что Алексей и Максим выйдут на свободу до конца месяца? Или нет никаких гарантий?

– К сожалению, гарантий нет никаких. Мы, конечно, очень надеемся, что, поскольку решение о содержании под стражей отменено вышестоящим судом, Химкинский городской суд будет вынужден изменить меру пресечения. Но очень странное, половинчатое решение вынес Московский областной суд, отменив содержание под стражей и одновременно продлив эту меру пресечения до нового суда. Обычно, когда вышестоящим судом принимается решение об изменении меры пресечения, человека освобождают либо в здании суда, где он присутствует, либо из СИЗО, где он находится, пока идет заседание. Очень странно то, что ребята до сих пор находятся за решеткой. Максим 10 дней до нового суда просидит. Неизвестно, сколько просидит Алексей. Все эти дни они могли бы находиться на свободе под подпиской о невыезде, либо под залогом, под домашним арестом.

– Кампания, которую вы ведете в поддержку Гаскарова и Солопова удивительна по размаху проведения и качеству. Были пикеты в разных странах, был сбор подписей, есть очень профессионально сделанный сайт на семи языках, в том числе турецком. Это все делается силами энтузиастов?

– Да, конечно. Нам очень повезло, что у нас нашлось столько единомышленников – международные акции поддержки прошли в 12 странах, в 35 городах. Даже для нас самих это – неожиданный размах. Мы очень благодарны всем, кто принял участие в Днях единых действий – это было очень важно, и я думаю, что в решениях Московского областного суда это сыграло большую роль. Мне кажется, что Московской областной суд, с одной стороны, обратил внимание на общественную реакцию на процесс, а с другой не захотел брать на себя ответственность за химкинских деятелей, и предоставил им самим разгребать то, что они наворотили. Я думаю, что половинчатость решения объясняется именно этим.

– Очередные Дни единых действий в поддержку "химкинских заложников" назначены на ноябрь. К тому времени они, возможно, будут освобождены.

– Мы очень на это надеемся. Но, тем не менее, пока что мы призываем к Дням единых действий с 12 по 15 ноября. И очень надеемся, что они пройдут с не меньшим размахом.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG